Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 марта 2010, источник: Росбалт - Петербург

Игорь Шадхан: Я везучий человек

Известному кинорежиссеру Игорю Шадхану исполнилось 70 лет. В канун юбилея в беседе с корреспондентом «Росбалта» он сказал, что ему очень повезло в жизни, потому что все эти длинные-длинные годы он работал и работал, снимал и снимал. На его счету около 200 фильмов. Его называют то «везунчиком», то «придворным режиссером Путина», то «лучшим документалистом наших дней».

—  Вы любите отмечать дни рождения? Или стараетесь убежать от всяких торжеств?

— Что я невольно делаю, так это разговариваю на тему пройденного пути ни с кем-то, а с самим собой. Что я выношу из такого разговора?  То, что была довольно длинная, длинная, длинная дорога. Что мне здорово повезло, потому что все эти годы я работал, работал, работал. И – снимал, снимал, снимал.  В этом смысле я везучий человек

— Вы сделали себе киноподарок?

—  Специально к юбилею  — ничего. Но недавно закончил фильм, посвященный памяти Анатолия Собчака.  Я хорошо его знал, много снимал, мы много общались. Для меня он  человек достаточно драматической судьбы. Он, безусловно, не вписывался в общую команду Ельцина. И, с моей точки зрения,  несправедливо был как бы не выбран в мэры второй раз. В фильме участвовал Даниил Гранин, который очень точно выразил ту ситуацию, сказав, что бывают коллективные ошибки. Но здесь дело, может быть, не столько в коллективной ошибке, сколько в несовершенстве нашей избирательной системы, где многие оказались купленными и так далее, и так далее. В общем же, слишком много врагов было у этого человека, и я делал фильм о драматической судьбе  личности.

Еще одни из моих последних фильмов называется  «Дело Суворовой». Это рассказ о командире подводной лодки, которая очень давно затонула, а командир с  именем  русского генералиссимуса Суворова спас с 45-метровой глубины 104 человека из 119 и получил 10 лет тюрьмы. Я попытался  описать эту, совершенно не справедливую, с моей точки зрения и с точки зрения спасенных моряков, историю. Главной моей целью было помочь реабилитации этого командира. Но героиней этого фильма стала его жена. Поэтому картина называется «Дело Суворовой». Меня привлекло то, что она из обычной  женщины — жены капитана — превратилась в борца и бойца. На протяжении 20 с лишним лет она борется за реабилитацию своего мужа. Я решил ей помочь в этом. Картина уже была показана на телевидении и имела высокий рейтинг.

— Ваш личный рейтинг поднялся до небес с выходом программы «Контрольная для взрослых», которую смотрела вся страна.
Вы встречаетесь с ее героями?

— У этой программы два автора – Светлана Волошина и Игорь Шадхан. Конечно, я  помню своих героев,  общаюсь с ними. На моем юбилее будут трое из них — Машенька Черных, Юля Голубева и Алеша Караваев. Как сложилась их жизнь? По-разному. Но я не могу сказать, что у кого-то она сложилась сверхудачно.

— А как — обычно?

— Не просто обычно,  а со многими сложностями. Они были советскими детьми, воспитывались в советской системе. А начинать жизнь пришлось уже в других условиях. Перестройка и эти 20 лет их очень здорово поломали. Не всем удалось достигнуть того, о чем они мечтали. Но, в принципе, они все ничего… Юля Голубева имеет свое швейное предприятие. Если вы помните,  у нее мама была такая очень строгая, любила дом, вещи. Мы даже немного подтрунивали над ней в передаче. Но девочку она вырастила очень самостоятельную, не растерявшуюся. Алеша Караваев —  золотой медалист,  которого я очень любил,  — тоже работает, но мне, в общем, обидно, он был достоин большего. Машенька Черных — просто мама, у нее близнецы, она замужем за очень талантливым парнем, который пишет пьесы. У нее, как мне кажется, все в порядке. А вообще, все они еще совсем молодые люди, у них многое еще может измениться. Мы — я через них, а они через меня — пересеклись очень здорово, и это не забывается…

— Почему «Контрольная для взрослых» была так популярна,  и  следите ли Вы сегодня за жизнью школы?

— Не просто слежу, а живу ею. Ведь у меня младшим детям 11 и 14 лет. Да, конечно, школа меняется кардинально, как и все в жизни. Современные школьники владеют информацией,  много знают разного, может быть, чего и не нужно знать. У них есть Интернет, они все в компьютерах. С ними, может быть, все сложнее и сложнее разговаривать. У них много разных моделей и примеров. Они, конечно, очень плохо в этом ориентируются, но с ними интересно, если вы — взрослый человек — не корчите из себя всезнайку и не утверждаете, что непременно умнее их. Это то же самое, что было и в «Контрольной для взрослых». Та программа, с моей точки зрения, была феноменом только в одном: ее героями стали  самые главные люди, которые есть в любом обществе,  — родители и дети. Кто еще может быть главнее? Никто.

