Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 марта 2010, источник: Сибкрай.ru

«Том Сойер»: Детства чистые глазенки

В новосибирском молодежном академическом театре «Глобус» состоялась премьера мюзикла, поставленного по мотивам «детского» романа самого известного американского мизантропа и антихристианина.

19 марта в «Глобусе» состоялась российская премьера музыкального спектакля Виктора Семенова «Том Сойер» по мотивам известного романа Марка Твена. Это третий мюзикл театра после «НЭП»а и “Вестсайдской истории”. Музыкальным руководителем “Тома”, как и предыдущих мюзиклов, является заслуженный деятель искусств России Алексей Людмилин. Режиссером выступила преподаватель Новосибирского государственного театрального института Анна Зиновьева. Авторы сценографии и костюмов – Анастасия Глебова и Владимир Мартиросов. А танцевальные элементы поставил руководитель екатеринбургского “Эксцентрик-балета” Сергей Смирнов.

С книжкой, снискавшей для Марка Твена международное признание, вышел казус: “Приключения Тома Сойера”, изначально, конечно же, НЕ писавшиеся исключительно для детей, прочно заняли свое место на полке детской литературы. Может быть, дело в том, что взрослые редко положительно относятся к критике в свой адрес? Не говоря уж об откровенной сатире. Куда проще поставить на книжку штамп “детская”, как произошло с Хармсом, Уэллсом, Кэрроллом… да и многими другими “детскими” писателями.
Ирония судьбы: Марк Твен относится к тем “рыжим” клоунам, которые с возрастом стали “белыми” (“Мои волосы были огненно-красными, как закатное солнце, сейчас они серые, как тусклый холодный рассвет”. 1899 г.). Жене-католичке, которую Твен, кстати, очень любил, так и не удалось заставить мужа полюбить ее Бога. Бога Твен во всех смыслах переносил с трудом, да и людей жаловал не особенно. Причем, маленьких – в том числе.

Это было давно. Когда Гек Финн еще был Томом Сойером. И когда “оптимист” и “дурак” еще не были синонимами у Марка Твена: “Шестьдесят лет тому назад „оптимист“ и „дурак“ не были синонимами. Вот вам величайший переворот, больший, чем произвели наука и техника” (1905 г.). 

Принято считать, что начинал Твен как юморист, потому что именно этот жанр приносит деньги, а с возрастом, стал самым настоящим сатириком. Мне думается, что сатириком Твен был всегда. Просто с возрастом он перестал маскироваться. Да и зачем маскироваться под юмориста, когда и деньги, и слава, да и вообще все, что нужно для жизни на этой планете уже есть? 

Выросший среди людей, Сэмюэль Клэменс всегда прекрасно осознавал, как именно можно заинтересовать публику. Публика – это всегда дети. И не важно, какого эти дети возраста. А все дети любят истории про детей, которые живут весело, беззаботно, делают что хотят… И этих детей никто за проказы не поставит в угол и не “заругает”. А даже наоборот – наверняка предложат быть президентом США или вовсе купят велосипед! Думается, именно таким образом появился образ Тома Сойера – рожденный на пересечении воспоминаний о собственном детстве и приключенческих книжках. Том – персонаж придуманный, и сладкий, как леденчик. Как раз то, что любят дети.

Гек Финн – фигура уже посложнее. Этот человек постарше, человек наблюдающий. И, по возможности, самостоятельно мыслящий. А детский мир тем и отличается от взрослого, что в этом мире все нанесенные оскорбления бесследно исчезают, недавно умершие – мгновенно забываются. А злодеи – натуральные сказочные злодеи. То есть люди-то не настоящие – в них нет той сложности характера и судьбы, которая мешает по-настоящему взрослому человеку делить мир на “черное” и “белое”.

В детском мире нет большей радости, чем стать президентом или найти сундук с сокровищами. 

Только вот проблема в том, что Геку уже некогда играть. Он, в сущности, человек вполне взрослый. И совершенно самостоятельный. Гораздо более самостоятельный, чем Том. К сожалению, адекватных прототипам героев в спектакле не вышло.
И понятно, что индеец Джо, как олицетворение мирового зла, коим его представляет режиссер Анна Зиновьева, выглядит нелепо только в глазах бывших советских детей. Прочие с удовольствием будут пугаться несчастного индейца, и легко вздохнут, когда тот, наконец, свалится в пропасть. 

А что в смерти мстительного индейца виноват, вообще-то, не мстительный Том Сойер – это уже детали…

Анна Зиновьева строит мир Тома Сойера на манер детских рисунков – всего-то и надо: палка-палка, огуречик – и вот уже по сцене запрыгали “усредненные”, условные жители несуществующего американского города “Санкт-Петербурга”! Прыгают жители бодро, ритмично, энергично. Карандаши яркие, картинка получилась запоминающаяся. Очень видно, что рисует картинку – женщина: центральной темой становится тема взаимоотношений Тома и Бекки. И вытекающая отсюда детская “любовная любовь”. А прыгающие по сцене “детки”, по идее, должны внушать взрослым умиление. Правда, детям, на играющих в детей взрослых, смотреть не очень интересно. Они тоже, как показывает практика, не любят карикатуры на себя. Поэтому, спектакль изобилует “спецэффектами”: остроумно продуманы мистические сцены, волнующаяся река Миссисипи, романтика ночных речных прогулок отражается в искусственных звездах.

С актерскими работами дело обстоит хуже. Почему-то, “взрослые” персонажи спектакля гротескны лишь выборочно: например, губернатор городка – просто воплощение пафоса. А между тем, Марк Твен с особенным сарказмом относился как раз к управляющему классу. К актерским удачам можно отнести роль Дениса Малютина – у него получился отличный твеновский Учитель Доббинс – глуповатый, но, в сущности, добрый человек. Также, отдельной похвалы заслуживают Миссис Сплетни и Мисс Бредни (Юлия Зыбцева и Нина Квасова) – такой “женский” вариант Добчинского и Бобчинского. Что касается вокала, то петь актеры могли бы и лучше. Мюзикл, все-таки.

В целом, спектакль должен понравится в первую очередь взослой аудитории – ведь именно взрослым так приятно вспоминать то беззаботное время, когда деревья были большими, а проблемы – совершенно ничтожными.