Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 марта 2010, источник: АиФ Омск

Ученица Запашного привезла в Омск жирафа

Главная «звезда» в омском цирке в этом месяце — пятиметровый красавец Багир. Дрессировщица Инна Забелкина, ученица легендарного мастера Запашного, сегодня является единственной в России, кто работает с этим экзотическим животным.

Главная «звезда» в омском цирке в этом месяце — пятиметровый красавец Багир. Дрессировщица Инна Забелкина, ученица легендарного мастера Запашного, сегодня является единственной в России, кто работает с этим экзотическим животным.

Несколько лет назад она предпочла его львам, и с тех пор Багир для неё — питомец, «коллега» и «ребёнок» в одном лице.

Жираф ходит за Инной по омскому манежу по пятам, не сводит с неё взгляда. Точнее, с сумки, закреплённой у неё на поясе. Потому что в сумке лежат сухарики, которые он так любит. В повседневном рационе сухарики для Багира под запретом — только в качестве угощения или поощрения за работу. Обычное его меню — трава люцерна и два ведра в день овощного ассорти.

Рожки в штукатурке

Два года назад Инна перевезла животное в Россию из Германии. В европейских цирках зрителей такой экзотикой уже не удивишь, хотя используют жирафов преимущественно в качестве украшения программы, проводя в финале пару кругов по манежу. Российский цирк во всём мире славится своей уникальной дрессурой, и животное в представлении — такой же полноценный артист, как и дрессировщик.

— Все цирки в Европе частные, они могут позволить себе содержать много экзотических животных для красоты. Мы же в России берём животное и обращаемся с ним, как с единственным ребёнком, почти не дышим рядом, ведь второго такого у нас не будет, — говорит дрессировщица Инна ЗАБЕЛКИНА. — И мы стараемся научить его делать то, что изначально свойственно его природе. Багир выполняет такие трюки, которые характерны для его поведения. Я приветствую в дрессуре только то, что животному удобно. Зрителю неприятно будет смотреть на зверей, которые мучаются, исполняя трюк.

— Инна, большая часть славы в цирке достаётся именно зверю, а не человеку. Не обидно всё время быть «в тени»?

— Король на манеже — это животное. Ради его успеха дрессировщик и работает. А то, что он нравится зрителю, и есть результат наших трудов. Главная сложность дрессуры жирафа в том, что он нескладный. Везде ему скользко, мы постоянно боимся, что он упадёт и что-нибудь себе сломает. В закулисных коридорах он чувствует страх, заглядывает в каждый угол, прежде чем сделать шаг.

— А на каком языке вы ему команды отдаёте?

— То, к чему он привык, мы говорим на немецком, новое — только по-русски. В Германии, где Багир жил до четырёх лет, он ничего не умел делать, у нас же сам выполняет номера.

— Российские цирки вряд ли приспособлены к приёму таких высоких артистов…

— Да, мы немало с ним проехали, но, к сожалению, в нашей стране лишь единичные цирки имеют дополнительные репетиционные манежи, где можно содержать жирафа. Пять часов в день ему нужно гулять, а в цирковых слоновниках высотой 4,7 метра ему тесно. От штукатурки у Багира уже все рожки белые (улыбается). Так что манеж — его основное место пребывания в течение дня. А путешествует он в собственном фургончике — это специальная фура-жирафовоз, где крыша поднимается до 6 метров.

Сынок, ко мне!

— Вы — ученица Мстислава Запашного. Какими принципами мастера руководствуетесь в собственной работе?

— У него жёсткая школа, очень сильная, он добивается повиновения от животных. Твёрдость — главное. Животное надо любить и в то же время нужно, чтобы оно чувствовало в тебе силу, знало, что ты главный и добьешься того, чего хочешь. Как с детьми: иногда ребёнок чувствует слабинку родителей и садится на шею, да ещё и ножки свешивает. В дрессуре нельзя быть размазнёй. В данном искусстве хозяин природы — человек. Каким бы сильным ни был зверь. Животное ведь тоже ловит моменты и начинает «халтурить». Но раз у нас школа, я буду учить, и учить жёстко. А за успехи и похвалю, и покормлю, и побалую.

— А на отношения с людьми этот принцип распространяется?

— Наверное, да, хотя у меня вообще мягкий характер… Когда мой сын был маленьким, я ему иногда по привычке говорила: «Вадим, ко мне!». Он всегда удивлялся: «Что ты со мной как с животным?» Вот они, издержки работы (улыбается).

— Ваши дети тоже «цирковые»?

— Да, и старший, и младший сыновья — оба дрессировщики.

— Насколько я знаю, вы не из цирковой династии. Как вы попали в цирк?

— Я танцевала, а мой бывший супруг был спортсменом, вместе мы сделали акробатическо-танцевальный номер с удавами, предложили его цирку. Так и началось. Потом постепенно на собственную зарплату стали покупать животных: сначала крокодила, потом львёнка. Молодость способствует таким решениям (смеётся). Поскольку муж занимался собаководством, то, когда мы перешли на львов, все команды были «собачьими». Цирковая дрессировка и обычная, конечно, немного отличаются. Но сначала всё равно надо научить основам: «сидеть», «лежать», «рядом». По-другому дисциплину не зафиксировать.

Кстати

Половина всего времени, которое длится шоу, отведена животным, жираф Багир на манеже находится около 15 минут. Как поясняет Роман Гармаш, директор московского цирка шапито «Салют», художественный руководитель программы, таковы законы любой цирковой программы: 40% времени должно быть отведено гимнастам, клоунам акробатам, канатоходцам, остальные 60% — различным животным.

Досье

Инна ЗАБЕЛКИНА, дрессировщица. Родилась в 1964 году в Казани. Окончила Казанское хореографическое училище, позже Пермский институт культуры. Сделала несколько цирковых программ с крокодилами, змеями, в том числе уникальный аттракцион со львами без клетки. В качестве консультанта часто работает за границей. На данный момент единственный в России дрессировщик жирафа.