Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 апреля 2010, источник: РИА Новости

Переписчики преодолели сотни километров, собирая сведения о кочевниках

САЛЕХАРД, 2 апр — РИА Новости, Татьяна Виноградова. Переписчики Росстата в четверг и пятницу преодолели на вездеходах сотни километров по целинному снегу тундры, чтобы переписать членов семей кочевников-оленеводов в одном из самых труднодоступных районов Ямало-Ненецкого автономного округа, передает корреспондент РИА Новости.

Основной этап всероссийской переписи населения пройдет в октябре 2010 года во всех регионах России. Из государственного бюджета на ее проведение в 2010 году будет выделено 10,5 миллиарда рублей.

Открытые люди

Глава Росстата Александр Суринов, который прибыл в Салехард к началу переписи, лично контролировал работу переписчиков и давал им рекомендации по правильному заполнению переписных анкет.

«К переписчикам есть вопросы. Сегодня мы понаблюдали, ошибался один переписчик. Он вопросы не задавал, а сам на них отвечал. А надо вопросы задавать все-таки», — сказал Суринов РИА Новости.

По словам главы Росстата, за две недели апреля сотрудникам статистического ведомства России предстоит опросить 10 тысяч ненцев и хантов. Всего в России в труднодоступных районах проживают около 500 тысяч человек.

«Я, честно говоря, кроме доступности, особых трудностей в проведении переписи здесь не вижу. Потому что чем дальше живут люди, тем они открытее, ведь им тоже хочется пообщаться», — поделился впечатлениями Суринов.

Будут ли северные надбавки?

Добраться до кочевников было действительно непросто. Вездеходы то и дело застревали в непроходимых снегах тундры. Чтобы преодолеть 15 километров, переписчикам потребовалось полтора часа. От услуг вертолетов во время переписи-2010, которая из-за кризиса проходит в условиях жесткой экономии, пришлось отказаться.

Несмотря на тяжелые условия труда, Росстат не намерен увеличивать зарплату «полярным» переписчикам за счет дополнительных «северных» надбавок. Они получат за свою работу столько же, сколько переписчики в средней полосе России — 5,5 тысячи рублей.

«Один из переписчиков рассказал мне, что ему придется помотаться в районе 30 километров, чтобы всех переписать. Я спрашиваю: “Трудно?” Он говорит: “Трудно”. Спрашиваю: “Нужно ли больше денег вам?” “Нет, — отвечает, — все нормально”, — рассказал Суринов.

Кроме того, по его словам, Росстат уменьшил объем работы для переписчиков, которые работают в условиях Крайнего Севера.

“У них нагрузка ниже, чем у обычных переписчиков, — 250 человек на одного переписчика. Так у нас 400, поэтому мы учли все эти вещи”, — сказал руководитель статистического ведомства России.

Чумработница по контракту

Прописка — тундра, тип жилья — чум, основной доход — зарплата, детей в семье — до 15, вид деятельности — оленеводство — таким по итогам двух дней переписи получился социальный портрет коренного жителя Заполярья.

В первом чуме, который посетили переписчики, проживала семья коренных хантов Михаила и Ирины Тайшиных. Хозяина дома недавно положили в больницу с давлением, поэтому на вопросы переписчиков отвечала его супруга. Диалог получился в основном на ненецком языке, потому что по-русски женщина говорила с трудом.

Оказалось, в чуме вместе с родителями проживают два сына и дочь, которые тоже ведут кочевой образ жизни.

“Мы выпасываем 200 своих оленей, плюс к этому еще 500 голов оленей из колхоза, за что и получаем зарплату. Ну, и еще продаем мясо”, — рассказал 30-летний оленевод Роман Тайшин.

Женщины-кочевницы, которых принято называть чумработницами, тоже получают за свой труд зарплату от местных властей. Именно на женщинах лежит основная часть работы по дому: поставить чум, приготовить обед, сшить одежду и обувь из оленьих шкур.

Врачи в цене

В целом опрошенные ханты оказались менее образованными, чем ненцы. Если у хантов образование ограничилось несколькими классами школы, то среди ненцев встречаются и дипломированные специалисты.

Ненка Майя Худи окончила медицинский колледж и работает теперь фельдшером в оленеводческих семьях. У Худи есть специальный медицинский чемоданчик с лекарствами и спутниковый телефон. Если кому-то из ненцев, проживающих в соседних стойбищах, потребуется квалифицированная медицинская помощь, Худи получает сигнал и не медля спешит на помощь. Карету скорой помощи врачу заменяет упряжка из четырех оленей и нарты, которыми женщина умеет управлять в совершенстве.

“Моим первым вызовом были роды у молодой женщины, почти 25 лет назад. Я хорошо помню этот день. С тех пор мне еще дважды пришлось побывать в роли акушерки”, — сказала Худи.

По ее словам, сейчас в кочевой ненецкой семье рождаются в среднем по четыре ребенка.

“Раньше и по 10-15 детей было в одной семье, хотя и сейчас такие случаи встречаются, но не так часто”, — рассказала фельдшер.

Худи мечтает, чтобы ее 13-летняя дочь тоже получила хорошее образование, которое бы пригодилось ей в жизни.

“В нашей семье никаких сбережений нет, все идет на образование дочери”, — сказала женщина, отвечая на один из вопросов переписчиков.

Мобильные кочевники

Ханты и ненцы кочуют вслед за оленями, без оглядки на переписчиков. Поэтому сотрудники Росстата обязательно предупреждают по мобильному телефону о своем приезде, чтобы не тратить время впустую и не гоняться за кочевыми семьями по тундре.

Хотя почти в каждой ненецкой семье есть телефон, в статистическом ведомстве считают, что перепись по телефону проводить не стоит, несмотря на то, что такой способ мог бы минимизировать расходы.

“Перепись по телефону не приветствуется, так же, как и по интернету. Мы же не знаем, что это за человек говорит: он или не он. Поэтому должна быть очень высокая ответственность людей, которые находятся на той стороне интернета или телефона”, — сказал Суринов.

По его словам, результаты переписи коренного населения помогут федеральным властям скорректировать свои программы и законы, направленные на поддержку такого населения.

“Это расчет всяческих дотаций и субвенций, национальные школы… Мы должны максимально точно знать, сколько таких людей”, — заметил он.