Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 марта 2010, источник: АиФ Волгоград, (новости источника)

Старейший археолог области Владислав Мамонтов: «Наши законы не могут защитить исторические памятники»

Археологическим открытиям мешают беззубые законы

Археологическим открытиям мешают беззубые законы

В начале года в Волгограде презентовали уникальную археологическую энциклопедию. В ней сведены воедино результаты исследований нескольких поколений ученых, работавших в регионе на протяжении 150 лет. Рекордсменом по количеству статей, размещенных в энциклопедии, стал старейший археолог области Владислав Мамонтов. Мы попросили его ответить на несколько вопросов.

«АиФ»: – Владислав Иванович, над созданием энциклопедии трудились почти полсотни исследователей. Как получилось, что большая часть статей там написана вами?

Владислав Мамонтов: – Идея этой книги вынашивалась уже давно, но не было человека, который бы мог возглавить эту работу по собиранию материала. Спасибо профессору ВолГУ Анатолию Скрипкину – он взвалил на себя этот тяжёлый труд. Понятно, что моих материалов там много, потому что я самый «древний» археолог области. Я первый получил открытый лист в 1964 году. Это было начало нашей волгоградской археологии.

«АиФ»: – Вы в профессии уже почти полвека. Не было соблазна «покопать» в другом регионе?

ВМ: – Волгоградская область представляет большой археологический интерес. Здесь представлены все культуры каменного, бронзового, раннего железного века. Но не хватает материальной поддержки.  Дайте нам деньги, и мы не перевернём, но аккуратно перекопаем – и не весь мир, а нашу область.  Археологов много, но всё упирается в законы, которые бы охраняли наши инте­ресы.

«АиФ»: – О бульдозерах, пожирающих наше культурное наследие,  приходится слышать то и дело. Не случится ли так, что потенциальные археологи просто откажутся от профессии, потому что раскапывать скоро будет нечего? 

ВМ: – Потребность в археологах всегда есть. Но вот часто некоторые организации пытаются обойти закон об охране памятников. Были случаи, когда мы приезжали посмотреть состояние курганов и видели, что на их месте уже проведена дорога к селу. И таких случаев разрушения курганов очень много. На одном поле были взяты на учёт в 1982 году 17 кур­ганов. После интенсивной пахоты осталось 4–5. Не говоря уже о строительных работах. Чтобы этого безобразия не было, нужны более жесткие законы, защищающие интересы культурного наследия. Сколько лет я в археологии – а ни одного судебного дела, за некоторым исключением, не было. Существует  закон об охране исторических памятников. Но он какой-то беззубый. В Ростове или Саратове, мне кажется, местные законы об охране гораздо строже.

«АиФ»: – Археологический клуб  «Легенда», в котором вы «куете» историков и археологов, существует столько же, ско­лько вы – в профессии. Насколько велик сегодня интерес у молодежи к прошлому?

ВМ: – Интерес к прошлому теряется. Сначала в «Легенде» было до 50 ребят, сейчас 20 – 25. Дети считают, что лучше посидеть в тепле у компьютера, чем ехать куда-то на раскопки. У студентов интерес к археологии в ос­новном романтический – выехать, посидеть, хорошо покушать, покопать, попеть песни под гитару, «клюкнуть» немножечко, пока не видит руководитель. Из них выходят два-три умненьких студента, которые занимаются уже археологией. У нас не учат на археологов, а только знакомят на лекциях с этой интересной наукой. Чтобы получить такую профессию, нужно приложить очень много труда. У меня, например, диплом учителя истории. Это потом я прошел через многие лишения, чтобы заниматься любимым делом. Хотя предлагали читать историю КПСС или историю советского времени. Я отказывался.

«АиФ»: – Вы много лет выезжаете с ребятами  из «Легенды»  на раскопки. Вас в эксплуатации детского труда случайно не обвиняли?

ВМ: – Иногда мы раскапывали ограбленные в прошлом курганы. Их копать трудно – уж очень твёрдая земля. И вот однажды в Новоаннинском районе председатель местного колхоза принёс ребятам целую пачку перчаток. Я говорю: «Зачем? Я приучаю ребят, чтобы у них были грубые руки!» Вот он тогда  даже пытался обвинить меня в эксплуатации детского труда. Через полчаса работ перчатки уже не нужны – руки и так привыкают!