Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 апреля 2010, источник: Вести.Ru

Кто такой «бомбила»?

Почему в Москве до сих пор нет нормального такси? Почему на улицах города царствует частник, а привокзальные площади оккупированы настоящей мафией? Кто такой «бомбила»?

От проспекта Мира до метро «Динамо» где-то восемь километров. Движение плотное, поэтому запрошенные 200 рублей — цена небольшая. Она и характеризует водителя — непрофессионал. Взял пассажира, как говорят, под настроение. У «Динамо» — место бойкое. Частники, они же «бомбилы», те же 200 рублей возьмут за пару автобусных остановок.

Спрос на услуги «бомбил» есть всегда, потому что дешево. Работают на себя, не платят налогов, за безопасность пассажиров не отвечают. Машины у «бомбил» — передвижной автоутиль. Группировки контролируют рынок автоуслуг возле подземных переходов, остановок троллейбусов, станций метро. «Бомбилы» стоят в два ряда. Взяв пассажиров, он трогается с места, когда еще не все сели, летит задним ходом, увидев голосующих уже в зеркало.

Шереметьево. Любой человек, прилетевший в Москву, попадает в руки настоящей мафии. Эти уже не торгуются, диктуют свои цены. Обычного такси здесь не найдешь. Пять лет назад избавить Шереметьево от «бомбил» собирался коммерческий директор «МОСКЭБ» Феликс Нейман. Он пообещал, что сервис будет цивилизованным, что цена дороги из Шереметьево будет не 100 долларов, которые ломили частники, а 687 рублей. Но этого так и не случилось. Его застрелили возле собственного дома. А в Шереметьево ничего не изменилось.

Домодедово и Внуково оккупированы такими же группировками. Хотя у аэропортов есть свои машины, они работают только по вызову. Прилетевшие пассажиры их не видят на стоянке. Городскому такси с шашечками, обученными водителями, таксометром, то есть счетчиком, на пандусе в Шереметьево места нет. Автомобили такси отжаты нелегалами за шлагбаум, на обочину Международного шоссе.

«Это люди, которые контролируют некие стоянки на вокзалах, в аэропортах. Вот они, ставя, с этого собирают деньги и все. То есть легальное такси туда заехать не может. Пару лет тому назад на Курском вокзале наши все машины, можно сказать, разбомбили», — рассказывает генеральный директор транспортной компании Феликс Маргарян.

Они сходились в рукопашную на Курском, Киевском, на «трех вокзалах». У частных извозчиков всегда было численное преимущество, поэтому городского такси сейчас на вокзалах нет. Под знаком стоянки такси на Курском выстроились разномастные машины со всех регионов страны.

Скромный Савеловский вокзал по ценам уступать большим вокзалам не хочет. Перекрикивая скрежет древней «шестерки» с рязанским номером Палыч поведал, что его бригада частников вопросы с властями давно решила.

«Здесь столбы у них были, ограды, цепи. Их разогнали. Потом ГАИ поставили. Ну а потом денег дали — опять все наладилось», — говорит водитель Палыч.

В Нью-Йорке «бригада Палыча» в момент бы оказалась в полицейском участке. Все перевозки в городе под строгим контролем. Останавливается по зову с обочины таксист только на Манхеттене. В других местах — только на заказ или со стоянок. Нью-йоркское такси — ровесник московского. Город следит за таксистами с помощью установленных в каждой машине электронных маяков. И какая бы фирма ни владела таксопарком, каждое такси должно быть желтого цвета и работать должно по единой тарифной сетке. Штраф за нелегальный извоз в Нью-Йорке — свыше полутора тысяч долларов.

На родине слова такси, во Франции, до такой степени жесткий контроль, что в машинах установлены два таксометра. Один — для пассажира, другой должен быть виден снаружи — для проверяющих.

Старейшее лондонское такси считается самым дорогим. У кэбов есть свои полосы движения в городе. Возят строго по счетчику. Кэбмен платит налог, чтобы получить лицензию на три года. Внешний вид и водителя, и машины должен быть безупречным. Кэб — визитная карточка королевства.

Государственного такси в Москве сегодня не существует. Все перевозчики — частные. Крупных фирм около десятка. Работают, как правило, на заказ. Ценят постоянных клиентов. Большинство горожан считает, что такое такси — дорого. Владельцы таксопарков говорят, что в их тарифы заложены затраты на содержание предприятий.

«Если любую компанию такси могут законно найти (есть юридический адрес, они выезжают), то “бомбилу” не найдешь никак. Затрат они не несут никаких. Просто заливают бензин и ездят. У нас же затраты, начиная от аренды площадей, медиков, даже страховка. Если пишется в страховке: “такси”, значит, коэффициент поднимается намного. А им это не надо. Он же не будет писать в страховке, что он “бомбила”, — объясняет генеральный директор транспортной компании Феликс Маргарян.

Крупная фирма такси разместилась в здании старого автокомбината. Так поступает большинство частных автопредприятий — арендуют то, что осталось от советских таксопарков. Там уже все обустроено. Стоянки, ремонтная база, автомойка, столовая, медицинские кабинеты, классные помещения для подготовки водителей. Такси некогда было огромной организацией, которая приносила хороший доход не только самим таксистам, но и государству.

“Москва была уникальным городом, в котором весь общественный транспорт наземный — трамвай, троллейбус, автобус — не обходился городу ни одной копейкой субсидий. Весь транспорт субсидировался за счет доходов, привозимых от такси. Система Мосавтолегтранса ежегодно перечисляла до 150 миллионов тех полновесных советских рублей на дотацию общественного транспорта”, — рассказывает историк московского такси Виталий Клюев.

Сегодня же, по данным Транспортного союза, оборот нелегальных перевозчиков в столице равен одному миллиарду долларов в год. Это зарабатывают “бомбилы”. Само слово это тоже родилось в советское время. И придумали его сами таксисты. Со временем смысл его почти не изменился.

“Бомбилами” мы называли в основном тех, кто был именно на вокзалах. “Бомбить” в понимании нашем было делать удар как на посадку. Вот стоит 5 рублей, а он объявляет 15 рублей — вот это он “бомбанул”, — объясняет водитель московского такси в 1976-1993 годах Андрей Юртиков. Возродить старую систему городского такси или сделать что-то новое у столичных властей пока никак не получается. Ситуация только обостряется. Сегодня на одного московского таксиста приходится уже пять “бомбил”.