Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 марта 2010, источник: АиФ Волгоград

Олег Алексеев: «Секс-символ – термин медицинский»

Ведущий актёр НЭТа – о соперничестве с Михаилом Ефремовым и мечтах заняться виноделием

27 марта Волгоград вместе со всем прогрессивным человечеством отметил Международный день театра.
Так уж получилось, что долгие годы, говоря «театр», волгоградцы подразумевали НЭТ. А говоря «НЭТ», неизбежно представляли Олега Алексеева, притом что «новый экспериментальный» никогда не страдал отсутствием харизматичных мужчин. Алексееву удалось стать настоящей театральной «звездой» в совсем нетеатральные 90-е, и сейчас он вполне уверенно чувствует себя в новом амплуа на родной сцене.

Хулиган с гуманитарным уклоном

«АиФ»:– А для вас выбор профессии был осознанным или спонтанным?

Олег Алексеев – Я понятия не имел о существовании театрального училища в городе Горьком, где жил тогда. Меня мама туда за руку привела. Потому что я играл на фортепьяно, читал стихи на школьных вечерах, пел хорошо. Я не был примерным мальчиком. Скорее хулиган, но с гуманитарным уклоном. Гитара, стихи: Рождественский, Вознесенский… Я вообще много читал, дома была шикарная библиотека. Отец мой был начальником медсанчасти следственного изолятора. Всю жизнь проработал в системе МВД. Мать – инженер на авиационном заводе. Но мне рассказывали, что дед мой – кадровый офицер, погибший на финской войне, в молодости увлекался любительским театром. Может, оттуда моя наследственность?

«АиФ»:– Прочитала, что Горьковское театральное училище в ту пору считалось филиалом Школы-студии МХАТ, вы, студенты, это ощущали?

О.А. – Да. Например, председателем экзаменационной комиссии на моём курсе был Евгений Евстигнеев. В дипломе у меня стоит его роспись. Кстати, на наш курс набрали 44 человека, а выпустилось нас 18: отбор был жесточайший, очень сильные педагоги. Горький дал мне хорошую базу: я пять лет проработал в академическом театре, с прекрасными режиссёрами – это отличный тренажёр. Так что, когда мы с отцом-основателем НЭТа приехали сюда 21 год назад, мы были профессионально готовы.

«АиФ»: – Вы пробовали или сознательно выбрали стезю театрального актёра?

О.А.– Так сложилось. В кино же у нас семейственность. Династии. Были у меня совпадения с детьми больших людей на одну роль. С Мишей Ефремовым мы параллельно пробовались на Дубровского. Ну, естественно, выпускника Горьковского театрального училища прокатили, потому что был Мишка Ефремов. Папа Михалков или Ефремов – это хорошо, а если папа врач, то можно и не сняться. Ну, да бог с ним!

«АиФ»: – Одно время казалось, что «герой-любовник» – ваше вечное амплуа. А не так давно вы сумели удивить нас острохарактерной ролью в комедии «Звёздный час». Что вам ближе?

О.А.– Арбенин в «Маскараде» – высший пилотаж, очень значимая для меня роль. Но я твёрдо знаю и всегда говорю об этом молодым артистам: не надо зацикливаться на том, что ты герой-любовник. Потому что это может закончиться очень рано. Уже в 35 надо думать о том, что тебе будет и 45, и 55. Вовремя сориентировать себя на другое амплуа. Если этого не происходит, люди спиваются, ломаются судьбы. Арбенина можно играть и до ста лет, если бог даст. Но Ромео вечно играть нельзя. Самое благодарное амплуа – комические образы, мне, кстати, всегда нравились роли с комическим уклоном.

«АиФ»: – Чему научили вас ваши герои?

О.А.– Учиться надо в своё время, в юности. Когда артист говорит, дескать, благодаря этой роли я стал другим человеком, – это глупость. Ты уже должен быть личностью, чтобы что-то сыграть. Хотя…(смеётся) в пятьдесят лет можно заочно получить специальность технолога винодельческого предприятия, очень, кстати, интересно, но это уже другая профессия. Или там конфеты научиться делать. Но осваивать свою профессию в процессе работы?! Опыта набираться – другое дело.

«Театральных городов у нас нет»

«АиФ»: – Как вы относитесь к утверждению, что Волгоград не театральный город?

О.А.– Так у нас и нет театральных городов. Сейчас люди хотят видеть качество: и свет, и звук, и кресла в зале, и обслуга – всё. Ставить качественный, красивый спектакль – это огромные деньги. При коммунистах ещё была статья расхода «на театр», потому что была идеология. Не все пьесы, правда, можно было ставить. Но всё равно ведь ставили! Тогда можно было чем-то удивить, получить выговор с занесением, положить партбилет, уехать в Норильск. Сейчас ничего этого нет. Сейчас, чтобы подкреплять статус театрального города, нужны финансовые вливания. Дальше будет хуже: выживут только лидеры.

«АиФ»: – А получится: зарабатывать, но при этом не идти на поводу у публики?

О.А.– Это безумно сложно – публика развратилась до беспредела. Не хотят классических вариантов. Компьютеры – это не выход, они отупляют молодежь. Мой сын знает классическую литературу, потому что я у него есть. А его сверстники не знают и знать не хотят. Через 10 лет имя «Чехов» будет незнакомо новому поколению зрителей. И ставить эти вещи не будет иметь никакого смысла. Не останется библиотек, потому что их тоже не финансируют. Останутся одни компьютерные игры, и мы станем, как американцы, которые уже сейчас не знают, кто такой Хемингуэй!

«АиФ»: – Какой общественный темперамент! Как в таком случае вы относитесь к заявлениям Юрия Шевчука, Алексея Девотченко, вообще к суждению, что интеллигенция должна противостоять власти?

О.А.– А кому противостоять? Я понимаю, противостояли коммунякам: те зажимали. А эти же никого не трогают. Шевчуку что, запрещают концерты делать? Не хочешь иметь отношений с властью – не имей. Но работа музыканта, актёра, художника по определению зависимая. Если художник нарисовал картину и не продал её, что дальше? А Шевчук, по-моему, остался в советском времени, хочет драться, а драться не с кем. Это к тому, о чём мы говорили: надо менять амплуа.

«АиФ»: – Наверняка не раз читали о себе: «секс-символ волгоградской сцены», вам это льстит?

О.А.– Скорее смешит. В моём представлении это термин из медицинской области, что-то вроде полового гиганта. О таком мужчине надо в журнале «Здоровье» писать, чтобы он делился опытом, как успел-сумел столько «побед» налопатить. А когда актёра называют секс-символом, это глупо. Это с Запада пошло, но они нам не указ. Надо всё-таки другое слово подобрать. Пусть «символ», но первое слово пусть будет другим. Вот Грибов, Яншин, про них не писали «секс-символ», это великие актёры, это русская психологическая школа. Это то, что по-настоящему ценно и важно в нашей профессии.

Наша справка

Олег Алексеев родился  22 октября 1963 года в Горьком. В 1983 году окончил Горьковское театральное училище. В 1988-м приглашен в труппу НЭТа. Заслуженный артист РФ.