Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 марта 2010, источник: АиФ Санкт-Петербург

Церковь против музеев?

В городе обостряется противостояние церкви и культуры. На днях некая общественная организация потребовала возвращения Церкви Смольного собора, сотрудник Эрмитажа обратился к Патриарху с просьбой отозвать из ведения музея храм Спаса Неруко­творного в Зимнем дворце

В городе обостряется противостояние церкви и культуры. На днях некая общественная организация потребовала возвращения Церкви Смольного собора, сотрудник Эрмитажа обратился к Патриарху с просьбой отозвать из ведения музея храм Спаса Неруко­творного в Зимнем дворце

В это же время более 40 ведущих деятелей искусств и науки направили предстоятелю Русской Православной Церкви письмо с призывом не забирать ценности из музеев.

Спасли и сохранили
 

Иконы и уникальная церковная утварь появились в музеях задолго до 1917 года. Так, при создании Русского музея две тысячи «предметов культа» было передано из древлехранилища Академии художеств, а туда они попали по решению митрополита (!) из московского Кремля как ветхие. Купец Синицын пожертвовал императору Николаю Второму свою коллекцию икон, 53 из них император подарил Русскому музею. Иконы из большой коллекции купца Плюшкина также попали в музей.

Ну а после революции музеи оказывались зачастую единственным местом, где спасали конфискованные большевиками реликвии. Например, переданная Эрмитажу серебряная рака Александра Невского, вокруг которой разгорелся конфликт, осталась цела только благодаря музею — несмотря на попытки властей отдать шедевр русского искусства в переплавку.

А вот серебряный иконостас Казанского собора, не попавший в музей, постигла эта участь.

В 50-е годы, когда государство вновь начало гонения на церковь, сотрудники Русского музея поехали в экспедиции: за 10 лет только на Северо-Западе собрали более двух тысяч вещей, порой нарываясь на неприятности от местного начальства. Если бы иконы не были спасены, сегодня нечего было бы делить. Несправедливо утверждение, что музеи хранят то, что награблено большевиками. Да и стоит ли возвращаться к лозунгу: «Грабь награбленное?»

Русский музей за 20 лет передал церкви около 200 произведений. Некоторые из них — на временное хранение. Но получить их назад, хотя бы для проверки состояния, не удалось. Могут ли храмы обеспечить надлежащие условия «жизни» реликвий — один из самых острых вопросов.

Богоматерь вернется

Владимир Гусев, директор Русского музея, надеется:

— В сентябре чудотворная Торопецкая икона Божией Матери, переданная на время в подмосковный храм Александра Невского, вернется в музей. Наш сотрудник регулярно ездит и отслеживает ее состояние, которое не вызывает опасений. А храм уже посетили более 30 тысяч человек. Выдачей иконы во временное пользование музей призывает общественность — светскую и церковную — к диалогу. Не надо противостояния! Строятся новые храмы, надо возрождать иконопись, мы готовы представить образцы, а копия по церковным канонам приобретает силу первообраза.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский уверен:

— Религия и культура не противостоят друг другу, а делают общее дело. По большому счету нам нечего делить, надо договариваться. Разорять музеи так же несправедливо, как и церкви. Для Александро-Невской лавры возможно изготовить копию раки, освятить ее. Она будет даже лучше подлинника, потому что при перемещениях были утеряны некоторые фрагменты.

Кстати, Эрмитаж после блокады вернул в Александро-Невскую лавру паникадило Свято-Троицкого собора.
В Петербурге есть примеры совместного использования храмов: службы проходят в Исаакиевском и Сампсониевском соборах-музеях. Возможно, таково будущее и храмов Александро-Невской лавры, которые сейчас принадлежат Музею городской скульптуры.

Колоколом по взяткам?
 

Нашлись люди, которые ловко «пиарят» себя на проблеме. На днях появилось письмо Патриарху одного из сотрудников Эрмитажа (известного обвинением Дэна Брауна в краже у него идеи «Кода да Винчи»).
В письме он просит возвратить верующим Большую церковь Зимнего дворца и прилагает
подписи 400 сотрудников, которые те поставили еще в 1992 году под аналогичным обращением
к Ельцину. В музее поясняют, что планы восстановления храма существуют.

 А недавно некая общественная организация открыла «большой секрет»: в концертно-выставочном зале Смольный собор проводят корпоративы! Активисты тут же решили передать здание церкви: «Если в соборе возобновятся молитвенные служения, то звон колоколов будет мешать чиновникам брать взятки». На сегодняшний день «борьба» помогает активистам постоянно пиарить себе в Интернете.

Директор «Музея четырех соборов» Николай Буров рассказал:

— Мы ведем переговоры с Епархией. Когда церковь твердо заявит, что хочет вернуть собор, мы начнем процесс передачи.

Между тем сам Патриарх Кирилл на днях ясно высказал свою точку зрения на проблему: «Сегодня многие пытаются вбить клин в отношения между культурой, искусством и Церковью вокруг темы возвращения святынь. Но мы сделаем все, чтобы не удалось вбить этот клин».