Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 марта 2010, источник: Вести.Ru

ВВС №1. Пионеры космоса

50 лет назад их впервые собрали вместе — 20 молодых летчиков ВВС, ПВО и морской авиации. Кроме того, что они должны были быть настоящими асами неба, было и еще несколько условий отбора: возраст до 30, не выше 175 сантиметров ростом и не более 75 килограммов весом. Впереди их ждал полет в неизвестность. И шансов на возвращение было 50 на 50. 12 из них стали настоящими героями — первопроходцами космоса.

Первый снимок первого звездного отряда. Этой уникальной фотографии — ровно 50 лет. Лучшие летчики страны. В марте 1960 года они приступили к секретным тренировкам.

«Мы шли практически в неизведанное, — рассказывает дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Борис Волынов. — Ни один человек на Земле не знал, как нужно готовить человека для полета в космос. В этом мы убедились на себе».

Их отобрали из трех тысяч лучших летчиков ВВС, ПВО и морской авиации. Говорили, для испытания новой сверхсекретной техники. Зачислили в отряд под кодовым названием «1960. ВВС №1». Все как на подбор – возраст до 30, рост — 175 сантиметров, вес – 75 килограммов.

«Первый отбор был самый жесткий, самый суровый, — вспоминает дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт перегрузки Виктор Горбатко. – Запредельные нагрузки, поднимали на высоту 15-14 километров без скафандров, термокамеры, в которых поднимали температуру, сначала — кто сколько высидит, но это было рискованно, так как каждый старался высидеть больше. Потом стали давать термометр в рот».

Первые космонавты, как универсальные солдаты, должны были знать и уметь все: лишь бы на шаг приблизиться к мечте. От них не скрывали: шансов на возвращение не так уж и много. Слишком велик риск.

«Я тоже подписывал, что все в порядке, гарантирую безопасность полета, — продолжает академик РАН Борис Черток. — Но если бы сейчас мне это сказали, отказался бы. Теперь понимаем, насколько велик был риск».

Эксперименты на перегрузки, барокамеры и центрифуги. Виктор Горбатко – космонавт первого отряда помнит все до мелочей. Его история со взлетами и падениями, радостями и разочарованиями – это история почти каждого из первого отряда. И постоянная тревога выпасть из обоймы. «Однажды перед центрифугой у меня вдруг изменился зубец на электрокардиограмме», — вспоминает Виктор Горбатко.

Из-за этого зубца Виктор Горбатко не подошел для первых полетов. Но в отряде остался. Отобрали 6 человек — Варламов, Гагарин, Карташов, Николаев, Попович и Титов. Однако после тренировок на центрифуге врачи отчислили Карташова. Нелепая случайность вывела «из игры» и Варламова. Он неудачно нырнул и повредил позвоночник.

Вместо них к тренировкам приступили Нелюбов и Быковский. Гагарин неизменно шел первым. «Гагарин, действительно, из нас был самый лучший, да мне кажется, он и сейчас самый лучший, — говорит Виктор Горбатко. — Он всегда повторял: “Я слетаю снова, когда слетают все представители первого отряда”. Первым мог полететь и Герман Титов. Но необходимость иметь более сильного космонавта на суточный полет сделала его сначала дублером, а потом и вторым космонавтом. Мысль о том, что он стал вторым, а не первым, жгла его всю жизнь.

“Герман переживал, что он не первый, — рассказывает дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Павел Попович. — Спрашивал: „Ты знаешь, кто первый открыл Америку?“ — Колумб. „А кто был вторым? Вот“.

Они первые проложили дорогу в космос. Испытали то, что многим и не снились. Лишь бы взглянуть на Землю из космоса. Сейчас в отряде российских космонавтов — свыше 100 человек. В ЦПК имени Гагарина готовится к полету экипаж, который отправится на орбиту в начале апреля. Александру Скворцову и Михаилу Корниенко предстоит открыть для себя космос впервые.