Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 марта 2010, источник: АиФ Санкт-Петербург

Расшевелить болото

Процесс патентования в России сегодня больше похож на болото, чем на живой организм

Методика оформления заявок на изобретения сделала патентование практически бессмысленным в рыночных условиях. Исправить ситуацию способны либо целенаправленное вмешательство государства, либо неожиданный случай, который подтолкнет отрасль к эволюционному развитию.

Судьба Калашникова

В России сейчас существует около 150 000 патентов. Треть из них принадлежит иностранным компаниям, оставшиеся две трети в руках российских изобретателей, коммерческих и научных организаций. Большинство патентов, принадлежащих резидентам, представляют собой красивые бумажки, которые практически не имеют никакой силы, а автор изобретения не может заработать на использовании его интеллектуальной собственности.

Причина — в устаревших, принятых еще в советское время приемах описания изобретений в заявках. При оформлении патента автор должен решить не менее сложную задачу, чем само изобретение, — написать заявку так, чтобы одновременно выполнить необходимые требования для достижения патентоспособности и воспрепятствовать несанкционированному использованию своего детища.

Чем это оборачивается, можно посмотреть на примере автомата Калашникова. Уникальное оружие, запатентованное своим создателем, производится во всем мире, а чтобы уйти от ответственности за использование чужой интеллектуальной собственности, производителям нужно незначительно изменить любую деталь механизма. В итоге конструктор оружия Михаил Калашников остается без вознаграждения, если не считать родного Ижевского машиностроительного завода, признающего патент.

На Западе практики подробно описывать изобретения при патентовании нет. Технологии в этой области знаний оттачивались десятилетиями и про¬шли через патентные войны. В результате зарубежные авторы более защищены, чем их российские коллеги.

Болото встрепенулось

Такое положение вещей обернулось застоем на рынке интеллектуальной собственности. В России практически отсутствует рынок промышленной собственности и правоприменительная практика по реализации патентных прав. Особенной озабоченности власти по этому поводу тоже нет. Но недавно произошло событие, которое может раскачать застоявшееся болото.

На Западе давно существуют так называемые патентные холдинги. Они либо скупают патенты, либо регистрируют собственные. Причем скупают самые лучшие, с точки зрения коммерческих перспектив, а патентуют — не достигнутый, а ожидаемый результат. Вероятно, что после заявлений о приоритете нанотехнологий в нашей стране патентные холдинги уже активно занимаются патентованием ожидаемых результатов.

Часто оказывается, что результат совпадает с патентом, после чего подается иск к предприятию, использующему «изобретение» или импортирующему его в ту страну, в которой получен патент, с требованием лицензионных платежей.

Такие иски могут парализовать работу компании, а заканчивается это, как правило, крупными выплатами правообладателю или включением его в состав собственников предприятия. Подобный случай в начале 2010 года произошел и в России.

Компания «Дисконт провайдер США Инк.» подала иск в суд к ООО «Шувалово-МОТОРС», требуя запретить ввоз, производство и продажу в России корейских авто из-за использования чужой интеллектуальной собственности, запатентованной как полезная модель — «листовой материал».

По сути, речь идет о листе металла, из которого штампуются крылья. Авторам удалось так мастерски описать свою новацию, состоящую в том, что в форму поверхности листового материала внесены скрытые идентификаторы в виде определенного сочетания кривых, что под действие этого патента попали некоторые зарубежные автопроизводители, использующие новацию.

Как будет выпутываться автодилер, а с ним другие организации, использующие такие технологии, неизвестно. Чиновники Роспатента назвали такие патенты патентами-киллерами, признавая их «убойную» силу.
На первый взгляд, кажется, что практика, пришедшая к нам из-за рубежа, носит лишь негативный характер — можно ожидать волны подобных исков, дестабилизирующих сложившуюся систему. Однако более правдивыми выглядят следующие последствия.

Прецедент заставил заговорить о проблеме. И хочется верить, что это станет толчком к переосмыслению роли патентования, возможно, реформированию структуры государственного регулирования в этой сфере. Именно патенты-киллеры могут расшевелить болото, придать ускорение эволюции в этой консервативной сфере. Как будет развиваться ситуация, покажет время.