Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Канадец — мастер запечатлеть постиндустриальные пейзажи так, что они выглядят сюрреалистично и пугающе: «нестираемые отметки, которые человечество оставляет на геологическом лице Земли».

Его снимки оставляют, мягко говоря, двойственное ощущение. Обычно он делает их с высокой точки — с вертолета, а то и со спутника. Сначала ты восхищаешься открывшейся картиной, но потом понимаешь — в такой документальности есть нечто зловещее.

Его крупноформатные фотографии — это своего рода эстетизация таких, казалось бы, неэстетичных вещей, как разработка недр, вырубка лесов, промышленные свалки, монументальные горы мусора, пластика, резины, списанное оборудование…

Фотограф показывает это в таких масштабах, что его пейзажи выглядят как кристаллические формы, а деятельность человека с предлагаемой Буртинским точки напоминает ползучую плесень, заразный грибок на теле планеты.

«Большинство пройдет мимо свалки и даже не подумает, что это можно отлично сфотографировать, — сказал однажды Буртинский. — Но в таких местах всегда можно сделать отличный кадр, нужно только поискать».

В одной из его знаменитых серий запечатлены горы старых автомобильных покрышек в Калифорнии. В другой — горы сжигаемой слоновой кости, изъятой у браконьеров. В третьей — чудовищные волнообразные изгибы разрабатываемой человеком каменной породы на одном из крупнейших в мире открытых рудников, где добывают медную руду…

В таком радикально антиидиллическом видении мира есть своеобразная мрачная ирония.

Нобелевский лауреат Пауль Йозеф Крутцен, автор теории ядерной зимы, в 2000 году предложил (вместе с Юджином Штормером) термин «антропоцен» для описания современной геологической эпохи — как эпохи, полностью определяемой деятельностью человека.

В рамках своего нового мультимедийного проекта «Антропоцен» Буртинский за пять лет объездил 20 стран. Он считает, что «мы находимся в шаге от того, чтобы стать виновными в крупнейшем уничтожении окружающей среды (если уже не стали)».

И на его фотографиях это видно необычайно отчетливо: например, в неестественном цвете отходов фосфора в водоемах тех районов, где ведутся разработки фосфатов, нужных в сельском хозяйстве. Как правило, в таких местах уже невозможно восстановить природу после загрязнения.

«Разрешите задать вам вопрос, — написал Буртинский в 2016 году в “Фейсбуке”: — Когда в последний раз вы разговаривали или слышали, или хотя бы подумали о фосфоре?».

Ученые совершенно не умеют рассказывать о таких вещах. А художники как раз способны показать в своих работах всем людям мир как он.
Эдуард Буртинский

В своей новой книге «Антропоцен» он приводит такую оценку: в настоящее время для поддержания «обмена веществ» всего человечества ежегодно требуется 60 миллиардов тонн различных материалов (биомассы, энергоносителей, металлических руд, промышленных и строительных минералов).

Фотографии Буртинского предлагают нам тревожное прозрение: мы уничтожаем планету с пугающей скоростью, и масштабы того, как мы превращаем ее в свалку, просто грандиозны.

Такими снимками, как этот (производство меди в Аризоне, с водоемами, наполненными отходами), Буртинский показывает то, о чем обычно не говорят в мировых СМИ, а если и говорят, то из длинных статей вы не поймете всей срочности решения проблемы. Его фотографии, снятые с высоты, — наглядное напоминание о том, что многие предпочитают игнорировать.

Например, в Нигерии жители бедных сельских районов воруют нефть из нефтепроводов (называя это «отчуждением»), конструируя самодельные нефтеперегонные «заводы», загрязняющие окружающие леса и водоемы ядовитыми отходами.

Сам Буртинский называет себя защитником окружающей среды и посвятил жизнь тому, что свидетельствует о «нестираемых отметках, которые человечество оставляет на геологическом лице нашей планеты».

Другими словами — о шрамах и повреждениях, которые наносит Земле человек во все возрастающей степени своего эгоизма — промышленностью, горными разработками, да и просто своими требованиями к жизни.

Преследуя свои цели, человечество не останавливается ни перед чем — достаточно взглянуть на фото туннеля на руднике российской компании «Уралкалий», где машины вгрызаются в дно древнего моря в 350 метрах от поверхности земли недалеко от города Березники (Пермский край).

Буртинского интересуют не только последние человеческие «достижения». Мраморные карьеры в итальянской Карраре разрабатывались со времен древнего Рима (этот камень использовал для своих скульптур Микеланджело).

Объект «негативной архитектуры» (или, как еще говорят, «отрицательного зодчества») настолько велик, что виден даже из космоса.

Снимки разрастающихся ветряных электростанций (так называемых ветропарков) и солнечных установок, между тем, свидетельствуют, что человечество порой все-таки выбирает разумную дорогу к экологической устойчивости.

Точно так же внушают оптимизм фотографии, которые Буртинский сделал в чилийской пустыне Атакама, где добыча лития сопровождается масштабными очистными мероприятиями — что позволяет надеяться на то, что рано или поздно литиевые батареи заменят в наших автомобилях двигатели внутреннего сгорания.

Очевидно также, что Буртинский дорожит каждым обнаруженным им райским уголком, выжившим в этом мире. Недавно он фотографировал участки нетронутого тропического леса в Британской Колумбии (Канада) и девственные коралловые рифы в Индонезии.

Коралловая стена в Пенге — редкий пример сохранности исчезающих по всей планете коралловых рифов. (Повсеместное обесцвечивание кораллов, в том числе и крупнейшего в мире Большого Барьерного рифа, оказывает значительное негативное влияние на биологическое разнообразие океанов и связано с подъемом температуры мирового океана.).

—.

Выставка Буртинского The Human Signature проходила в Лондоне в октябре-сентябре, а шоу Anthropocene (в сотрудничестве с Дженнифер Бихваль и Николя де Пенсье) продлится до 24 февраля в Галерее искусств Онтарио и Национальной галерее Канады.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.