Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

В Москве суд отказал бывшему следователю по особо важным делам Генпрокуратуры Игорю Степанову в иске к директору ФСБ России Александру Бортникову и «Российской газете». Господин Бортников в интервью газете заявил, что массовые расстрелы во время Большого террора были «перегибами на местах». Господин Степанов с этим не согласен и доказывал обратное на примере своей семьи. По меньшей мере 20 его родных были репрессированы. Ранее интервью главы ведомства вызвало критику со стороны правозащитников и историков.

В иске, поданном в Савеловский районный суд Москвы, бывший следователь Игорь Степанов требовал опубликовать его мнение о массовых расстрелах в том же объеме и на тех же страницах, которые занимало интервью с директором ФСБ России Александром Бортниковым. Интервью с заголовком «ФСБ расставляет акценты» вышло в декабре 2017 года на первой полосе «Российской газеты» и продолжилось внутри на 4-й и 5-й страницах. Директор ведомства, в частности, заявил, что массовые репрессии 30-х годов прошлого века были результатом «перегибов в работе ОГПУ-НКВД на местах». По мнению Игоря Степанова, если все так и было, то чекисты «перегнули на местах миллионы раз». «Я хотел дать оценку этой попытки Бортникова оправдать органы НКВД и переложить ответственность с государства на конкретных исполнителей», — пояснил «Ъ» господин Степанов.

Напомним, точное количество осужденных в годы советских репрессий неизвестно. Только на 1937−1938 годы приходится более 1,7 млн арестов по политическим статьям.

По подсчетам международного общества «Мемориал», общее число репрессированных, в том числе раскулаченных и насильственно перемещенных, может достигать 12 млн человек, из них не менее 1 млн человек было расстреляно в годы Большого террора. На данный момент исследователи установили имена более 3,1 млн человек, попавших под репрессии.

В суд господин Степанов пришел с доказательствами — документами о своих репрессированных родных. По меньшей мере 20 человек из его семьи (священники, пономари, а также один директор школы) были арестованы, а затем сосланы или расстреляны. Он потребовал от «Российской газеты» или представить доказательства, подтверждающие слова господина Бортникова, или опубликовать опровержение, но получил отказ. Представители редакции пояснили ему, что в интервью приведено личное мнение гражданина Бортникова об определенных аспектах истории России в XX веке. «Не согласившись с этим отказом и полагая, что изложенное в материале объяснение причин репрессий ведет к искажению восприятия реально произошедших событий, я потребовал от «Российской газеты» предоставить возможность высказать иное мнение, но тоже получил отказ», — говорит господин Степанов.

«Заявление господина Бортникова означает, что государство не виновато, что у нас нет жертв политических репрессий, а есть отдельные потерпевшие», — пояснил «Ъ» президент движения «Союз правых сил» Леонид Гозман, выступивший на суде представителем господина Степанова. Он отметил, что никто от ФСБ не явился в суд, а судья Светлана Лысенко отказалась вызывать господина Бортникова в качестве свидетеля. «Представители «Российской газеты» заявляли, что высказанное — это личное мнение интервьюируемого, и апеллировали к статье 29 Конституции (свобода мысли и слова), — рассказал господин Гозман.— А мы говорили, что это не так, что Бортников выступает от лица всего ведомства.

И заголовок «ФСБ расставляет акценты» также подчеркивает, что в статье озвучивается мнение органа, а не конкретного человека. Также нет приписки о том, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции".

Зампред совета научно-просветительского центра «Мемориал», один из ведущих специалистов по истории органов ВЧК-ОГПУ-НКВД Никита Петров, который также выступил в суде в качестве представителя истца, считает, что ответчиками «нарушены права россиян на правду». «В интервью Бортникова была полная ревизия тех взглядов на советские, сталинские репрессии, которые закреплены официальными документами. И конечно, в обществе был негативный отклик на это интервью», — говорит господин Петров. Он напомнил, что после выхода интервью с требованием немедленной отставки господина Бортникова выступил Конгресс интеллигенции. В заявлении, подписанном, в частности, Людмилой Алексеевой, Львом Гудковым, Ириной Прохоровой, Львом Шлосбергом, Светланой Ганнушкиной, Львом Пономаревым, говорится, что директор ФСБ «сделал ряд возмутительных утверждений, дискредитирующих правовые основы нашей страны». Сам господин Петров выступил на страницах «Новой газеты» с критикой заявлений господина Бортникова, в частности его слов о том, что у открытых Московских процессов 1937—1938 годов были основания. Такие заявления идут вразрез с политикой нынешней российской власти, говорит господин Петров.

Судья в иске отказала. «Буду подавать апелляцию», — отметил господин Степанов.

Анастасия Курилова