Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискComboВсе проекты
Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

Необитаемый остров в Карском море был открыт в 1901 году, а позже назван в честь его открывателя — лейтенанта Александра Колчака. В составе Русской полярной экспедиции самых первых лет XX века Колчак совершал настоящие и признанные научные подвиги, исследовал арктические моря и открывал новые земли, а затем вернулся туда в поисках пропавших без вести товарищей, пытавшихся найти загадочную Землю Санникова.

Миф о Земле Санникова

Миф о существовании места, где Арктика становится подобием тропиков из-за выходящих наружу термальных вод, получил известность благодаря научно-фантастическому роману Владимира Обручева «Земля Санникова» (1924) и одноименному отечественному фильму 1973 года. А в XIX — начале XX века полярные исследователи всерьез верили в существование земли Арктиды, которую русский промышленник Яков Санников якобы видел в районе Новосибирских островов, но не смог к ней подойти. Поиски этой земли, которая даже обозначалась на географических картах, значились среди задач Русской полярной экспедиции и стоили жизни ее руководителю. Датой окончания экспедиции условно считается 18 декабря 1902 года, когда остававшаяся на острове Новая Сибирь группа исследователей во главе с зоологом Бирулей двинулась на континент.

Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

Русская полярная экспедиция 1900−1902 годов снаряжалась Императорской Академией наук для исследования Арктики к северу от Новосибирских островов и оценки возможности проходки за одну навигацию великим северным путем из Архангельска во Владивосток.

Специально для экспедиции в Норвегии был куплен трехмачтовый китобойный барк, который отправился в путешествие по Арктике под именем «Заря». Командиром «Зари» был лейтенант Николай Коломейцев, его помощником — лейтенант Федор Матисен.

В группу исследователей под руководством геолога Эдуарда Толля вошли зоолог и фотограф Алексей Бируля, астроном и магнитолог Фридрих Зееберг, врач-бактериолог Герман Вальтер, геолог Константин Воллосович.

В составе группы в качестве гидрографа, картографа, гидролога и магнитолога был также 23-летний Александр Колчак — он совмещал обязанности морского офицера с деятельностью ученого.

В одной упряжке с собаками

21 июня 1900 года «Заря» снялась с якоря в Санкт-Петербурге. На яхту погрузили инструменты для исследований, хронометры и взрывчатые вещества, книги для библиотеки и запас угля высшего качества. Также на борт приняли 60 ездовых собак с двумя каюрами — Петром Стрижевым и Степаном Расторгуевым. В сентябре 1900 года яхта остановилась на зимовку близ архипелага Норденшельда в Таймырской губе и простояла там до августа 1901 года, а участники экспедиции тем временем проводили свои исследования на льду и на суше.

В апреле Колчак и Толль в сопровождении матросов отправились на санях обследовать Таймырский полуостров, проходя в день по 20 км. Люди оказались выносливее собак, и им часто приходилось самим впрягаться в собачьи упряжки и тащить запасы и оборудование. На всем протяжении 500-километрового ледового пути Колчак и Толль вели топографическую съемку местности, чтобы уточнить очертания берегов, описанных предыдущими исследователями.

Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

В полной мере оценить, каково было пройти этот путь и остаться в живых, может только человек, там побывавший. Геолог Геннадий Чарухин работал на архипелаге Норденшельда в 1979 году — ему было поручено провести ревизионное исследование месторождения берилла — одного из самых дорогих минералов:

Я работал там, где в 1900-х годах зимовала шхуна «Заря». Видя остатки лагеря и кое-какие сооружения, я не мог ничего понять, и только по приезде в Ленинград я узнал от библиографа Всесоюзной геологической библиотеки, что опубликованы дневники Толля, которые Колчак вынес из зимовки, — из них все мои знания о той экспедиции.

