Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 января, источник: РИА Новости

«Священное» рабочее место: кому и как платят зарплату в церкви

МОСКВА, 14 янв — РИА Новости, Александр Филиппов. «Церковь живет на пожертвования. Храм не рабочее, а сакральное место» — эти аргументы в пользу изменения законодательства услышаны Госдумой и президентом, но в обществе вызвали неоднозначную реакцию.

Источник: РИА "Новости"

Правда ли, что религиозные организации теперь могут не платить сотрудникам даже минимальную зарплату, сколько в среднем получают в православных храмах и есть ли там рабочие места, рассказали РИА Новости представители законодательной власти и церкви.

«У священников нет зарплаты»

Величественный белокаменный храм Московских Святых — один из самых больших в столице. Служат здесь, кроме настоятеля игумена Сергия Рыбко, еще семь священников и два дьякона. Отец Сергий вместе с тремя священниками и двумя дьяконами служат также в храме Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище. Помимо этого, в обоих храмах работает человек десять сотрудников по штатному расписанию. Но многие трудятся безвозмездно.

Храм Собора Московских святых в Бибирево | Источник: Храм Сергия Радонежского в Бибиреве

А какую зарплату получают священники? «Такого понятия у нас нет. Священник служит и должен это делать даже бесплатно», — объясняет отец Сергий. Трудовой договор священнику «не положен», как и трудовая книжка. «А вот простые сотрудники заключают договоры, и им начисляют зарплату», — добавляет игумен.

Духовенство, вопреки расхожему мнению, живет небогато. «Например, в деревенском храме в Калужской области мои знакомые получают мизерную сумму и вынуждены подрабатывать», — продолжает священнослужитель. Все зависит от размера пожертвований, а это, в свою очередь, — от прихода. В новых храмах, где почти нет прихожан, пожертвования на клир небольшие. А в старых храмах с большими приходами остаются деньги и на штатных сотрудников. По словам отца Сергия, сегодня в Москве дьякон в среднем зарабатывает 20−30 тысяч рублей в месяц:

В богатых столичных храмах, которые не закрывались даже при советской власти, настоятели могут получать 100 тысяч, рядовые священники — 60−80 тысяч. А в деревнях в некоторых храмах вообще ничего не платят.

И уточняет, что средняя зарплата персонала религиозных учреждений в Москве — 18−20 тысяч рублей, что соответствует столичному минимальному размеру оплаты труда (МРОТ).

Минимальная зарплата бывает разная

Федеральный МРОТ в 2019 году согласно закону № 481-ФЗ установлен на уровне прожиточного минимума: 11 280 рублей. Никакая организация не имеет права платить сотрудникам меньше, иначе штраф — 50 тысяч рублей. Причем каждый регион России волен устанавливать надбавку к федеральному МРОТ. Так, в Москве МРОТ составляет 18 781 рублей, а в Московской области — 14 200.

Организации должны начислять зарплату не меньше регионального МРОТ, если только они официально от этого не откажутся. Но для отказа нужно согласие профсоюза. Это условие до последнего времени было невыполнимым для религиозных организаций, поскольку в России нет соответствующих профсоюзов. Последние поправки, принятые одновременно с законом, устанавливающим федеральный МРОТ, решили эту проблему.

Каждая религиозная организация должна платить сотрудникам зарплаты не ниже МРОТ. Это норма Трудового кодекса.
Ярослав Нилов
один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по труду

По его словам, при рассмотрении законопроекта на заседании комитета Госдумы по труду приглашали представителей традиционных религиозных организаций и все единогласно высказались за принятие поправок.

Председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы РФ Ярослав Нилов | Источник: РИА "Новости"

В Русской православной церкви вынуждены отказываться от регионального уровня минималки в частности потому, что «некоммерческие организации, в том числе религиозные, существуют за счет пожертвований граждан и не имеют постоянных источников финансирования».

«Отдаленные сельские приходы не всегда могут соблюсти требования о минимальной заработной плате. И контингент работников у нас особый», — объясняет РИА Новости руководитель юридической службы Московского патриархата игуменья Ксения (Чернега).

Надо добавить, что православные семьи, как правило, многодетные, поэтому жены просто лишены возможности работать — им надо заниматься детьми. Причем это касается не только семей священников, но и многих мирян.

Традиционные конфессии с 2016 года ставили вопрос об определении особого порядка отказа от региональных соглашений для религиозных организаций. «В минувшем году нас услышали, закон принят и подписан президентом», — говорит игуменья Ксения.

Священное или рабочее место?

Условия труда в церкви тоже особые. Игуменья уточняет: «У священника не работа, а служение». Его оформляют в штат храма указом правящего архиерея. Этот указ — единственный юридический документ для государственных органов.

Трудовой договор со священниками не заключается, потому что они не являются работниками — закон «О свободе совести» выводит их из этой категории. Они — отдельная категория, не вступающая в трудовые отношения с религиозной организацией. При этом все отчисления в фонды — пенсионный, социального и медицинского страхования — осуществляются.
Игуменья Ксения (Чернега)
руководитель юридической службы Московского патриархата

А вот мирские работники религиозных организаций, в отличие от священников, оформляются по трудовому договору или как добровольцы по договору о добровольческой деятельности.

Приготовление пасхальных куличей в пекарне Троице-Сергиевой Лавры | Источник: РИА "Новости"

Вторая резонансная поправка к трудовому законодательству касается Федерального закона «О специальной оценке условий труда». По закону все организации на территории России должны проходить аттестацию рабочих мест. Но у религиозных организаций и здесь своя специфика. «Если в храме исходя из религиозных правил проводят богослужение при свете свечей, каким образом выполнять оценку этого рабочего места?» — недоумевает депутат Нилов. Поэтому в Госдуме решили избавить священнослужителей от этой обязанности.

«Алтари, храмовые здания и храмовые территории нельзя рассматривать как рабочие места, подлежащие аттестации», — подчеркивает игуменья Ксения. Цель аттестации — выявление «вредных производственных факторов», например, «наличия электромагнитных полей, вредных микроорганизмов, радиоактивного излучения».

«Но как позволить специализированным организациям проверять религиозные объекты, места служения наших священников и религиозного персонала на предмет наличия вредных производственных факторов? Ведь люди Богу служат!» — говорит руководитель юридической службы Московского патриархата.

Принятая поправка распространяется и на рядовых сотрудников церковных организаций, работающих в прихрамовых зданиях. «Мы просто хотим избежать оскорбления чувств верующих и не можем допустить посторонние организации производить оценку мест служения наших клириков и религиозного персонала, выявлять какие-то вредные факторы в наших зданиях, на территории монастырей, приходов, — объясняет игуменья. — Это позиция не только Русской православной церкви, это консолидированная позиция религиозного сообщества традиционных конфессий — мусульман, протестантов, иудеев. Она отражена в протоколах заседания комитета Госдумы по труду».

Представьте маленький храм: как оценить рабочее место сторожа? Нельзя сравнивать храм и шахту. Эта норма была создана для оценки потенциально опасных рабочих мест.
Ярослав Нилов
председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы РФ

В пресс-службе Минтруда не стали комментировать поправки, сославшись на то, что законопроект выдвинут депутатами Госдумы.