Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 марта 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Акира Куросава — самурай с русской душой

23 марта кинематографический мир празднует столетний юбилей японского режиссера Акиры Куросавы. Его называют уникальным явлением в истории мирового кино. Потомок древнего самурайского рода, приоткрывший Западу двери в таинственную Японию, за вдохновением часто обращался к классикам российской литературы.

23 марта кинематографический мир празднует столетний юбилей японского режиссера Акиры Куросавы. Его называют  уникальным явлением в истории мирового кино. Потомок древнего самурайского рода, приоткрывший Западу двери в таинственную Японию, за вдохновением часто обращался к классикам российской литературы. «Мои взгляды и психология похожи на взгляды и психологию героя “Идиота”, — говорил он. – Может быть, поэтому я так люблю Достоевского».

Мастер детали

Акира Куросава родился в предместье Токио в семье офицера, потомка давнего рода самураев. С детства отец учил его боевым искусствам, однако вместо военной карьеры Куросава решил посвятить себя искусству. В семнадцать лет он поступил в школу западного рисования, а через некоторое время, выдержав большой конкурс, был принят помощником режиссера в одну из японских киностудий.

На первых порах в обязанности Куросавы входило написание сценариев. Многие из них так и остались без внимания режиссеров. Свой первый  самостоятельный фильм «Легенда о дзюдо» Куросава смог снять в 33 года. Уже тогда он знал, что посвятит свое творчество одному единственному вопросу: «как человек может найти счастье с другими?». Этот вопрос есть во всех его работах.

Снимая свои фильмы, Куросава всегда стремился к идеальной точности. Он мог неделями и даже месяцами ждать нужной для съемки  погоды. Оператор Федор Добронравов, снимавший вместе с японским режиссером фильм «Дерсу Узала», вспоминает: «Куросава хотел передать нюансы всех четырех времен года… Однажды у него даже прихватило сердце, когда налетевший тайфун оборвал золотую таежную листву накануне съемок задуманной сцены. Помог реквизит “Мосфильма”, из Москвы  прислали  ящики с  осенними гирляндами, и вся группа накручивала их на оголенные деревья.  Куросава навешивал листики вместе со всеми… “.

Для ленты „Ран“ на склонах горы Фудзи был построен настоящий замок, который сразу же после съемок пришлось сжечь. А в одной из сцен „Трона в крови“ по актеру Тосиро Мифуне стреляли с близкого расстояния настоящими стрелами. Безопасность актера гарантировала только ловкость мастеров кюдо, пишет „Газета“.

Японский взгляд на российскую класику

Международная известность пришла к режиссеру после выхода в 1950 году фильма „Расемон“. За эту работу Куросава получил главный приз на Венецианском кинофестивале  и премию Американской Академии Киноискусства „Оскар“ как лучший иностранный фильм года. „Расемон“ впоследствии оказал большое влияние на западный кинематограф. По словам немецкого режиссера Вернера Херцога, эта кинолента „близка к совершенству“.

Другой знаменитой картиной мастера является фильм „Семь самураев“, вышедший в 1954 году. Картина появилась во многом потому, что режиссер хотел попробовать себя в популярном в Японии жанре „дзидайгэки“ (историческом фильме о боевых приключениях самураев). Причем он стремился сделать свой фильм одновременно и глубоким по смыслу, и увлекательным по форме. Старания Куросавы не прошли мимо внимания  критиков. „Семь самураев“ получили Серебряного льва Венецианского фестиваля и были номинированы на множество других наград.

Получив изрядную долю мировой славы, Куросава позволил себе заняться тем, о чем давно мечтал – экранизациями произведений русских и западных писателей:  Достоевского („Идиот“), Шекспира („Трон в крови“ был создан по мотивам „Макбета“) и Горького („На дне“), в которых неизменно переносил действие в Японию.

Первым появился „Идиот“ – фильм, который режиссер называл лучшим в своем творчестве. Действие романа Достоевского он перенес в послевоенную Японию, на остров Хоккайдо. А герои произведения получили японские имена.

К творчеству российского классика у Куросавы всегда было особое отношение. „Книги Достоевского читаю и перечитываю постоянно, – рассказывал режиссер. – Никто, кроме него, не способен так искусно писать о людях, их психологии и судьбе. Благодаря ему я понял жизнь“.

Советский Голливуд

В 1959 году Куросава основал кинокомпанию „Куросава про“. Однако фильмы, снятые им на собственные средства, имели скромный успех в Японии.  Компания Куросавы оказалась на грани банкротства, и режиссер согласился на сотрудничество с Голливудом.

На „фабрике звезд“ японскому режиссеру прижиться не удалось. В 1966-м он должен был поставить фильм „Поезд-беглец“ с американскими актерами, однако с продюсерами сработаться не смог. Вместо глубокого философского фильма ему предлагали снимать сцены с обнаженными женщинами. Между тем, американцы, решив, что у режиссера просто расшатались нервы, отправили его к невропатологам.  В итоге все закончилось расторжением контракта.

Попытка начать все с начала на родине тоже закончилась для режиссера провалом. После того, как его новый фильм  „Додескаден“  („Под стук трамвайных колес“) провалился в прокате, режиссер совершил попытку уйти из жизни так, как делали его предки-самураи. Но его спасли.

Последовал длительный перерыв в работе. Одно время Куросаве  пришлось зарабатывать деньги, снимая рекламу японского виски. А в начале 70-х он совершил еще одну попытку – снять фильм за рубежом. Картину „Дерсу Узала“ Куросава снимал на студии „Мосфильм“ при участии Советского Союза.

Режиссер давно мечтал сделать экранизацию романа Владимира Арсеньева „Дерсу Узала“ о жизни человека в гармонии с природой. C выбором Юрия Соломина на роль самого писателя у Куросавы колебаний не было — после „Адъютанта его превосходительства“ на советском экране трудно было найти более подходящего „аристократа-интеллектуала“. А на роль Дерсу режиссер выбрал никому неизвестного Максима Мунзука из тувинского музыкального театра.

Во время пробы Куросава усадил Мунзука в собственное кресло и просто любовался им. Он и после неизменно называл его своим самым любимым актером в жизни.

Советские операторы рассказывали, что работать с Куросавой было не просто — съемочный день начинался в 7 утра и тянулся 15 часов. Больше всего их шокировало то, что за режиссером всегда ходила его секретарь, которая конспектировала все, что говорил он и мы.

Через почти два года работы картина была удостоена главного приза на МКФ в Москве в 1975 году, а год спустя была признана американской Киноакадемией лучшим иностранным фильмом.

В 1993 году режиссер снял свой последний фильм – „Мададайё“ („Нет еще“). В нем рассказывается история старого профессора-мудреца. За дверями его дома идет война, но он не замечает ее. Профессор и его ученики замечают другое, значительно более важное: первые почки на деревьях, летнюю жару, кучи желтых и красных листьев перед их домом, рассыпчастый зимний снег. Название фильма режиссер вырезал из диалога:

— Ты готов перейти в иной мир?

— Нет, еще нет…

Его не стало через пять лет. Выдающийся режиссер скончался в возрасте 88 лет от сердечного приступа.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации РИА Новости и открытых источников