Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 декабря, источник: РИА Новости

Чума уничтожила первые цивилизации Европы, заявляют ученые

МОСКВА, 6 дек — РИА Новости. Первые города Европы и зачатки европейской цивилизации могли быть уничтожены примерно 5,5 тысячи лет назад первой версией чумной палочки, разносчиками которой были торговцы и рейдеры. Об этом пишут ученые, «воскресившие» этого микроба и опубликовавшие свои выводы в журнале Cell.

Источник: Reuters

«Мы сложили эту историческую головоломку. Первые крупные поселения появляются в Европе примерно шесть тысяч лет назад, а через несколько столетий все они резко исчезают. Как оказалось, примерно в это же время появляется “современная” чума, распространявшаяся “на колесах” первых торговцев того времени», — рассказывает Саймон Расмуссен (Simon Rasmussen) из Копенгагенского университета (Дания).

Могильщик цивилизаций

Человечество пережило несколько масштабных эпидемий с похожими симптомами, которые описываются как «чума». Первой из них стала так называемая чума Юстиниана, вспыхнувшая в Византии и в Средиземноморье в середине 6 века и унесшая жизни свыше 100 миллионов человек. Другим похожим эпизодом была средневековая «черная смерть», уничтожившая около трети жителей Европы в середине 14 века.

В последние несколько лет генетикам удалось извлечь останки ДНК этих бактерий из костей их жертв и доказать, что все они вызывались разными, но похожими штаммами одной и той же бактерии — Yersinia pestis.

Как недавно выяснили генетики, чума сопровождала эволюцию человечества на всем времени его расселения по Европе и Азии в последние десять тысяч лет, периодически исчезая и появляясь.

Подобные открытия заставили ученых задуматься о том, как именно чума распространялась по Старому Свету, где находится ее «родина», были ли крысы ее единственными переносчиками и как часто и где появлялись новые вспышки этой болезни. Часть ответов на эти вопросы уже была получена благодаря находкам в современной Самарской области и Татарстане.

Расмуссен и его коллеги раскрыли историю первых шагов «черной смерти» по Европе, изучая останки древних людей, живших на территории первых городов субконтинента. Самые крупные из них были построены примерно шесть тысяч лет назад в так называемом «Триполье», междуречье Дуная и Днепра, на стыке современной Молдовы, Украины и Румынии.

«Эти мега-поселения были в десятки раз больше, чем любые другие группы людей в то время. Их обитатели жили в очень стесненных условиях, рядом с животными, пищей и нечистотами в условиях тотальной антисанитарии. Это как раз то, что нужно для появления чумы и других новых болезней», — продолжает ученый.

Историков, как отмечает Расмуссен, давно интересовало то, почему все эти «мегаполисы» каменного века, в которых жило по 10−20 тысяч человек, были практически одновременно заброшены и забыты всего через 300−500 лет после их основания.

Ответ на эту загадку палеогенетики обнаружили в массовой могиле древних скандинавов, современников трипольской культуры, живших в крупном селении в окрестностях современного шведского города Фальчёпинг примерно 5100 лет назад.

Генетика коллапса

Зубы одного из этих усопших, принадлежавшие 20-летней девушке, хранили в себе обрывки ДНК чумной палочки. Это автоматически сделало ее самым древним образцом чумы на сегодняшний день, что сразу привлекло внимание ученых. Позже они нашли следы чумы в других костях из этого могильника.

Восстановив геном бактерии, Расмуссен и его коллеги сравнили его с ДНК современной Yersinia pestis, возбудителя «черной смерти» и других древних микробов. Оказалось, что шведская чумная палочка была близким родственником предка всех этих версий болезни, что делает ее фактической «праматерью» всех последующих эпидемий.

С другой стороны, она обладала множеством новых мутаций, не характерных для предположительного «предка чумы» из Самары и других древних версий этого микроба, существовавших примерно в то же время.

Это, как отмечает ученый, крайне важно и интересно с точки зрения истории эволюции чумы — одновременное близкое родство и большое число мутаций означает, что микроб активно распространялся между разными популяциями его жертв и быстро эволюционировал.

По словам Расмуссена и его коллег, в то время существовало сразу несколько версий чумы, поражавших разные поселения древних трипольцев и прочих народов Европы. Их предки, как показывает анализ ДНК чумы из Швеции, разделились примерно 5700 лет назад.

Время их появления, по его словам, совсем не случайно. Его совпадение со временем исчезновения крупных городов в Триполье говорит о том, что чума возникла в крупных поселениях людей, а не просто была занесена из Азии вместе с первыми индоевропейскими племенами, захватившими Европу на излете каменного века.

