Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 марта 2010, источник: АиФ Омск

Ветеранов войны сравняли с землёй

Сёстры Инна Шаломенцева и Фёкла Питиримова живут в нашем городе с 1946 года. Их юность прошла в блокадном Ленинграде. Они знают, что такое страх, смерть, потеря близких.

Сёстры Инна Шаломенцева и Фёкла Питиримова живут в нашем городе с 1946 года. Их юность прошла в блокадном Ленинграде. Они знают, что такое страх, смерть, потеря близких.

Всё началось в 2005 году, когда одна из сестёр — Инна Игнатьевна — серьёзно заболела, и учитывая, что вторая — Фёкла Ивановна — на тот момент была практически слепой, ситуация казалась женщинам патовой: детей нет, родня далеко, в Омске обратиться не к кому.

«Помощница»

Узнав о том, что происходит, к сёстрам стала захаживать соседка Валентина Абрамова. Она пообещала, что будет за ними ухаживать, готовить, в случае чего поможет с похоронами, и взамен попросила совсем «немного» — двухкомнатную квартиру, в которой жили старушки. Бабульки подумали и согласились. Родственники из других городов, хоть и навещали их дважды в год, но на квартиру не претендовали, так что особо отчитываться было не перед кем. Госпожа Абрамова очень обрадовалась и буквально через два дня предложила сёстрам подписать бумаги. Они и подписали, пребывая в твёрдой уверенности, что это договор ренты. На самом деле, оказалось, что блокадницы «подмахнули» дарственную на сына соседки.

Потирая руки

Благо, из квартиры новые хозяева их не прогнали. Но помощи не было никакой, и ухаживать за несчастными старушками даже за их деньги(!) Абрамова не согласилась. Так они и перебивались своими силами, пока Инна Игнатьевна не попала в больницу. Три дня её слепая сестра сидела в пустой квартире голодной и не умерла от истощения только благодаря коту, который не выдержал бескормицы и стал царапать старушке ноги, прося еды. Собрав силы, женщина кое-как вышла на площадку и, хватаясь за стенку, нащупала дверь соседней квартиры. Ей открыли, и Фёкла Ивановна почти шёпотом попросила молока для кота.

— Я бы смогла дождаться Инну, — говорит она сегодня, — мы же пережили блокаду, я бы смогла. А вот коту без еды никак. Он у нас 17 лет живёт. Жалко его.

А себя, выходит, не жалко. «Одаренные» «двушкой» на улице Ленина, видимо, рассчитывали, что голодная старушка долго не протянет, и они избавятся хотя бы от одной неудобной «квартирантки», второй-то с диагнозом рак 4 стадии остались считанные дни. После этого случая соседи начали бить тревогу. Елена Стукова, живущая на первом этаже, нашла адвоката, приехала из Екатеринбурга племянница, были составлены заявления в милицию и подан иск в суд.

— Мне все тыкают, что за наследством явилась, — говорит родственница бабушек Ольга Белаш, — а мне их квартира не нужна. Я их и так бы забрала, но тётя Инна нетранспортабельна, а тётя Феня вообще не хочет никуда ехать.

— Конечно, я и не поеду, — отзывается старушка, — у нас тут мама на кладбище. И вообще, Инна мне когда-то жизнь спасла. Я не могу её оставить. Даже после смерти…

До решения суда квартира сестёр находится под арестом, но её новые «хозяева» уверены в успехе дела и на голубом глазу говорят, что сёстры знали, на что шли. Кроме того, они обещают, что как только Инна Игнатьевна умрёт, они заселят в её комнату пятерых узбеков, наверное, чтобы посмотреть, сколько слепая старушка протянет в таких условиях.

P.S.: Когда материал уж был готов к печати, мы узнали, что Инна Игнатьевна скончалась. Редакция просит считать эту публикацию открытым обращением в прокуратуру г. Омска. Защитники прав и свобод граждан просто обязаны встать на сторону слепой блокадницы. Мы же обещаем следить за ситуацией.