Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Ценностные установки россиян успели измениться за последние полгода — на смену контрэлитному популизму пришел запрос на равенство всех перед законом, уважение и миролюбивую внешнюю политику. Об этом говорится в исследовании «Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция?», с которым ознакомились «Ведомости». Среди авторов исследования, которое строилось на данных фокус-групп и психологических тестов, проведенных в октябре-ноябре 2018 года, — экономисты Михаил Дмитриев и Сергей Белановский, предсказавшие протесты 2011−2012 годов.

Подобные изменения массового сознания эксперты фиксировали в 2012 году и продлились они меньше года.

Насколько устойчивыми будут изменения сейчас, говорить сложно — они снова могут пройти быстро, а могут и закрепиться, полагают эксперты.

При этом, по их мнению, массовое сознание стало неустойчивым и противоречивым: например, полное отсутствие милитаристской риторики сочетается с беспрецедентным уровнем одобрения армии, которая впервые опередила в этом рейтинге институт президента.

Неожиданные установки

Среди основных ценностей идеальной России респонденты отмечают уважение, свободу, мир, экологию, научный прогресс и развитую промышленность, справедливость, процветающее население. Среди инструментальных ценностей — образование, равенство перед законом, медицину, достойную работу, культуру, изменение менталитета, честные выборы и развитие бизнеса.

Произошло усиление ценностей самовыражения по сравнению с традиционными ценностями выживания, говорят авторы исследования.

Поэтому многие высказывания официальных лиц вызывают острое раздражение тем, что демонстрируют неуважение к людям. Так же интерпретируется и повышение пенсионного возраста — как неуважение из-за кулуарности и внезапности решения, принятого без обсуждения с гражданами.

Прошлое исследование авторы проводили весной 2018 года. Тогда оно показало, что россияне согласны с внешней политикой, но не согласны с внутренней, что они готовы к быстрым и рискованным переменам, а запрос на сильного лидера сменился запросом на справедливость в распределении материальных благ. В исследовании говорилось, что россияне пришли к популизму. Но осенью весенний запрос на справедливое распределение доходов сменился запросом на честность, уважение и равенство всех перед законом (об этом говорит 81% респондентов).

Материальные потребности перестают доминировать, и их могут начать заменять потребности развития, делают вывод авторы исследования.

Одно из ключевых изменений — запрос на миролюбивую внешнюю политику: 58% респондентов сочли текущую международную политику России излишне агрессивной. Из-за шпионских скандалов, войны в Сирии, падающих ракет люди стали считать, что Россия получает репутационные удары, а это не способствует уважительному отношению к ней и не соответствует запросу на мирную политику. При этом у россиян усиливается пессимизм в восприятии будущего страны: 46% опрошенных говорят, что положение в ближайшие пять лет ухудшится, еще 22% считают, что все останется также. Россия через пять лет воспринимается как слабеющая и отстающая в развитии от других стран, а Россия сегодня — как угрожающая страна, где население напугано и не понимает, куда двигаться, говорят участники фокус-групп.

Какие могут быть последствия

Кроме того, усиливается негативизм по отношению к власти в целом и ее верхним эшелонам, а также личная ответственность за происходящее в стране. Все это происходит на фоне ослабления влияния официальных СМИ (около 75% респондентов считают правильным, чтобы журналисты на таких каналах могли критиковать власть) и росте контрэлитных настроений. Это может подтолкнуть людей к политической активности, усиливается и запрос на новых политических лидеров, однако пока политиков, способных вызывать доверие, нет. Такие лидеры должны уважительно относиться к людям, слышать их, быть честными с населением и не использовать двойные стандарты, признавать ошибки и уметь ладить с другими странами.

При этом качества новых лидеров не пересекаются с теми качествами, по которым россияне оценивают Владимира Путина.

В опросах «Левада-центра» главными положительными качествами президента респонденты называют стабильность, уважение, личное обаяние, способность к компромиссу, жесткость и дальновидность. Однако потенциал протестов остается латентным, говорится в исследовании.

Контрэлитный негативизм особенно резко проявляется в настроениях работников бюджетной сферы, поскольку эти люди теснее всех взаимодействуют с государством. Именно бюджетники демонстрируют повышенный уровень социальной напряженности по сравнению с другими социальными группами, отмечают авторы исследования. Причиной недовольства является не материальное положение, а обострившееся восприятие проблем неэффективного управления бюджетными организациями.

Неустойчивость массового сознания может на время стать «новой нормальностью», говорят эксперты. Причинами изменений настроения стало то, что люди теперь больше надеются на себя, у них усилилось критическое мышление — все это распространяется через личные коммуникации. Дальше развитие может быть по трем сценариям: возврат к состоянию «консолидации вокруг флага» в случае обострения международной обстановки, откат к контрэлитному популизму из-за проблем в экономике, либо закрепление нынешних настроений как устойчивых в случае сохранения статус-кво в экономике и внешней политике.

При третьем сценарии, чтобы ослабить рост негативизма со стороны населения, власти нужно менять формат взаимодействия с гражданами — иметь реальную, а не имитационную обратную связь, слушать население при принятии важных решений и проявлять больше уважения.

В международном плане этот сценарий может дать России перспективу опередить развитые страны в активации модернизационных ценностей, которых от нее никто не ждет, и это может быть использовано для улучшения отношений с западом и смягчения санкций.