Так как в это время крупные «переселения народов» не происходили, ее разносчиками, по мнению Расмуссена, были торговцы и различные военизированные группировки, обладавшие повозками и способные перевозить большие запасы товаров или награбленной добычи на новые «рынки сбыта».

Подобный сценарий, как объясняет генетик, позволяет разрешить сразу несколько исторических загадок, помимо исчезновения этих городов. К примеру, появление чумы и ее распространение по крупным селениям первых народов Европы объясняет то, почему эти народы бесследно исчезли, не оставив следов в ДНК современных жителей субконтинента.

Открытие других образцов «ископаемой» чумной палочки как надеются ученые, поможет раскрыть пути миграции чумы и выяснить, как она двигалась в сторону Азии и почему следующие эпидемии «черной смерти» зарождались на Востоке, а не в западных странах Евразии.

Читайте также: Ученые разгадали тайну «колыбели человечества»

1/15

Добраться туда можно на лодке или пройдя девять километров пешком. Община эта во многом изолирована от остального мира. Источником электроэнергии здесь служат ветряные мельницы. Среди местных жителей - фермеры, разводящие овец и крупный рогатый скот, скрипичный мастер, переводчик с русского и бывший почтальон.

В начале этого года фотограф Эд Голд провел несколько недель среди членов общины, наблюдая за их жизнью и стремясь понять, что привлекло их в эти отдаленные места.

2/15

Лиса, 54 года

Я здесь живу уже 23 года. Мне кажется, мы не так уж оторваны от мира, но сюда действительно трудно добраться, и мне это нравится.

Это вовсе не идеал существования, и часто нас преследует плохая погода — дождь и ветер. От нее никуда не деться, но это и неплохо, потому что понимаешь, в каком мире живешь, и не теряешь связь с природой.

3/15

Лиса, 54 года

Мы тут все не молодеем, средний возраст — от 40 до 65. Среди нас не так много молодых, если не считать детей.

Три дня в неделю я служу почтальоном, у меня контракт с Королевской почтой. Я отвечаю за отправление почты через залив и слежу, чтобы она была доставлена в целости и сохранности.

4/15

Лиса, 54 года

У меня есть катер, на котором я вожу людей через залив, но у многих наших жителей есть свои лодки. Кроме того, есть и общественная лодка.

5/15

Хью, 65 лет

Я приехал сюда в 1975 году. Вырос в Эдинбурге, изучал там математику и физику. Когда я сюда переехал, тут в первые годы не было электричества.

Очевидным решением было использовать ветер. Мы начали устанавливать ветрогенераторы и были одними из первых, кто перешел на возобновляемые источники энергии.

Было время, когда вы впечатывали в Google «wind power» (ветроэнергетика), и появлялась моя страница. Но эти дни давно миновали.

Благодаря интернету у меня появились обширные связи с изобретателями по всему миру, которые до сих пор пользуются моими разработками и учебными пособиями.

6/15

Хью, 65 лет

Я живу здесь, потому что тут очень красиво, и мне нравится жить отключенным от общей электросети. 

Дело тут не в моральном превосходстве, просто это позволяет лучше заботиться об окружающей среде, в которой мы живем.

Меня привлекает то, что мы сами выращиваем овощи и вырабатываем собственную энергию, а не являемся частью огромного механизма.

7/15

Люк, 36 лет

Я вырос на острове Уайт и не покидал его до 17 лет.

После учебы я строил алюминиевые катамараны для обслуживания морских ветрогенераторов и большие лопасти для ветровых турбин. Но мне хотелось создавать что-то для себя.

Мой приятель случайно наткнулся на это место. Он путешествовал по Ирландии и Шотландии и узнал, что Хью строит тут ветрогенераторы.

Он рассказал мне об этом, и мне это очень понравилось.

Мы часто ездили в Шотландию на каникулы, но сюда мы перебрались всего четыре года назад.

8/15

Люк, 36 лет

Наша семья не жалеет о переезде.

Самая большая проблема здесь — отсутствие средней школы. Детям приходится на всю неделю уезжать в Уллапул, так что нам приходится трудно, мы привыкли быть вместе.

Мы хотим, чтобы дети, повзрослев, стали самостоятельными и сами построили тут для себя жилье.

Возможно, они захотят уехать и заниматься чем-то другим, но если у тебя есть своя земля, это уже отличное начало, особенно в юном возрасте.

9/15

Чиза, 28 лет

Тут вам каждый скажет, что он уехал от системы ценностей, которая диктует вам, как жить, загоняет в зависимость от мнения других или по какой-то другой похожей причине.

Они пытаются создать здесь собственный идеальный мир.

Я живу тут по более эгоистичной причине: не люблю, когда меня постоянно оценивают и судят другие люди.

