Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 марта 2010, источник: Вести.Ru

Игорь и Консуэло Костолевские: чета пленительного счастья

Актер Игорь Костолевский и его жена-француженка Консуэло живут вместе много лет, но решили первый раз в жизни дать совместное интервью. Уговорить их на этот шаг нам помогли Дмитрий Медведев и Николя Саркози. Президенты торжественно открыли в Париже «Год России во Франции и Франции в России».

С Игорем Костолевским и его женой-француженкой Консуэло мы встретились в Москве на Гоголевском бульваре. Там нас поразило, насколько хорошо Консуэло Костолевская говорит по-русски. Но первым по-французски пророчески впервые заговорил Игорь Матвеевич в фильме «Звезда пленительного счастья». Будущий декабрист Иван Анненков влюбился в приехавшую в Россию француженку Полину Гёбль. После того, как Анненкова в кандалах сошлют на каторгу, она перейдет в православие, сменит имя с французского Полин на Прасковью Егоровну и отправится за своим возлюбленным в Сибирь.

— Иван Анненков с будущей Прасковьей Егоровной познакомились на Пензенской ярмарке. А вы на какой ярмарке познакомились?

— Театр Пушкина.

— При каких обстоятельствах?

— Случайно, конечно. Судьба. Я смотрела французскую пьесу на русском. Там играл Игорь. Я решила, что это замечательная пьеса.

— И замечательный актер?

— И замечательный актер.

— Как у него произношение?

— Идеальное.

— А какой у него получался акцент: парижский, гасконский?

— Не гасконский. Он не мушкетер.

Впрочем, Консуэло кое-чего не знает. Наша съемочная группа приехала в городок Виллер-Котре, на родину Александра Дюма, автора «Трех мушкетеров». При чем тут Россия? Дело в том, что сюда, во Францию, на имя Дюма как-то пришла посылка с кольцом от русского императора Николая I в благодарность за пьесу о русском самодержце. Было у Дюма и такое сочинение. Но писатель ждал большей благодарности и отомстил Николаю тем, что быстренько написал сразу запрещенный царской цензурой роман «Учитель фехтования» о судьбе сгубленного Николаем декабриста Анненкова и его жены-француженки. А она еще в детстве сказала подружкам: «Если я и выйду замуж, то за русского». И это еще одно поразительное совпадение между Анненковыми и Костолевскими.

— Да. Вообще я раньше была актрисой, я всегда думала, что никогда в жизни мой муж не будет актером. Я хотела быть декабристкой. Я сказала маме, что мой муж будет декабристом.

— А вы знали, что Полина Анненкова в свое время сказала, что муж будет только русским?

— Нет, я не знала.

И еще одно совпадение. На одной из семейных фотографий запечатлен один из первых приездов Консуэло на «Мосфильм» в 80-е годы. И в кадр попадает афиша фильма «Звезда пленительного счастья».

— Меня Дуся приняла за жиголо какого-то, она не видела моих картин. Она решила, что я какой-то странный человек, — говорит Игорь Костолевский.

— Это из-за того, наверное, что все падали в обморок, когда вы куда-нибудь входили?

— Я не скажу, что падали ли в обморок. Во всяком случае, она произвела сильное впечатление, люди подходили.

— Первая встреча в ресторане, — добавляет Консуэло.

— Люди — это женщины?

— Все, и мужчины тоже. Я думала, что в ресторане — все его бабы. Ну ничего, все будет вкусно. Это, думаю, будет первый и последний раз.

Вместе они живут уже 12 лет. Хотя знакомству Консуэло-Дуси с Россией, а Игоря Матвеевича с Францией много больше. Впервые во Францию Игорь Костолевский попал на съемках фильма «Тегеран-43». Сегодня он вспоминает, что в первый совместный ужин решил поразить сознание Консуэло тем, что сыграл с самим Аленом Делоном. Выяснилось, что и сама Консуэло играла с Делоном, и даже дважды.

Консуэло Костолевская теперь является спецпредставителем во Франции «Российских железных дорог». Именно ее усилиями уже восстановлен железнодорожный маршрут Москва-Париж, а с этого лета будет и Петербург-Ницца. В Россию она влюблена.

— Для меня это очень просто. Когда я в Париже, я живу. Но когда я в России, я расту. Как хозяйка в Москве, я кайфую.

Это она намекает на то, что в Москве, в отличие от Парижа, всегда открыты магазины: нет необъяснимых французских длинных выходных и перерывов.

Но первой идеальной русско-французской парой были Анненковы. Полин Гёбль приехала в Россию не от хорошей жизни. Задолго до того, как Франция приняла наших белоэмигрантов, Россия после французской революции приняла у себя тех французов, которые потеряли точку опоры при Наполеоне. О чем очень хорошо знают и в семье Костолевских.

— Мы две страны, склонные и очень уставшие от революции. Согласитесь вы со мной или нет? Готовы рассуждать на эту тему?

— То, что мы уставшие от революции — это совершенно точно. Вы уставшая от революции, Дуся?

— Наша революция, французская? В моей семье никогда не празднуют 14 июля, потому что наша семья многих потеряла. Революция для нас была геноцидом. Это было ужасно.

— При Марсельезе встаете?

— Я француженка. Конечно! Я уважаю гимн и флаг.

Во Франции в бывшем родовом замке Полин Гёбль (будущей Анненковой) после революции устроили школу. А в главном в городе Шампиньоль католическом храме, где крестили Полин, у католического распятия находится православная икона. Дань памяти Полине, ставшей Прасковьей Егоровной. Своё имя сменила и Консуэло.

— Евдокия Георгиевна Костолевская.

— Почему Евдокия?

— Потому что Консуэло во Франции — достаточно редкое имя.

— Испанское?

— Да. Я хотела взять редкое русское имя. Потом я поняла, что много Дусь — среди собак.

— Извини, я тебя перебью. Просто я тебя как-то начал называть.

— Это правда, Игорь. Но когда отец Дмитрий мне сказал, что нужно выбирать имя, я выбрала Евдокию.

— По-испански ваше имя — это утешение.

— Утоли мои печали, да.

— Вы знали до знакомства?

— Нет, я узнал, когда познакомился. Это, в общем, соответствует.