Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Отправили ее домой, уверив, что гастрита нет, при этом не вспомнив, что рвота — это еще и симптом опухоли мозга. Медиков вызвали в Минздрав на ковер, но кому от этого легче?

Убийство скальпелем.

В Забайкалье родственникам пациентки, погибшей из-за ошибки врача, присудили 2 млн рублей. По решению суда муж погибшей получит от больницы, где умерла супруга, 500 тыс. рублей, две малолетние дочери — по 400 тыс. рублей, родители женщины — по 300 тыс. рублей, а её сестра — 250 тыс. рублей.

Так оценили жизнь молодой и здоровой женщины, погибшей только потому, что врач Ирина Филлипова, как установил суд, «не применила в полном объёме свои знания в области медицины, не использовала современные методы диагностики, не выяснила до конца общее клиническое состояние здоровья роженицы».

«Мы считаем присуждённую сумму заниженной и будем обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции», — отметил юрист Роман Сукачёв, представитель истцов. Эта произошедшая в самой обычной больнице страны в феврале 2016 г. история — наглядная иллюстрация того, насколько каждый из нас с вами оказывается бесправным, становясь пациентом.

23 января в Новосибирске после диагностической процедуры скончалась 34-летняя женщина, мама двух маленьких детей. Её привезли с подозрением на аппендицит и приняли решение ввести через малюсенький разрез небольшую камеру. Предположительно, камера задела аорту и, несмотря на все реанимационные мероприятия, женщина скончалась от внутреннего кровотечения. Так ли было дело, предстоит решить следствию.

21 января, не дожив даже до месячного возраста, в Тымовской центральной больнице (Сахалин) скончался младенец, доставленный туда с кишечной инфекцией. «Предварительная причина смерти — механическая обтурационная асфиксия вследствие введения интубационной трубки вместо трахеи в пищевод», — прокомментировали инцидент в Следственном управлении СК по Сахалинской области. Если версия подтвердится, то получается, что смерть наступила вовсе не от болезни, с которой он был доставлен, а от некомпетентности медицинского персонала!

11 января в Дагестане сгорел на руках многочисленных представителей медицинского сообщества 13-летний подросток. Как показало проведённое Министерством здравоохранения разбирательство, ребёнка сперва доставили в частную клинику, где ему… поставили неправильный диагноз, полностью исключив инфекционную природу болезни, и переправили в республиканскую детскую клиническую больницу. Заметим, что ребёнок уже в этот момент не приходил в сознание и не двигался. Только в республиканской больнице было определено, что у мальчика менингококковая инфекция. Но драгоценное время было упущено и подросток скончался. Да, известно, что течение данной болезни мгновенное, но, если бы диагноз был поставлен вовремя, спасти ребёнка было бы вполне реально.

В Пятигорске проводятся следственные действия после смерти 77-летней пенсионерки. Её выписали из больницы, проведя операцию по лечению холецистита. 12 дней она жаловалась на боли в животе, а потом умерла. Как оказалось, у неё развился перитонит, который врачи просто не разглядели. А в Ставрополье медики отказали другой пенсионерке в госпитализации, не посчитав её случай критичным. Она скончалась дома.

Осенью в больнице Нижнего Тагила от обычных уколов антибиотиков скончался вполне здоровый молодой мужчина, лишь недавно ставший отцом. Согласно предварительной проверке, лекарство, которым лечили воспаление века, ввели внутривенно не с физрастовором, как положено, а с лидокаином. Маленькая ошибка, ценой которой стала жизнь.

Никто не говорит, что врачебные ошибки происходят только в нашей стране. По данным ВОЗ, в больницах здоровью 10% пациентов причиняется вред. Проведённые в США исследования показали, что медицинские ошибки — третья по распространённости причина смертности после рака и заболеваний сердца. В разных сферах медицинских услуг с этим сталкиваются в той или иной мере от 2 до 20% пациентов.

Каждому ясно, что попадание в кабинет врача, в кресло стоматолога или гинеколога или (тем более) на операционный стол — своеобразная рулетка: всё ли врач сделает правильно, все ли факторы учтёт, сможет ли справиться с собственным волнением и усталостью, профессионал ли он…

Такие разные «Гиппократы».

В нашей стране пока пациент максимально бесправен. На этой неделе всех потряс вопиющий случай в подмосковном Одинцове. Там врачи частной скорой помощи, отобедав в кафе, прошли мимо лежащего без сознания в предбаннике общепита человека. Позже прибывшие по вызову коллеги из государственной скорой помощи госпитализировали мужчину в больницу. Он не был бездомным или пьяницей, человеку неожиданно стало плохо. Как разъясняют юристы, врач, не оказавший помощи больному, виновен сразу по нескольким статьям УК. Другой вопрос, что доказать это, если он формально (как в данном случае) не был при исполнении, достаточно сложно. Вот и пользуются подобные «Гиппократы» ситуацией. За данного пациента им же не заплатят, чего ж стараться?

Год от года жалоб на работу медиков становится всё больше. В 2018 г. в России было возбуждено 60 уголовных дел по причине врачебных ошибок, это в 5 раз превышает показатели 2013 г.

С другой стороны, постоянные нападки на медиков — это не самая позитивная составляющая их работы. Боясь разбирательств, часть из них всё с меньшей охотой берутся за принятие решений в сложных случаях. Эксперты говорят, что ужесточение законодательства только ухудшит ситуацию: из здравоохранения уйдут профессионалы. Понятно, что врачи ошибаются не по злому умыслу, а из-за сложностей в диагностике и методах лечения, невнимательности. Репрессивные меры вряд ли помогут.

В решении ситуации могла бы помочь система страхования ответственности медиков. Именно эту идею продвигают в Совете Федерации, считая, что её необходимо распространить на все государственные больницы.

«Мы живём как под огромным увеличительным стеклом. Небольшая ошибка — садятся за компьютер: жалобу — президенту, копию — премьер-министру, копию — в прокуратуру, копию — в следственные органы и другие ведомства, — рассказывает глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. — Вот попробуйте сделайте выбор. С адреналином, с мокрым лбом. Рядом с клинической смертью. С кулаком на аорте. С бессонницей, с тахикардией у дверей реанимации. С запавшими глазами. С грузом на всю оставшуюся жизнь. Винить врача за ошибку в решении, принимаемом такой ценой, — это значит совсем убить профессию. Молодёжь и так скоро в медицину не загонишь. Глядя на нынешнюю охоту на ведьм, скоро никто не захочет».

И с главным детским доктором нельзя не согласиться. Решать вопрос с врачебными ошибками, безусловно, надо. Но исключительно цивилизованным путём.