Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

«А денег ведь нам платят как кот наплакал. Такой вот шоу-бизнес», — пел о трудностях эстрадных исполнителей лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров. В некоторых странах, впрочем, суммы гонораров отходят на второй план. В Узбекистане, например, артистов больше заботит взаимопонимание с чиновниками. Те внимательно отслеживают репертуар, выискивают сцены разврата, следят за подобающим отношением к морально-нравственным устоям. Неугодным грозит запрет на выступления и отлучение от профессии. Последний громкий инцидент в республике — лишение лицензии певицы Шахло Ахмедовой. По мнению специальной комиссии, в ее новом клипе слишком откровенно показаны отношения мужчины и женщины. «Известия» разбирались в причинах пристального внимания узбекских властей к популярной музыке.

«Вы там слишком близки с парнем»

Певица Шахло Ахмедова опубликовала клип на композицию «Летние дожди» 8 ноября. Песня исполняется на русском языке, съемки проходили в Стамбуле. Клип — воспоминания девушки о недавней любви. 24-летняя Шахло и турецкий актер Осман Челик катаются на мотоцикле, обнимаются на набережной Босфора, катаются в открытом море на теплоходе. По меркам современного шоу-бизнеса ролик можно назвать целомудренным — нет ни безудержных поцелуев, ни оголения исполнительницы.

Но даже такое творчество шокировало узбекских чиновников. Через пять дней после публикации видео государственное учреждение «Узбекконцерт» аннулировало лицензию Ахмедовой и запретило ей осуществлять концертную деятельность. По мнению членов художественного совета, в клипе слишком откровенно показаны отношения между парнем и девушкой. «Они не соответствуют национальному менталитету, общенародным ценностям и восточной морали. Видео снято абсолютно вульгарно», — подчеркнули в ведомстве.

Вторая претензия — песня размещена в соцсетях и на YouTube самовольно. В июле в Узбекистане артистам было запрещено выкладывать видеоклипы без согласования с госорганами. Каждый исполнитель обязан получить разрешение художественного совета при «Узбекконцерте», а Ахмедова этого не сделала.

За неделю после публикации «Летние дожди» на YouTube посмотрели более 200 тыс. человек. На видеохостинге комментарии к публикации отключены, а вот в Instagram певицы разгорелась жаркая дискуссия. «Я так понял, они лишают лицензии тех, у кого получается хорошо петь и снимать красивые клипы», — рассудил один из подписчиков. «У меня шок от этого клипа. Вы там слишком близки с парнем и открытая одежда… Это и лишило вас лицензии. Вы должны учесть менталитет и культурно-религиозную особенность нашего народа. У нас никогда не будет то, что “хочу”. Будет то, что “положено”», — написал другой комментатор.

Хлопок и открытые плечи

Шахло Ахмедова — не единственная жертва борцов за нравственность. В 2017 году в бесстыдстве обвинили певицу Азизу Ниязметову. Поводом для разбирательств стала фотография, которую она разместила в социальной сети. На снимке Азиза предстает в платье без рукавов и с цветами в руках. «В подписи я пожелала всем получать такие цветы. Я сфотографировалась дома, букет мне подарил муж. В “Узбекконцерте” меня несправедливо обвинили в том, что одета я бесстыже», — рассказала Ниязметова.

Азиза Ниязметова | Источник: RFE / RL

В 2016 году лицензии лишили певицу Тамилу (настоящее имя — Эсмеральда Рахматова). Скандал вызвали видеоролики, выложенные неким анонимом в соцсетях. В кадре мужчина, лица которого не видно, спрашивает Тамилу, чем она занималась до эстрадной карьеры.

В ответ девушка поднимается с места и снимает с себя брюки. На другом ролике обнаженная молодая женщина идет по улице. Поведение исполнительницы широко обсуждалось в Узбекистане. Ей пришлось удалить свой аккаунт в Instagram. Позже СМИ сообщили о переезде Тамилы в Казахстан.

Проблемы у узбекских артистов возникают не только из-за «разврата». В июне 2018 года четверо исполнителей были лишены лицензии из-за того, что отсутствовали на заседании «Узбекконцерта», посвященном роли эстрады в воспитании молодежи. Певца Жасура Умирова наказали за отказ ехать на сбор хлопка. Заслуженная артистка Узбекистана Дилфуза Рахимова, лауреат государственной премии «Нихол» для молодых исполнителей Отабек Муталхужаев, Дилшод Рахмонов, группы «Уммон» и «Манго» лишились лицензий из-за «бессмысленности текстов».

Без разврата и молитвы

Поп-музыка в Узбекистане чрезвычайно популярна. 60% населения страны составляют молодые люди в возрасте до 30 лет. Ни одна узбекская свадьба не проходит без участия шоу-групп. Власти хорошо понимают влияние на людей представителей эстрады и пытаются контролировать их деятельность.

Для выступления на радио, ТВ и даже свадьбах, организации концертов исполнителям необходима лицензия. Выдача документа регламентируется постановлением правительства страны. Соискатель должен сдать до семи различных справок и документов, не только подтверждающих наличие музыкального образования, но и объясняющих характер предлагаемого репертуара. Разрешение выдается сроком на год. Чтобы его получить, необходимо уплатить пошлину 15 млн сум ($18 тыс.).

Артисты обязаны ежеквартально отчитываться перед госорганами о количестве концертов и ежегодно вживую выступать перед худсоветом «Узбекконцерта». Исполнителям законодательно запрещено пропагандировать идеи безнравственности, негативно воздействовать на духовность и оскорблять чувства зрителей.

Эстрадное объединение «Узбекконцерт», по сути, осуществляет цензорские функции: следит за содержанием репертуара, поведением артистов. Попавшие в немилость могут потерять лицензию и работу. Процесс реабилитации длится месяцами, иногда годами.

Интересно, что чуждыми в Узбекистане считают не только западный разврат, но и восточную набожность. В июне 2018 года глава «Узбекконцерта» Одилжон Абдукаххаров отчитал эстрадных певцов за молитвы на видеокамеру, фото с имамами мечетей, демонстративное посещение ифтара (разговения), а также за распространение фото и видео на эту тему в соцсетях:

Ислам не нуждается в пропаганде со стороны артистов.

«Безопасных» тем, получается, не так много. Один из инициаторов уклона в сторону консерватизма на узбекской эстраде — бывший министр культуры и спорта Минхожиддин Хожиматов предлагал свои темы для творчества. «Вместо того чтобы фокусироваться на любви, следует петь о повседневной жизни, происходящих в нашей стране эпохальных событиях и вещах», — говорил он, как будто повторяя кого-то из советских государственных деятелей.