Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 марта 2010, источник: Вести.Ru

В Историческом музее открылась необычная выставка Верещагина

«1812 год в картинах Василия Верещагина» — в Государственном Историческом музее открывается выставка художника, солдата, путешественника, который своим идеалом в искусстве считал «правду и простоту», а целью – служение творчеством Отечеству. Картины будут экспонированы, как и задумал Верещагин, при специальном освещении и с музыкальным сопровождением.

Подавленным, бледным, с щетиной – таким Наполеона не хотели видеть даже в России. Тем более — в конце XIX века, когда дипломатическим отношения с Францией были особенно ценны, когда, собственно, художник Верещагин и решил напомнить соотечественникам, как это было на самом деле, в 1812-м. Словно историк, изучая документы, он восстанавливал прошлое не изысканно, но дотошно.

«Когда художник описывал этот сюжет в письмах своей жене, он описал своего героя выражением, которое свойственно было северным губерниям России, — рассказывает куратор экспозиции Наталья Перевезенцева. – Это идиоматическое выражение: “А он — битюнька — стоит и думает”. “Битюнька” – значит, строгий, молчаливый и сердитый».

Битюнька-Наполеон кутается в шубу, битюнька-Наполеон идет пешком по заснеженной дороге, битюнька-Наполеон, сидя в избе со своими генералами, принимает решение отступить, после чего, как следует из сопроводительного текста, написанного художником, «хлопается в обморок». Солдат и путешественник Верещагин писал просто и без прикрас. В его картинах, пользовавшихся бешеным успехом на Западе и умеренным – в России, есть что-то от фотоснимков.

«Мы все время крутимся вокруг раскладушки Наполеона как такого символа, — замечает оформитель экспозиции Андрей Рейнер. — Вот от завоевателя осталась раскладушка. Пришел, положил полмиллиона солдат, а ушел ни с чем и даже раскладушку бросил».

Раскладушка Наполеона в натуральную величину — и на картине. Французские кони — в Успенском соборе. Расстрел поджигателей. Считается, что Верещагин придерживался демократической традиции художественной школы.

Только он, такой странный по тем временам, был убежден: работы надо показывать с шумовым и визуальными эффектами. Сегодня это уже в порядке вещей — расставить между картинами оловянных солдатиков, ордена, эполеты, оружие и даже фикусы, как в мастерской Верещагина, а под потолком — разместить динамики: где пурга завоет, где пули просвистят.

В зале, посвященном пожару Москвы, действительно, тревожная обстановка. Помимо звуковой инсталляции, состоящей из женских криков, звука набата и треска огня, здесь еще и видео-инсталляция. Переливающиеся цвета на стене должны напомнить зрителю всполохи огня.