Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 марта 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Премьера «Летучей мыши» Штрауса в Большом театре

Если это мастер-класс, то ведут его спиной. Михаил Грановский, сидя позади, тренируется — ему дирижировать «Летучей мышью» после того, как Москву покинет Кристоф-Маттиас Мюллер. Швейцарец отвечает за музыку в первой амбициозной постановке оперетты в Большом театре. Он доволен московским ритмом жизни, удовлетворен артистической столовой и поражен российским менталитетом.

Дирижер Кристоф-Маттиас Мюллер говорит: «Иногда русские прямо жаждут, чтобы на них прикрикнули. Это не лень, они как бы замирают в ожидании, говоря: “Ну, покажи, на что ты способен!” И ты проявляешь эмоции, сердишься, объясняешь. А они в ответ — вот. Так-то лучше. И работа снова идет отлично».

«Летучая мышь» Штрауса — это оперетта с оперной репутацией. Больше ста лет, на лучших сценах мира, в Европе есть даже фестиваль «Летучая мышь», куда везут десятки ее трактовок. 26-летний Василий Бархатов, уже четырежды постановщик Мариинского театра и трижды номинант на «Золотую маску», к работе в Большом готовился добросовестно — отсмотрел, как говорит, десятки «Мышей». Впечатлили его немногие.

«Уродство и безвкусица. Если на самом деле сейчас пойти в Венскую оперу смотреть “Летучую мышь”, это будет настолько же отвратительно, сколько в каком-нибудь самом неприглядном провинциальном российском городе», — рассказал режиссер Василий Бархатов.

В оперетте, в отличие, от оперы, поют свободно, стоять столбом не надо, но все же двигаться так много, как пожелал режиссер, непросто оказалось даже самым молодым исполнителям.

Анна Аглатова, солистка Большого театра говорит: «То я сажусь, от я беру мороженое, то я поднимаю юбку, беру микрофон, встала, пошла, задрала ногу, открыла на чемодан, встала на чемодан, открыла второй, встала, поднимаюсь, спрыгиваю, бегу в лодку, а так я должна успеть все это сделать. Ах!»

Это жанровое несоответствие: не легкомысленная оперетта, но историко-философская и социально-политическая сатира. На круизном лайнере плывут холеные, но несчастные герои. Здесь разворачивается вечный великосветский конфликт, отсутствия морали и необходимости соблюдать хороший тон. Наполнить трагизмом внешний шик Бархатов доверил модельеру Игорю Чапурину.

Дизайнер Чапурин Игорь отметил: «Соблюдение такой прозрачности, иронии в каждом шаге. Подарит зрителю потрясающий отдых. Потрясающее ощущение ироничного смотрения на самого себя. Потому что в принципе эти герои, они будут сидеть здесь».

Авторы постановки не скрывают, что на сцене провокация, но в рамках приличий и в окружении символов. Символы эти отнюдь не XIX века.

Среди отсылок к современным реалиям, к примеру, чемоданы Louis Vuitton. Только если в жизни с такими обычно путешествуют состоятельные граждане. То на сцене Большого театра на их фоне просто поют.