Об условиях, в которых оказывались исследователи тех мест, Чарухин сказал так: «Вы думаете, это ровная поверхность? Это паковые (многолетние — прим. ТАСС) льды, это торосы, это трещины во льду… надо идти то вверх, то вниз, преодолевая препятствия. Идти по тундре очень тяжело, и если солнца нет, а компас врет — там же жуткие магнитные аномалии, — идешь почти по наитию. А бытовые условия — это палаточка, в которой они все могли спать, — промерзшие, голодные. И вот это подвиг, я считаю. И я не знаю, кто сейчас на такое способен, я говорю без малейшего преувеличения».

После санного похода 1901 года Толль назвал именем Колчака один из открытых ими островов в Таймырском заливе. В 1908 году остров Колчака был нанесен на карту, в 1937-м его переименовали, но в июле 2005-го историческое название острова восстановили.

В честь участников Русской полярной экспедиции было названо еще несколько вновь открытых объектов, в том числе остров Расторгуева, пролив Бирули и другие.

Медвежья знать

Участники экспедиции Толля, оказавшись в неизведанных местах, не чувствовали себя отрезанными от мира и даже находили возможность отправлять письма в Санкт-Петербург, понимая при этом, что идти они могут целый год.

«Многоуважаемый Валентин Львович, пишу вам из таких мест, куда Макар телят не гонял. Вы уже из отчета Э. В. [Толля], вероятно, знаете, что нам не удалось пройти Челюскин мыс; болтались мы, болтались во льдах и, наконец, израсходовав черт знает сколько угля, должны были спешно приткнуться в Таймырском проливе, чтобы не замерзнуть где-либо в открытом море», — писал Бируля осенью 1900 года заведующему орнитологическим отделом Зоологического музея Валентину Бианки.

Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

«Первая наша высадка была в Диксоновской гавани против Енисейской губы. В это время у нас была генеральная охота на белых медведей, которые собрались сюда на летний сезон в таком количестве, как наша знать в Ниццу», — рассказал коллеге Бируля.

В письмах он сообщал о своих наблюдениях за местной фауной, которые могли бы пригодиться его коллегам для научных исследований, но и не упускал возможности покритиковать снаряжение и технику.

«Вообще многие специально полярные приспособления, которые казались хороши в Петербурге на основании теоретических соображений, здесь оказались совсем не так хороши после того, как их испытали на деле», — жаловался зоолог.

Особое недовольство у него вызывали пиронафтовые печи (в качестве топлива в них использовался нефтепродукт пиронафт, распространенный в начале ХХ века — прим. ТАСС), которые, по его словам, «оказались порядочной дрянью», потому что «сжигали массу кислорода, нужного для дыхания, а нагревали очень плохо».

По морю на санях

В августе 1901 года, когда вскрылся лед, «Заря» направилась к острову Беннетта в северной части архипелага Новосибирские острова и попыталась приблизиться к месту, где, по расчетам, могла быть Земля Санникова. Сильный шторм заставил экспедицию отказаться от продвижения к заветным координатам, но одновременно дал ее участникам надежду на успех в дальнейшем: они сочли, что просто не смогли рассмотреть землю из-за непогоды. «Теперь совершенно ясно, что можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее», — записал Толль в своем дневнике.

Выход «Зари» в 1901 году продолжался всего 25 суток, после чего пришлось закончить навигацию. Яхта вошла в Нерпичью бухту у острова Котельный, чтобы встать на зимовку.

Несмотря на успехи экспедиции в обследовании арктического побережья и островов, Толль был недоволен: открыть Землю Санникова так и не удалось. Тогда он решил пойти в санно-байдарочную экспедицию.

Веной 1902 года Русская полярная экспедиция разделилась на три партии. 23 мая 1902 года барон Толль с астрономом Зеебергом и еще несколькими исследователями отправились на трех нартах на север, захватив с собой запас продовольствия чуть больше чем на два месяца. Изначально Толль собирался взять в свой поход Колчака, но потом решил, что нельзя оставить яхту без опытного офицера. Планировалось, что «Заря» подойдет к острову Беннетта два месяца спустя, забрав по пути группу во главе с зоологом Бирулей, отправившуюся на остров Новая Сибирь. Но воссоединиться участникам экспедиции уже не удалось.

Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

Взрывая лед, команда «Зари» вышла в море 1 июля, но тут же яхта была снова затерта льдами. Запасы угля на шхуне истощались, она получила большие повреждения и не смогла двигаться по назначенному маршруту ни за Толлем, ни за Бирулей. Партия Бирули, не дождавшись прихода «Зари», в декабре 1902 года совершила по льду благополучный переход с острова Новая Сибирь на материк, прибыв в Казачье.

Согласно инструкции Толля, данной перед походом, оставшаяся на «Заре» команда должна была организовать отправку уже собранных материалов в Петербург и готовить спасательную экспедицию. В сентябре 1902 года наиболее ценные коллекции и оборудование с «Зари» перегрузили на борт подошедшего на помощь вспомогательного парохода. На нем Колчак, Матисен и оставшиеся участники экспедиции добрались до Якутска и сошли на берег. В начале декабря Колчак прибыл в Санкт-Петербург, где немедленно занялся подготовкой экспедиции для спасения оставшихся в Арктике товарищей.

Наука или жизнь

В 1903 году Колчак обнаружил место стоянки Толля на острове Беннетта, его дневники и последнюю записку:

Отправляемся сегодня на юг. Провизии имеем на 14−20 дней. Все здоровы. 26 октября 1902 года.

Ни одного участника этого похода найти так и не удалось. Тем не менее спасательная экспедиция Колчака, длившаяся семь месяцев, была признана успешной, за нее он получил Константиновскую медаль — высшую награду Русского географического общества.

В известиях Императорского Русского географического общества в начале 1904 года было опубликовано сообщение «О Русской полярной экспедиции барона Толля», основанное на телеграмме от лейтенанта Колчака, которого назвали в записке «первым путешественником, благополучно вернувшимся с этого несчастного острова [Беннетта]».

В сообщении изложены предполагаемые обстоятельства гибели руководителя экспедиции: «Остается только полагать, что Э. В. Толль, выйдя с земли Беннетта, не попал на Ново-Сибирские острова. Всего вероятнее думать, что самоотверженные ученые, ради идеи пошедшие на отдаленный остров, вынуждены были покинуть его во время полярной ночи, в самое неудачное для перехода в таких широтах время, с одной стороны, из-за недостатка провианта, взятого лишь на небольшой срок, с другой — из-за отсутствия зверя и птицы, могших прокормить Толля, Зееберга и их спутников. Решившись оставить остров, они должны были для переезда воспользоваться байдарами и подвергнуться всяким случайностям, которыми во льдах, в особенности во время полярной тьмы, в значительной мере обусловливается тот или другой исход всяких путешествий».

Источник: Алексей Дурасов/ТАСС

Научные результаты Русской полярной экспедиции по тем временам были впечатляющими: исследования в области геологии, метеорологии, океанографии, земного магнетизма, географии, ботаники и зоологии, палеонтологии, этнографии, полярных сияний. Колчак, как гидролог, подготовил исследование о льдах Карского и Восточно-Сибирского морей, представлявшее собой новый шаг в развитии полярной океанографии. Считается, что эта экспедиция положила начало комплексному исследованию арктических морей и побережья.

О главной — так и не достигнутой — цели экспедиции современные ученые говорят с усмешкой: на возможность существования теплой Арктиды в этих широтах ничего не указывает. Но для того, чтобы в этом убедиться, нужно было исследовать этот район, отметил Геннадий Чарухин:

Санников в начале XIX века утверждал, что он видел сам эту землю к северу от Новосибирских островов, но непогода не позволила ему пришвартоваться, отдать якорь, и он вынужден был вернуться. Колчак единственный в то время смог прояснить, что это могли быть за земли. В течение двух сезонов он обследовал те районы в поисках следов барона Толля. Колчак объяснял, что это типа миража — там очень плоские мели, островки, которые можно было принять за большие куски земной коры, грунта.

«Я сам видел мираж в тех краях в районе архипелага Норденшельда, — признался Чарухин. — Я и мои спутники видели огромный белый пароход, но он шел вверх ногами. Мы были поражены. Так что вполне и Санникову могло что-то привидеться».

Екатерина Андреева

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru