Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 марта 2010, источник: АиФ Омск

Как живётся женскому монастырю в современном мире

Дорога к храму у каждого своя. Кто-то только мнит себя верующим, кто-то приходит в церковь лишь в самые тяжёлые моменты жизни, а для кого-то это путь в один конец, который ведёт к внутреннему покою и пониманию смысла собственной жизни.

У матушки Софии, благочинной Ачаирского крестового монастыря, были свои причины ухода от мирской суеты. Говорить о них бывшая работница торговли и режиссёр массовых мероприятий не любит, да это и не имеет значения…

Вечные устои

— Почему-то бытует такое мнение, что монашки — это древние немощные старушки. А ведь во все времена основной костяк православного монашества составляли достаточно молодые женщины. Обычно — вдовы, вырастившие детей. В дореволюционной России православные свято чтили узы брака и о том, чтобы повторно выйти замуж после смерти супруга, речи не было. Муж даётся Господом один раз и на всю жизнь, и все тяготы и лишения нужно нести вместе. Сегодня понимания этой истины в миру нет, но в монастырях по-прежнему много образованных женщин среднего возраста, пришедших для служения Богу. Правда, не все понимают: чтобы стать послушницей, а затем принять постриг, нужно иметь изрядный запас терпения и твёрдое убеждение в правильности того, что ты делаешь. Нужно быть готовой к смирению, к подчинению существующему укладу. Многие пытаются навязывать своё видение того или иного вопроса, идут на конфронтацию. Не надо. В православии всё чётко. Устои монастырской жизни вырабатывались веками, десятилетиями, и если тебе велят мыть посуду, а ты хочешь читать книгу — иди и читай её дома. Здесь на это практически нет времени. В обители живут и трудятся 16 монахинь. На наших плечах лежит забота о монастырских храмах, территории, подсобном хозяйстве. Помощников мало. Спасибо — паломники о нас не забывают. Многие приезжают в монастырь по нескольку раз в год. А те, кто бывает здесь только в составе экскурсий, судя по всему, думают, что жизнь в обители беззаботна и легка, да ещё и сетуют на то, что мы пытаемся заработать на посетителях. Но ведь никто не принуждает человека жертвовать, мы принимаем любую помощь. 

Яблоневый сад

— Монастырь был основан в конце XIX века, но в 30-е годы XX века от него не осталось и следа. Вместо церквей и часовен — лагерные бараки. Вместо колокольного звона — стоны умирающих заключённых. Страшно даже представить, что им приходилось выносить… Люди питались овсюгом — травой с острыми краями, которая, попадая в желудок, приводила к кровотечениям и язвам. Если конвоиры видели, что после очередного «обеда» кому-то становилось плохо, его грузили на телегу, впрягали в неё быка, выводили животное на дорогу, и оно самостоятельно шло в сторону кладбища. К концу пути страдалец, как правило, умирал. Если нет — его всё равно сваливали в яму, не оставляя шансов на спасение. Многих даже не вывозили. Их останки покоятся на дне рвов, выкопанных прямо на территории лагеря. За 16 лет репрессий здесь погибло около 200 тысяч человек… В память о них мы решили посадить яблоневый сад.

Слава Богу, наступило другое время. В 1991 году Виталий Мещеряков, директор зверосовхоза «Речной», что расположен рядом с посёлком Ачаир, выделил нам 38 гектаров земли для строительства монастыря. (Отец Виталия Дмитриевича был одним из узников лагеря. — Авт.). За несколько лет были отстроены семь храмов, пять часовен, колокольня, кельи, трапезная, помещения для паломников. Монастырь снова обрёл своё лицо. И, словно одобряя возрождение обители, Господь подарил нам чудотворный источник, вода в котором целебна и одинаково тепла и зимой, и летом.

Жизнь — это сон

— Люди сегодня вообще мало чем интересуются. Особенно печально видеть пустые глаза детей. К сожалению, родители не стремятся воспитать в подрастающем поколении любовь к Богу, а вместе с ней всё то хорошее, чем пронизано православие. Россия всё больше уподобляется Западу. Мы гонимся за материальными ценностями, перестали благодарить Господа за возможность жить.

Люди уходят от истинной веры, забывают об истинных ценностях. Иногда спрашиваешь посетителей монастыря: «Кто изображён на иконе?», — указывая на лик Пресвятой Богородицы, и слышишь в ответ: «Дева Мария». Нет в православной вере Девы Марии. Есть заступница земли русской Пречистая Пресвятая Божья Матерь. Мы не обращаемся ко Всевышнему со словами: «Эй, Иисус, помоги мне». Это недопустимо. Господь знает о наших бедах и чаяниях. И роптать, и говорить о том, что он не помогает, не любит детей своих, нельзя. Нужно просто правильно оценивать, что ты делаешь в этой жизни, ведь она лишь короткий отрезок — сон перед пробуждением в жизни вечной. И то, каким будет это пробуждение: в райском саду или в огненной лаве ада, зависит только от тебя самого.