Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Почему так грустно жить без сексаИстория мужчины, который рассказал о том, что у него до 37 лет было секса, вызвала множество откликов
31 марта 2010, источник: АиФ Омск, (новости источника)

«Быть мудрым, быть гуманистом нельзя за счет других»

Асламбек Аслаханов, Виталий Мороз, Александр Мельников – о том, почему в нашей стране вновь остро встает вопрос об отмене моратория на смертную казнь.

Писать о московской трагедии тяжело. Впрочем, почему именно «московской»? Теракты, произошедшие в столице в понедельник, коснулись каждого из нас.

Трагедия заставила многих заговорить о возмездии. И не просто людей на улицах и в блогах, а государственных деятелей. Так, в понедельник прозвучали слова председателя комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Анатолия Лыскова о том, что необходимо отменить мораторий на смертную казнь в связи с терроризмом. Казалось бы, слова сказаны в порыве эмоций – но вот на сайте Совета Федерации видим в отчете о заседании комитета: «Сенаторы поставят вопрос о возврате к применению высшей меры наказания за особо тяжкие преступления, повлекшие за собой массовую гибель людей, сообщил А. Лысков. Аппарату комитета дано поручение сформулировать предложения о внесении необходимых поправок в Уголовный кодекс. Эта тема обсуждалась на заседании комитета в связи со взрывами в московском метро 29 марта».

К инициативе некоторых членов Совета Федерации присоединились и коммунисты. В частности, лидер партии КПРФ Геннадий Зюганов заявил о необходимости возвратить отмененную в конце 2003 г. высшую меру наказания для террористов.

Конечно, можно много говорить о том, что эта тема – спорная, что это популизм, что в цивилизованных странах смертная казнь отменена и перед Советом Европы у нас есть некие «обязательства» – но, с другой стороны, неужели у России нет обязательств перед жертвами терактов? И перед ее гражданами – которые в очередной раз вспомнили, что безопасность – вещь иллюзорная. Сегодняшние собеседники «АиФ в Омске» оказались на удивление единодушны в этом вопросе.

Асламбек Аслаханов, представитель Омской области в Совете Федерации

Моя позиция давно известна – я всегда был против отмены смертной казни. Человек, который истязает женщин и детей, который организует массовое убийство людей, не имеет права жить. Я видел безумные от горя глаза матерей, я видел почерневших от горя отцов, которые потеряли своих детей. Быть мудрым, быть гуманистом нельзя за счет других. У нас отменена смертная казнь, так как мы хотим быть Европой, но подобные события в очередной раз напоминают нам, что нам до Европы далеко. И политики, которые говорят о гуманности, о цивилизованности – они решают свои задачи, политические, ничего общего с жизнью остальных людей не имеющие.

Я не думаю, что инициатива Анатолия Лыскова будет поддержана, так как мысль о возврате этого вида наказания была сказана скорее в порыве отчаяния, но это – попытка восстановить справедливость и равновесие. Я приветствую эту идею. Теракты были и будут, никакие спецслужбы не смогут их предотвратить. И кого винить в том, что теракты произошли? Я буду голосовать только за отмену моратория.

Виталий Мороз, председатель комиссии по вопросам помилования Омской области

Мое личное мнение, как человека – за подобные преступления должно быть соответствующее наказание. Конечно, террористки погибли, но ведь самое страшное, что остались те, кто организовал этот теракт, — и неужели нам надо ждать следующих взрывов, следующих жертв? И не может быть никакой другой реакции кроме требования соответствующего наказания виновных.

Конечно, власти заявляют, что террористы будут найдены и уничтожены – но кто будет найден? Сколько человек будут уничтожены? Найти не так уж и легко, да и ошибки в подобных операциях не исключаются. Мы 10 лет говорим о том, что есть центры подготовки смертников, но найти их так и не можем. На протяжении 10 лет происходят теракты – и конца этому не видно. Прощения террористам не может быть: гибнут невинные люди.

Знаете, первая реакция, которая возникла после того, как узнал о взрывах – страх. Мой сын с невесткой живут в Москве, сразу начал звонить им. Успокоился только когда узнал, что они живы и здоровы.

Александр Мельников, депутат Законодательного собрания Омской области, член партии КПРФ

К подобной мере наказания в отношении террористов я отношусь положительно – эти люди поставили себя вне закона, над законом, и должны нести наказание, соответствующее тяжести их преступления. Кроме того, смертная казнь – это не только юридический термин, но и философское понятие. Общество должно дожить, дозреть до отмены этого вида наказания. У нас же пока этого нет – это объективная реальность. У нас совершенно другое общество, с совершенно другой историей, нежели в той же Швеции, например. Преступления, совершенные с непонятной, изощренной жестокостью, принесшие в жертву политической борьбе невинных людей, должны быть наказаны.