Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 марта 2010, источник: Росбалт

Семейные ценности — на экспорт

Популярная австралийская газета THE AGE разразилась обширной статьей на тему русских невест. Тема вызвала живой отклик и десятки комментариев.

Завязка сюжета проста: известный австралийский писатель и журналист Сэм де Брито якобы получил жизнерадостное послание, приглашающее его посетить замечательный сайт мельбурнского брачного агентства, которое предлагает австралийским мужчинам русских невест – на все возрасты и вкусы. При этом австралийские мужчины считают русскими любых женщин с территории бывшего СССР. Объяснения, что литовцы и латыши — это не русские, местные жители обычно встречают с глубоким недоверием.

Сэм де Брито не отказался от заманчивого предложения и принялся изучать «рынок», чтобы проанализировать добросовестность предложения. Оказалось, что предлагая несколько десятков «русских невест» в возрасте от «почти тинейджер» до «сорок с хвостиком», знатоки местного брачного рынка убедительно доказывают преимущества русских невест перед местными.

Во-первых, русских женщин характеризуют как тяготеющих к семейным ценностям и ставящих эти ценности впереди карьеры. На сайте подчеркивают, что, в отличие от своих сестер из Австралии, Великобритании и США, русские женщины не испорчены тягой к независимости и феминизму.

Во-вторых, убеждают австралийцев, русские женщины с готовностью связывают жизнь с мужчинами более старшего возраста. Соответственно, сорокалетние австралийцы могут смело рассчитывать на невест лет двадцати с небольшим, пятидесятилетние — на тридцатилетних и т.д.

В-третьих, русская женщина — это легко. Потому что в России женщин на десять миллионов больше, чем мужчин, и можно выбрать на свой вкус – миниатюрную брюнетку, пышную блондинку, или наоборот.

В-четвертых, как деликатно указывают авторы рекламы, некоторые мужчины все еще испытывают «предрассудки», не позволяющие им пользоваться более доступным для австралийцев азиатским рынком невест, потому что хотят жениться на белой женщине и иметь белых детей.

Сэм де Брито с негодованием просвещенного носителя современных ценностей раскритиковал такой подход к живым людям. Он пригласил читателей к диалогу, а те восприняли тему с энтузиазмом и щедро поделились опытом и взглядами. Не столько даже на русских женщин, сколько на местных – австралийских.

Читатели, которые действительно видели современных русских женщин, заметили, что они ничуть не менее независимы, чем австралийки или британки. К тому же, очевидно, что женщина, которая готова рискнуть и поехать в чужую страну, обладает сильным характером. Институт брака, отмечает один из комментаторов, всегда зиждился на контракте между двумя людьми, и если сегодня такой контракт легче заключить с женщиной из России, то почему, собственно, нет?

Нашлись комментарии и у родственников одиноких австралийских холостяков, которые не могут найти жену, сохранившую тягу к семейным ценностям. «Возможно, русская девушка – его последняя надежда», — пишет сестра тридцатилетнего австралийского холостяка, которому хочется, чтобы жена сидела дома, варила обед и ухаживала за ним как за кормильцем.

Справедливости ради надо заметить, что такую женщину действительно легче найти в России и ее окрестностях, чем в Австралии. Верно и то, что свободных женщин в России больше, чем здесь. Невероятная смертность российских мужчин, армия, тюрьмы, алкоголизм создают заметный дисбаланс в соотношении свободных мужчин и женщин в России. Факт и то, что российские женщины с готовностью связывают свою жизнь с мужчинами старше их на 20, а то и 30 лет.

Другое дело, что на сайты брачных агентств, как правило, попадают не эти самые – склонные к семейным ценностям, неприхотливые и покладистые россиянки откуда-нибудь из глубинки, а продвинутые особы, намеренные не столько строить семью, сколько выжать из своего западного мужа все, что можно.

Есть, наконец, и еще одно преимущество русских невест, не затронутое деликатным Сэмом де Брито, но прекрасно подмеченное читателями. Русские женщины намного привлекательнее австралиек. Это действительно правда. Прежде всего, австралийки, как и многие другие западные женщины, страдают от избытка веса, причем проблема набирает обороты прямо на глазах. И, если еще недавно это касалось в основном матерей семейств, то сегодня даже австралийские школьницы выглядят, мягко говоря, не субтильно. Герою набоковской «Лолиты» вряд ли удалось бы вдохновиться тут какими-нибудь нимфетками. Кроме того, простота нравов и феминизм тоже делают свое. Женщины по большей части не особенно за собой ухаживают. Есть и симпатичные, изящные, ухоженные австралийки, но их куда меньше, чем симпатичных, изящных, ухоженных русских женщин.

Кстати, как показывает статистика, несмотря на страшный дефицит русских мужчин, они тоже возрастающим потоком выезжают в Австралию. THE AGE приводит такую статистику: в 1999-2000 годах в Австралии было выдано на россиян 64 женских визы и 21 мужская, а в 2003-2004 годах уже 443 женских и 99 мужских. Рост на 700%!

Статистикой за более поздний период журналисты, видимо, не располагают. Зато есть чрезвычайно интересная статистика, связанная с демографической ситуацией в Австралии в целом.

Австралия — страна с самым бурным ростом населения из всех своих азиатских соседей – не говоря уже о Европе. В 2009 году население увеличилось на 451 900 человек. Для страны с населением в 22 млн человек это гигантский рост. В процентном отношении этот рост опережает и Китай, и Индию, и Индонезию. Причем достигается он исключительно за счет иммигрантов, в основном из тех же самых Китая, Индии, Индонезии и других азиатских государств. Наиболее бурно растет население на самом севере страны – в Квинсленде – штате с тропическим климатом, где особенно много населения с азиатскими корнями, и в Западной Австралии, до последнего времени являющейся намного менее развитой, чем освоенный восток страны.

Премьер-министр страны Кевин Радд уже неоднократно высказывал озабоченность складывающейся ситуацией. В результате поток мигрантов был ограничен, более жесткими стали и условия получения гражданства. Если еще недавно достаточно было прожить в стране два года, то теперь, чтобы подать документы на гражданство, надо прожить здесь четыре года.

Тем не менее, ожидается, что к 2050 году в стране будет 35 млн человек. То, что, по-видимому, изменится этнический состав населения, вслух особо не обсуждается. Радд говорит о вызовах для австралийской экономики и инфраструктуры. Приток мигрантов, как правило, малообеспеченных, приводит к тому, что в стране образуется дефицит жилья эконом-класса.

Сейчас разворачивается федеральная программа строительства многоквартирных домов. Но где строить эти дома? Если создавать отдельные кварталы, то получится гетто со всеми прилагающимися проблемами. Поэтому новые дома стараются встраивать в уже сложившиеся сообщества, однако обеспеченные австралийцы, владельцы частных комфортабельных домов, отнюдь не хотят, чтобы к ним «подселяли» мигрантов. В стране уже есть несколько точек конфликтов. Проблема очень напоминает уплотнительную застройку в Москве и Санкт-Петербурге – только стандарты другие.

Надо сказать, что среди 22 млн австралийцев количество экс-советских граждан весьма велико. По приблизительным оценкам – около полумиллиона. Русская речь – обычное дело на сиднейских и мельбурнских улицах. А в последнее время в обычных австралийских супермаркетах стали появляться и «русские продукты». Подчеркнем, не где-то в исторических районах проживания мигрантов, вроде Балаклавы в Мельбурне, а в самых рядовых магазинах вы с удивлением обнаруживаете гречу, шпроты, многочисленные вариации маринованных огурцов, сушки, халву и даже какой-то удивительный продукт – смесь инжира с грецкими орехами – выдаваемый за традиционную русскую сладость.

Австралия – страна, которая не побоялась, в отличие от России, пойти по пути пополнения населения за счет мигрантов. Причем мигрантов, куда более отличных по своей ментальности от «традиционных австралийцев», нежели жители бывшего СССР от россиян. Здесь уверены, что единственный путь в будущее — это путь сосуществования различных этносов и культур, и достойную лепту в Австралию будущего сумеют внести и русские невесты, и китайские студенты, и индийские таксисты, и индонезийские рабочие.

Татьяна Чеснокова