На фоне программ, фильмов, передач того ТВ,  где непременно звучали какие-то лозунги и призывы,  вдруг появилась работа, в которой не было никаких идеалов, никто ни к чему не призывал, не было октябрятских хлопов и притопов, галстуков  и так далее. Был только разговор о том, понимаем ли мы своих детей, кто такие наши дети, как их узнать, как с ними говорить.  И это вдруг стало  пользоваться невероятным успехом. И это правильно. Я сегодня знаю очень много людей успешных, богатых, по-своему,  знаменитых. Но, если у них нет порядка с детьми, они несчастны.

— Сериал «Школа» смотрите?

— Посмотрел несколько серий и бросил. Да, это любопытная попытка всмотреться в школу сегодняшнего дня. Все есть. Все — правда.  Но эта правда пахнет неправдой. Потому что все равно не может человек, тем более, молодой, сам с собой не бороться, не чувствовать нравственных пределов, в чем-то не сомневаться. Там слишком такое однолинейное прочтение. На мой взгляд, рейтинг фильма «Школа» падает,  потому что невозможно все время мочить человека в грязь. Невозможно! Мне кажется, есть нормальный человеческий, какой-то  физический аппарат, который не позволяет все время смотреть эту грязь. Старший сын мне говорит, что в школе еще и хуже бывает. Наверно, бывает. Но ведь я знаю и других ребят. Я знаю, что в мире все равно идет борьба за свет, что не просто кто-то борется с человеком,  а человек  борется сам с собой. Для меня всегда это было очень важным. Мне, как режиссеру и драматургу, было бы интересно найти  признаки этой борьбы в героях «Школы». Но, увы…

Надо понимать, что  их сексуальная озабоченность, мания денег, цинизм по отношению к старшим, к тем же учителям и так далее, и так далее – все это породило наше время.

— И Ваше любимое телевидение. Согласны?

— Телевидение сыграло чудовищную роль. Оно просто «опустило» не только молодое поколение, но и всю Россию вообще. Потому что оно посчитало общество умственно больным. А что делают с таким больным? Успокаивают, отвлекают, дают всякие конфетки. Такими «конфетками» стали кормить телезрителей: секс, всякие шоу, «Дом-2», игры в миллионеров. Отвлечь и успокоить, как больных. Но общество перестало этого желать. Оно уже не хочет быть больным. Появилась потребность в темах о культуре, о духовности, интеллекте. Думаю, потихонечку-потихонечку, но телевидение начинает идти по этому пути, давать другие фильмы и программы. Надеюсь, что это так. Иначе – конец.

— Сегодня появилась тенденция сокращения гуманитарных предметов в школах и вузах в пользу технических предметов и инженерных специальностей.  Не повлияет ли это на интеллект  молодежи и всего общества?

— Это очень давний разговор, он возникал еще в 60-70-е годы. Помните, дискуссии о том, кто важнее — физики или лирики?  Так вот сегодня, я считаю,  человек может совершенно замечательно считать и решать задачки, но без влюбленности в стихи, без понимания поэтической строчки, понимания поступков Хаджи-Мурата, Наташи Ростовой или Обломова этот человек не сможет разглядеть мир. По-моему, сегодня главное – стык гуманитарных и точных наук. Именно на этом стыке формируется развитый и одухотворенный человек. Все остальные варианты – это клонирование какое-то.

— Вы плохо относитесь к клонированию?  Вот и Госдума на днях продлила запрет на клонирование.

— И правильно сделала. Клонирование – страшная  вещь.

— В свое время так говорили о генетике, о кибернетике и тоже их запрещали.

— Но это совсем другое дело! И не только по нравственным соображениям. Потому что создать точную копию живого существа невозможно, об этом говорят серьезные ученые.

— А вот Жириновский предлагает клонировать гениев земли русской и себя тоже.

—  И это можно обсуждать? Есть другая проблема, о которой говорят ученые: только 10% людей реализуют свой интеллект и талант. А у остальных 90% это не получается. Почему? Вот чем надо заниматься, потому что гении и просто талантливые люди нужны всем, и наша страна не исключение.

— Академик Бехтерева говорила, что искусственно выращивать гениев можно, но это опасно, прежде всего, для самих гениев, их мозга.

— Я говорю о другом — об условиях, которые надо создать, чтобы могли  реализовать себя остальные 90%, о социальных условиях в стране.

