Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
5 апреля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

На нелегальные аборты в России приходится 25% смертей беременных

О проблеме подпольных абортов в России, их последствиях и возможных путях выхода из ситуации корреспонденту РИА Новости Татьяне Степановой рассказал президент Российского общества акушеров и гинекологов, заведующий отделением восстановительного лечения Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика Кулакова Владимир Серов.

Почти 25% от всей материнской смертности в России приходится на смерть от криминального аборта, тогда как в Европе такая статистика ничтожна. О проблеме подпольных абортов в России, их последствиях и возможных путях выхода из ситуации корреспонденту РИА Новости Татьяне Степановой рассказал президент Российского общества акушеров и гинекологов, заведующий отделением восстановительного лечения Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика Кулакова Владимир Серов.

— Владимир Николаевич, каким рискам подвержена женщина при проведении медицинского аборта?

— Когда проводится медицинский аборт, то осложнения бывают достаточно серьезными. Во-первых, возникает так называемый эндокринный удар. Организм женщины настраивается на беременность, существенные изменения происходят, а тут — достаточно грубое вмешательство, которое, по сути, проходит примерно через год. И если женщина сделала аборт, а потом решила рожать ребенка (раньше, чем через год), то это создает для будущего малыша серьезные риски.

Во-вторых, инфекция. Это же рана. К тому же, очень много у молодых женщин, так же как и у мужчин, заболеваний, передающихся половым путем. Раз так, то нужно проводить профилактику, то есть женщина во время аборта получает антибактериальную терапию.

Сам по себе аборт – это эмоциональный стресс, это потеря крови, это больно, страшно, это очень давит психологически на женщину, потому что она чувствует себя виноватой. 

— Должна ли женщина после аборта пройти какую-то реабилитацию?

— Каждую женщину, которая сделала аборт, неплохо было бы на месяц отправить в санаторий или на курорт. А когда женщина попадает в семью, на работу со всеми проблемами, тогда ей, конечно, трудно. После аборта женщине нужно назначать физиотерапевтические мероприятия, очень полезна гормональная терапия. В это время гормональные контрацептивны проводят успокоительную линию, потому что собственная эндокринная система временно заторможена. И такая реабилитация у нас разработана. Но, к сожалению, врачи, которые у нас делают аборты, мало заботятся о том, что будет потом.

В свое время я был в Голландии и у них там есть так называемые абортные клиники. Там делают аборт очень квалифицированно и обязательно рассказывают о том, как правильно применять контрацепцию и как вести себя после аборта. И они практически проблему аборта решили. В Голландии очень мало абортов, это одна из передовых стран в этом отношении.

— А какое количество абортов делается в России и, например, в той же Голландии?

— В России на тысячу женщин детородного возраста делается примерно 50 абортов в год. Сравните с Голландией, где делается четыре-пять. Однако нет такой страны в мире, где аборты не делаются. Другое дело,  что есть страны, где они запрещены, но это не означает, что там их делают не меньше, чем там, где они разрешены.

Надо помнить, что в России не все аборты регистрируются. Если женщина пойдет на аборт в какое-то частное учреждение, то ее могут и не зарегистрировать, потому что им налоги надо платить. Поэтому, когда проводится статистический учет, то примерно около 200 — 300 тысяч абортов может и не учитываться.

Почему в Голландии так мало абортов? Во-первых, в Голландии девочки правильно воспитываются еще в школе. У нас, к сожалению, это воспитание не прижилось. Родители были против, а учителя не могли этим заниматься, потому что они сами не подготовлены.

Так вот, если в обществе есть система планирования семьи, если она правильно работает, то число абортов снижается. Наша задача не порицать аборты, а бороться, чтобы не было абортов.

— Владимир Николаевич, какие последствия бывают после аборта?

— Первый год — полтора примерно 5% женщин чувствуют последствия аборта, среди них 2,5% становятся стабильно бесплодными. Об этом врачи все время говорят. Если в год у нас проводится 1,2 миллиона абортов, посчитайте, сколько женщин ежегодно у нас становятся бесплодными.

Через пять-шесть лет появляются такие болезни как миома, эндометриоз, гиперпластические процессы, потому что нарушается система регуляции, нарушается репродуктивная или менструальная функция. Вот там уже количество больных  значительно больше, примерно 15%-17%, но чаще всего это уже и результат повторных абортов. Если женщина говорит, что сделала три аборта и абсолютно здорова, любой гинеколог знает, что она не здорова. А если она еще и рожать собирается, то ждите тяжелых осложнений.

— Какова статистика смертей в результате аборта в РФ?

— В России в прошлом году умерло 340 женщин. Смерть от абортов составляет 25% от всей материнской смертности. Если бы сбросили этот показатель, то были бы как европейская страна. В Европе от криминальных абортов никто не умирает. В Москве от криминальных абортов умирают поменьше, а в регионах гораздо чаще.

— Как Вы считаете, можно ли как-то сократить количество абортов в России?

— Если бы общество создало нормальные условия, то женщины бы рожали. Проблем бы не было. Поэтому обвинять женщину в убийстве детей — несправедливо. Здесь есть вина и мужчин, но беда  — выше. Аборт – это проблема общества, это не проблема женщин.

— Владимир Николаевич, есть ли безопасные методы аборта?

— В последнее время стала развиваться методика медикаментозного аборта. Принимаются лекарства, происходит выкидыш, и никто ничего не регистрирует. Они менее опасные, и для здоровья тоже. Поэтому сейчас ведется даже определенная политика: акушерское сообщество предлагает перейти на медикаментозный аборт. Он дороже, но для здоровья женщин лучше. Поэтому там, где совсем мало абортов в развитых странах, у нас есть подозрения, что там медикаментозные аборты превалируют.

— Как Вы считаете, что опаснее для молодой девушки: аборт или беременность и роды?

— Для любой женщины в любом возрасте выгоднее беременность и роды. Причем даже если она совсем молодая, то все равно. У нас был целый ряд научных исследований, и, как оказалось, совсем молодые девочки прекрасно рожают. У них нет груза болезней. Но должно быть одно условие – чтобы родители относились к этому нормально. Когда родители начинают бегать с топором за ней, то там несчастья и возникают. Она идет на криминал, она готова любым способом избавиться от беременности.

— Молодых мамочек сейчас стало больше?

— Сейчас, конечно, рожать стали больше. Но почти каждая вторая беременность у девочки до 17 лет заканчивается абортом.

Есть и другая тенденция: рожают сейчас в основном все же женщины постарше.

— Постарше, это во сколько?

— В 40-45 лет. К примеру, женщина могла страдать бесплодием 15 лет, а потом она получила возможность сделать экстракорпоральное оплодотворение. Но надо отметить, что ребенок, рожденный за 37 лет, в 15-16 раз чаще имеет пороки развития.  Благодаря пренатальной диагностике женщине помогают в этом отношении, и можно родить здорового ребенка.

— Владимир Николаевич, какой совет Вы могли бы дать семье, в которой забеременела молодая девочка? 

— Аборт — хуже, роды — лучше. Одно время у нас было активное участие психологов, которые отговаривали женщин делать аборты. Ведь, как врачи отговаривают: заболеешь, помрешь, бесплодной будешь. А психологи совершенно иначе относятся к этому. Они говорят, что основной опорой в этой жизни будет ребенок. И они правы. Но это опять же, если родители помогают. То есть, либо надо создавать полноценную семью, чтобы был муж и брал на себя часть ответственности, либо надо старших родителей вовлекать в это дело, тогда девочка будет под контролем, ей помогут, и у нее будет полноценная жизнь.