Я прожила здесь уже пять лет. Мы приехали сюда с мужем и сыном, но с тех пор наша семья распалась. Однако все мы по-прежнему живем здесь.

Каждый год я езжу в Россию, оставляя сына с его отцом.

Мне нравится там, потому что я люблю заниматься балетом, мне по душе упорство русских людей и их умение сопротивляться невзгодам.

Русские умеют справляться с любым испытанием.

10/15

Бев, 79 лет

Я раньше жил в деревне на севере Англии и работал в лаборатории одной электронной компании.

Мы с моей супругой Гилл как-то побывали здесь в отпуске, и нам понравилась идея переехать сюда насовсем.

Мне всегда хотелось построить собственный дом, а Гилл поддержала меня, потому что здесь была хорошая начальная школа для наших троих детей.

В те дни добираться сюда было гораздо труднее. У наших лодок не было надежных моторов. У нас тут была одна телефонная будка, и никаких мобильных телефонов.

Когда к нам собирались гости, они нам писали письмо, и мы писали в ответ, чтобы они приехали в назначенный час на пирс, и мы тогда увидим их в бинокль.

11/15

Бев, 79 лет

Когда мы сюда перебрались, я стал почтальоном и проработал так восемь лет. К тому времени я приобрел репутацию скрипичного мастера и отказался от работы на почте.

Многие будущие мастера учатся на специальных курсах, но у меня была семья, маленькие дети, я не мог себе этого позволить.

Поэтому я сам научился делать скрипки по книгам и от других мастеров, посещал выставки и конкурсы.

В 1986 году я получил приз на национальном конкурсе скрипичных мастеров, и это послужило толчком для моей новой карьеры.

Перепись 1871 года указывает, что население здесь превышало тогда 380 человек, и все они говорили только на гэльском языке.

До сих пор здесь много развалин старых домов, в которых когда-то жили большие семьи.

Несколько лет назад нашей начальной школе угрожало закрытие, потому что оставалось всего два ученика, но теперь их семь, а на подходе новые дети.

12/15

Агги, 65 лет

Когда мы прибыли сюда в ноябре 1975 года, мне сразу здесь понравилось, и я почувствовала себя как дома.

В связи с переездом меня пугало лишь то, что я не умела плавать, а у меня были маленькие дети.

Но нам нужно было где-то поселиться, и эти страхи пришлось забыть.

Мне нравится жить здесь, потому что мне нужно знать, откуда берутся электричество и вода, и что делать, если возникают перебои с их подачей.

13/15

Агги, 65 лет

Я считаю, что нам очень повезло, когда здесь появился Хью с его ветрогенераторами, ведь мы тогда полагались на керосиновые лампы.

Сейчас, наверное, мы поставили бы не ветрогенераторы, а солнечные батареи.

Теперь тут все заводят себе стиральные машины. Все, кроме меня. Я последняя тут, кто руками стирает.

14/15

Натали, 37 лет

Я приезжала сюда пять раз, так как мне интересна жизнь таких общин.

Однажды какие-то матросы с Шетландских островов назвали меня бродяжкой, и мне это пришлось по душе.

Кто-то сочинил про меня песню под названием «Странница Натали». Это правда, я постоянно куда-то еду.

Моим родителям было бы легче, если бы я жила обычной жизнью. Они постоянно беспокоятся. Но я не сталкивалась ни с кем, кто стал бы осложнять мне жизнь.

Люди пытаются вовлечь меня в обыденную жизнь, им трудно понять, что мне не нужна постоянная работа, что я не желаю платить связанную с ней цену.

Обычно, если вы соглашаетесь на такую работу, вы становитесь винтиком денежной системы. Я тоже трачу деньги, но это мой выбор.

Что, действительно каждый раз необходимо тратить деньги? Всегда можно сказать «нет». Что мне нужно в жизни по большому счету, кроме возможности дышать?

15/15

Дейл, 47 лет

Я устал работать в офисе, весь день пялиться в экран и ходить в тренажерный зал, чтобы быть в хорошей физической форме.

Я устал от всех этих людей. Каждый день я тратил по 40 минут, чтобы добраться до работы, находившейся в 11 км от дома.

Мы могли переехать куда-то поближе, но я бывал в Шотландии, и мне тут нравилось.

Здесь есть ощущение общинности, чего в других местах не осталось. Все знают друг друга и помогают чем могут.

Это еще и вопрос экологии, потому что тут можно жить за счет альтернативной энергии и не полагаться на уголь или атом.

А когда знаешь, что потребляешь, откуда берутся вода и свет, будешь бережно относиться к окружающей среде.

Раньше я любил поговорить о необходимости беречь природу, а потом приходил домой и включал свой огромный телевизор.

А здесь можно жить настоящей жизнью.