—  Давайте поговорим о человеке, от которого во многом зависит социальная политика страны и которого Вы снимали дважды. Каким Вы его видите сегодня?

— Владимир Владимирович Путин, прежде всего, мой герой, один из нескольких сотен.

— Но, все-таки, особенный?

— Ничего особенного. Но Владимир Владимирович — очень  интересный человек. Я снимал его дважды. Это было для меня очень и очень интересно. Потому что в ту пору – в 1991-1993 годах  — Петербург  находился на грани голода. Одних продуктов оставалось на пять дней, других – на три дня. И я видел, как Путин и Собчак делали все, чтобы спасти город, обеспечить его продуктами. Я видел, как Владимир Владимирович  разговаривал с иностранцами, как он их убеждал, как — единственный — блестяще говорил с ними на немецком языке.  Я видел, извините меня, в каком пальто он ходил и на какой машине ездил. Это была обыкновенная «Волга»,  за рулем которой сидел он сам. Я видел, что на этого, в общем, молодого человека легла грандиозная ответственность, и он готов держать удар.

А мне в то время инкриминировали, что я снимаю фильм о кэгэбэшнике, разведчике и так далее. Да, сотрудник КГБ. Да, был разведчиком. Кстати, в фильме он сам раскрывает себя как разведчика. Ну и что? У меня по жизни был знакомый — наш удивительный советский герой Абель, которому посвящен фильм «Мертвый сезон». Это был совершенно потрясающий человек!

— После диалогов с Путиным Вас называли «придворным режиссером». Это было справедливо?

—  Никакой я не придворный. Потому что никакого холуйства я не проявлял, никого не старался «лизнуть». В советское время я снимал Косыгина,  но никто меня не называл тогда «придворным режиссером»,  потому что после этого меня выгнали с двух работ. Несмотря на то, что я снимал Косыгина. Со всеми своими героями я старался говорить о том, что интересно всем и мне тоже. Так было в разговоре с Путиным, с Шаймиевым. Так будет в предстоящем разговоре с Назарбаевым. Вот и все.

—  Хотели бы Вы снять фильм-разговор с  Дмитрием Медведевым?

—  Понимаете, я не просыпаюсь с желанием снимать фильмы с Путиным или с Медведевым. Так случилось в жизни. Если случится снова, сниму.

—  И о чем бы Вы снова спросили Путина?

— Я бы спросил его о тех проблемах, которые сегодня существуют в государстве и касаются меня тоже. Это, например, проблема нормальной здоровой оппозиции, проблема контроля власти и совершенно распущенного чиновничества, проблема здравоохранения и образования.  Я спросил бы о том,  почему очень медленно двигается общество и развивается страна?  Почему «замерзла» муниципальная власть? Где молодые люди и что происходит с кадровой политикой? Думаю, это интересно не только мне. И пусть бы меня снова называли «придворным режиссером». Мне все равно.

— Что Вам особенно интересно сегодня? 
-  Меня захватила Псковщина. Скоро исполняется 500 лет со времени присоединения Псковского княжества к Московскому. Потрясающий сочный материал: монастыри, церкви, фрески… Я уже ездил снимать там Масленицу. Очень хочется сделать такой фильм.

Беседовала Неонилла Ямпольская

Справка: Игорь Абрамович Шадхан — кинорежиссер-документалист. Родился 14 марта 1940 года в Ленинграде. Прадед по линии матери — барон Штейнер, лесопромышленник и лесовладелец. Дед в 1938 году был выслан в Ирбит, бабушка получила 10 лет лагерей. Отец, Шадхан Абрам Михайлович, — участник Октябрьской революции, коммунист, директор крупного завода, погию в декабре 1941. Мать окончила медицинский техникум, работала рентгенологом.

В 1965 году Игорь Шадхан окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. В 1962-1970 годах — режиссер Воркутинского и Норильского телевидения. Поле возвращения в Ленинград до 1989 года работал на Ленинградском телевидении.

С 1978 по 1994 год — автор цикла телепередач «Контрольная для взрослых», которая в 1981 году получила премию Союза журналистов СССР. В 1989-1993 годах — художественный руководитель 11-го канала Гостелерадиокомпании «Русское видео».

Автор 10-серийного видеофильма «Снег — судьба моя» об истории ГУЛАГа (1991-1992 гг.), автор цикла передач «Россия молодая».

В 1991 году Шадхан взял первое видео-интервью у председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина, которое легло в основу короткометражного документального фильма о Путине («Русское видео», серия «Власть», 1991). В 2001 году снял фильм о Путине «В пути». В 2002 году снял телефильм «Вечерний разговор» (с Путиным), показанный на канале «Россия».

Сегодня Шадхан — художественный руководитель компании «Мастерская Игоря Шадхана».