Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 апреля 2010, источник: РИА Новости

Синтезу 117-го элемента помогли «люди Обамы» и высшие чины таможни РФ

МОСКВА, 8 апр — РИА Новости. Успешный эксперимент по синтезу 117-го элемента таблицы Менделеева, проведенный в российской Дубне, не состоялся бы без помощи «людей (президент США Барака) Обамы», пришедших в руководство американской науки, и без содействия высоких начальников в российской таможне. рассказали в четверг на пресс-конференции в РИА Новости авторы открытия.

В среду ученые Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) объявили, что им при содействии американских коллег удалось успешно синтезировать 117-й элемент.

Руководитель эксперимента, академик Юрий Оганесян рассказал, что идея получить сверхтяжелый 117-й элемент у него и его коллег возникла еще в первой половине 2000-х годов. Однако проблема заключалась в том, что для реакции нужна была мишень из берклия-249, который можно было получить только в реакторе с очень высоким потоком нейтронов.

«Я обратился к руководителю НИИ атомных реакторов в городе Димитровграде, где есть такой реактор, с вопросом, могут ли они изготовить берклий в нужном количестве. Он ответил, что им нужно три года на модернизацию реактора и потребуется около трех миллионов долларов. Однако потом оказалось, что вопрос значительно более сложный», — сказал Оганесян.

Тогда, рассказал ученый, в 2005 году он приехал в Окриджскую национальную лабораторию в США, где был необходимый реактор, и предложил им участие в эксперименте, но в тот момент ничего не вышло. «Мне кажется, они тогда не были готовы», — сказал он.

Было решено вновь обратиться в НИИАРу, однако выяснилось, что вряд ли в ближайшее время что-то может быть сделано. Второй раз Оганесян поехал в Окридж в конце 2008 года, и снова сделал это предложение.

«На этот раз оно было принято. Там поменялось руководство, пришли “люди Обамы”. Они говорили мне, что во времена Буша был некий научный застой, они хотят как-то резко скомпенсировать то отставание, которое было в связи с иракской войной. Я думаю, что это тоже сыграло роль в том, что они согласились», — сказал Оганесян.

Свою задачу американские ученые выполнили безукоризненно, сказал он. Через 250 дней облучения в реакторе нужное количество берклия-249 было получено, однако затем ученым пришлось столкнуться с более сложной задачей преодоления бюрократических барьеров.

«Одно из наших крупных достижений — то, что мы заставили быстро работать не только своих коллег, но и административные структуры, что задача совсем нелегкая. Таможню, транспортную структуры и даже пилота», — сказал Оганесян, пояснив, что время полураспада берклия составляет лишь 320 дней, и каждый из них необходимо сохранить для продолжения эксперимента.

Его коллега, вице-директор ОИЯИ Михаил Иткис рассказал, что на одном из этапов таможенного оформления чиновники отправили ценный груз назад в Америку.

«У нас очень любят придираться ко всяким формальностям — не так (оформлены) документы. Первый раз это вещество на самом деле отправили назад, из-за каких-то недочетов в бумагах. В этот момент, конечно, мы вмешались, и уже до верхов дошли таможенных служб, которые дальше уже работали безотказно», — сказал Иткис.