Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Зачем Сталин отправил на фронт «наркомовские 100 грамм»В Красной армии выдача «фронтовых» 100 граммов водки зависела не только от расположения воинских частей, но и от времени года
Попутно бизнесмен заново «придумал» народные промыслы в древнерусском Суздале и стал методично приучать этот туристический город к национальной кухне. Дымов рассказал Inc., как он (военный по образованию) дошел до производства колбасы, почему предпочитает жить в провинции и о чем разговаривает со своими грузчиками.

Из армии я ушел в звании старшего лейтенанта. Сейчас на мне ответственность за тысячи человек — так что был бы, наверное, генерал-майором. Но тогда, после крушения Советского Союза и трансформации армии, я увидел, что перспектив — ноль.

Заработанные деньги жгут мне руки. Предпочитаю тратить их на все новое — людей, мероприятия и проекты (а не на какие-то материальные ценности вроде яхт и домов). Я давным-давно понял: больше, чем у меня есть — мне не нужно.

Мое мировоззрение сформировали Толстой, Пушкин, Лихачев и Сахаров. Их книги и поступки по сей день производят на меня большое впечатление. Повлияли и мои близкие друзья — Миша Куснирович, Олег Бериев и Ермолай Солженицын (сын писателя Александра Солженицына — Inc.). А сам Александр Исаевич для меня — основа моих убеждений, такой большой нравственный столп.

В бизнесе у меня нет больших партнеров — скорее, я сам большой партнер для других. Почему? Чувствую себя вожаком (и окружающие люди, наверное, тоже). Возможно, когда-то все изменится и я буду младшим, «спящим» партнером — чтобы просто отдыхать.

Мне очень нравится заводская атмосфера — я даже не мыслю жизни без нее. Многие не знают, но это очень приятно — находиться среди людей, объединенных работой и общим делом. Например, у нас на производстве я общаюсь со всеми — не только с директорами, но и с грузчиками. Они подходят и говорят: «Вадим, как дела? Как жизнь? Ну, давай, мы не будем тебя отвлекать, иди работай». Это большая человеческая ценность — она наполняет жизнь смыслом.

В 1990-е было ощущение свободы. Сейчас же очень много внешней политики по телевизору. На мой взгляд, это неправильно, потому что, в первую очередь, нужно концентрироваться на своих делах. А внешняя политика — это сугубо профессиональная зона, которой должны заниматься Министерство иностранных дел и еще пара ведомств.

Рынок непрозрачный, а Россия в изоляции. Это позволяет внутри страны дергать цены вверх-вниз, а мне это очень не нравится. В том году стоимость свинины росла как на дрожжах — до 40%, можете себе представить? 40%! Полная потеря рентабельности у компаний, вся индустрия в минус работала. Такого быть не должно.

Проблему нехватки свинины года через 3 закрою полностью. С говядиной история менее сложная (можно сказать — примитивная). Просто она менее доходная и очень длинная — на 100 лет. А я не ворона, столько не проживу.

Современные стартаперы по знаниям в разы мощнее нас тогдашних. Но если говорить о тех, кого я вижу здесь, в Москве, — по жизненной тяге они более вальяжные и менее ответственные. Это понятно — жизнь стала чуть получше (в столице, по крайней мере).

В провинции предприниматели — жесткие и осмысленные. Порой мыслят категориями «год-два» — но это потому, что свой бизнес чаще измеряют масштабами региона, а не страны. Они более земные, скажем так: ориентированы на производство и какие-то вещи, которые можно осязать руками, — будь то парикмахерская для собак или прачечная. И это, кстати, создает условия для жизни и комфортную городскую среду. А в Москве стартаперы — более национального, а то и интернационального разлива.

В последнее время мне очень нравится региональная повестка. Столица просто переполнена, в ней есть свои культурологические плюсы, но в целом мне, опытному уже человеку, интереснее было бы жить в провинции. В принципе, я это часто и делаю — выезжаю в Иваново и Владимир.

У государства должны быть программы, которые позволяют людям инвестировать далеко и глубоко. Потому что, например, проекты в области сельского хозяйства — все на 15 лет. А когда государство что-то резко меняет, люди пугаются и начинают вытаскивать деньги, совершать какие-то преступления в банковской сфере, пытаются «нажулить» сразу, чтобы как-то обезопасить себя потом. Понимаете, это очень сложно — 15 лет жить с долгом. Надо обладать устойчивым сознанием (даже устойчивой психикой), чтобы сохранять спокойствие.

Не нужно строить бизнес с друзьями — это усложняет работу. Особенно потом, когда компания растет.

Еще больше о правилах жизни Вадима Дымова читайте в эксклюзивном интервью Inc.Russia.