Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 апреля 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

«Катынь»: премьера на телеканале «Культура»

2 апреля на телеканале «Культура» («Россия К») состоится премьера фильма Анджея Вайды «Катынь». В основе сюжета — одна из самых сложных страниц в истории отношений Москвы и Варшавы: массовый расстрел польских офицеров под Смоленском в сороковом году. Знаменитый режиссёр говорит об этой картине как о главной работе своей жизни, поскольку среди погибших был и его отец.

В Варшавскую филармонию не достать билетов: вот уже две недели там проходит главное событие в культурной жизни Польши — Пасхальный фестиваль Бетховена. Но в этот раз в кулуарах впервые говорят не только о музыке немецкого классика, но и о фильме классика польского, о том, что «Катынь» Анджея Вайды покажут на российском телеканале «Культура».

«Я думаю, этот фильм важен не только для поляков, но и для русских. Русские люди, пострадавшие от сталинского режима, поэтому мы понимаем друг друга. Единственная проблема — говорить об истории. Только так может появиться чувство солидарности в страдании. Сегодня, когда русские люди увидят фильм, они лучше поймут нас, поляков. Как мы, я верю, лучше поймем русских», — говорит консул посольства Польши в США Малгожата Юнчик-Жомецка.

«Я счастлив, что фильм покажут. Тема трудная. Я надеюсь, этот фильм объединит российское и польское общества. Это самая трагичная тема в нашей истории», — считает польский актер Войтек Пшоняк.

«Я думаю, русские люди, не все знавшие о Катыни, посмотрев этот фильм, будут лучше понимать нас», — надеется бывший заместитель министра культуры Польши Рафал Скомпски.

«Катынь» для Анджея Вайды — очень личный фильм. В Катынской — одной из самых страшных трагедий XX века — погиб его отец. Но в его фильме не только история тех мужчин, кто не вернулся, но и женщин, которые могут так ждать — каждый день, каждую минуту, понимая, что все уже кончено, и все равно не верить в это. Так ждала его мать. Первый фильм о катынской трагедии для Вайды, он признался, главный в его жизни, построенный на дневниках и записях фильм о жертвах режима.

«Когда мы работали над фильмом, вся наша группа думала об одном: когда еще на такой теме встретятся польские и русские актеры. Мы вместе хотели найти дорогу к общему. Понимаю того, что нужно отделять систему, режим от народа, отделять Сталина от наших друзей-москалей. Были такие стихи Адама Мицкевича “К друзьям-москалям”. Уже тогда была проблема, как написать стихотворение к друзьям. Вот мы хотели, чтобы этот фильм тоже был обращен к друзьям с открытостью и надеждой на взаимное понимание», — считает режиссер фильма «Катынь» Анджей Вайда.

Русский актер в фильме один — тот, кого Вайда называет человеком с большим сердцем. Советского военного, который спасает от ареста жену польского офицера, играет Сергей Гармаш. Роль маленькая — всего лишь эпизод, но сниматься он согласился сразу, не раздумывая. Признается, что ту премьеру «Катыни» в Варшаве будет помнить всегда.

«Давным-давно ничего подобного не замечал. Даю вам честное слово, столько времени, сколько идут титры, и после окончания титров еще минуты две в зале стояла гробовая тишина», — вспоминает народный артист России Сергей Гармаш.

«Этот фильм выступает только против одного — против системы, советской системы, которую воплощал Сталин, — полагает Анджей Вайда. — Почему мы должны обо всех советских людях, кто воевал, думать плохо. Вот, например, мой друг Григорий Чухрай и многие другие. Я знаю, что они во время войны делали все, чтобы сохранить человеческие отношения. Мой фильм — только против режима».

Про то, что «Катынь» — это фильм-реквием, говорит и Кшиштоф Пендерецкий, знаменитый польский композитор. Это его музыка, его реквием звучит так, что после фильма всех погружает в тишину. Пендерецкий сам предложил Вайде стать автором музыки. Для него это тоже трагедия семьи.

«Я должен вам сказать, что был на первом показе фильма, когда его еще показывали без музыки. Я вышел с той премьеры, не мог досмотреть до конца. Но я решил, что музыка здесь не должна быть драматичной и трагичной. Она должна быть созидательной. Я очень рад, что стал частью этого большого произведения Анджея Вайды», — говорит композитор.