Изменения настроений россиян можно объяснить тем, что усилилось критическое мышление, поскольку люди стали самостоятельнее в своих действиях, считает соавтор исследования Михаил Дмитриев: «Популистские настроения оказались недолговечными. Сейчас уровень жизни населения выше, чем после кризисных 2014−2016 годов. Сейчас приоритетность материального потребления, которая раньше превалировала, отошла на второй план. Поэтому и возникла нематериальная повестка — свобода, уважение мир. Борьба с бедностью воспринимается как позитивная тема, но социологически она почти никогда не была приоритетом в массовом сознании: справедливое распределение благ и государственные выплаты — да, но речь не шла о том, чтобы отдать все это бедным». Изменения в настроениях связаны с осознанием самих себя как личностей, поэтому люди требуют уважения к себе, говорит Дмитриев. «При контрэлитном популизме неприятие к власти сочетается с установками на перераспределение благ — либо кому-то не дать, либо у кого-то отнять в свою пользу. Сейчас таких установок нет.

Но при этом контрэлитные настроения есть, люди предъявляют претензии к власти не потому, что она не обеспечивает им желательный уровень жизни, людям не нравится, что власть их не уважает и сдерживает их свободы.

Степень критичности восприятия обострился, и население считывает официальные месседжи как обман", — считает эксперт.

Что думают эксперты

Эксперты не согласны с выводами исследования.

Директор «Левада-центра» Лев Гудков считает интерпретацию социологических данных слишком оптимистичной: «Фактические данные, которые они получили, подтверждаются и нашими исследованиями. Так, по нашим данным, 70% респондентов говорят, что от конфронтации надо переходить к нормализации отношений с Западом. Однако интерпретации исследования слишком глобальны и оптимистичны».

Говорить, что это ценностные изменения, произошедшие за полгода, не совсем корректно, потому что ценности устойчивы, они не меняются от сезона к сезону.

Изменение массовых настроений следовало бы интерпретировать по-другому, не через ценности самовыражения, полагает социолог: «Это все посткрымский синдром усталости от мобилизации, в последние месяцы появился рост раздражения — все это дало резкий всплеск недовольства властью».

По мнению Гудкова, надо учитывать двойственность массового сознания: «Эти установки всегда присутствовали, но отходили на второй план. Ответственность и готовность к гражданскому участию всегда были, но это носит декларативный характер, не превращаясь в реальные дела. Это расхождение между «как должно быть» и «как есть». Требования же большей справедливости надо рассматривать как популистские и консервативные установки населения, добавляет социолог: «Большее напряжение по отношению к власти проявляется в провинции, где сильны как раз патерналистские установки, в том числе в распределении благ. Люди считают, что страна богатая, а население — нет. А это популистский лозунг. В России все популистские требования монополизированы властью. Люди как раз обвиняют власти в том, что они отходят от своих популистских обещаний — равного распределения благ, борьбы с коррупцией».

Политолог Николай Петров тоже не во всем согласен с выводами исследования: «Ценностные изменения не могут происходить по щелчку пальца. Мне не очень близка идея, что россияне, если посмотреть на результаты опросов, мало чем отличаются от жителей Восточной Европы». Люди могут отвечать одно на фокус-группах, но исходить из других установок в своих действиях, отмечает эксперт: «Люди могут говорить, что они за выборы, за демократию, против коррупции. Но когда совершают какие-то поступки, исходят из совершенно другой модели. Существуют ценности виртуальные и декларируемые, есть те, из которых люди исходят, и те, за которые они готовы бороться».

Развилка для россиян очень велика. Поэтому я бы воздержался от таких многозначительных выводов, что у нас произошел кардинальный перелом массового сознания, — такого не может быть, ценности так не меняются.

«Авторы попадают в ловушку, противопоставляя контрэлитный популизм и запрос на справедливость в отношении доходов ценностям самовыражения и равенства всех перед законом, хотя в уходящем году в массовом поведении россиян эти ценности выступали вместе, как две стороны одной медали», — считает директор по исследованиям фонда ИСЭПИ Александр Пожалов.

Стремление к самовыражению перед властью осенью 2018 года как раз и проявлялось в контрэлитном поведении, которое власть, реализующая либерально-технократический курс в социально-бюджетной сфере, и либеральные экономисты считают популистским, отмечает эксперт. Понимание справедливости как равенства перед законом означает равенство перед справедливым законом, который будет соответствовать общественному запросу, а не противоречить ему как закон о повышении пенсионного возраста или повышении НДС, говорит Пожалов.

Раньше считалось, что ценности социального популизма продвигает левая оппозиция, а модернизационно-прогрессистская повестка самовыражения и равенства — это ниша для либеральной оппозиции, продолжает эксперт: «Сегодня же главным агентом модернизации является сама власть с риторикой “прорыва”, электоральная ниша для либеральной оппозиции сужается, а для левых и контрэлитных сил — расширяется». По его мнению, элиты бы хотели, чтобы запрос на справедливость в распределении доходов уступил место ценностям вовлечения, тем более что у идеологов экономической политики есть много пока не реализованных мер, основанных на «принципе соучастия», вроде софинансирования россиянами ОМС, расширения механизмов самообложения и другие. Осенью действительно произошли сдвиги в общественных настроениях, что фиксируют социологи, однако пока сложно определить, какой это тренд, говорит Пожалов: «Причина в том, что президентская кампания создала в обществе завышенные ожидания быстрых улучшений, однако первые действия властей после выборов с этими ожиданиями разошлись. Решение о повышении пенсионного возраста было воспринято обществом как односторонний отказ власти от прежнего социального договора, поэтому люди получили сигнал, что им нужно рассчитывать только на себя».