Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 апреля 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Павел Астахов: у Артема все худшее уже позади

Российским сиротам не место за границей. Эфир программы «Скажите прямо»

В студии радио «Вести ФМ» — Павел Алексеевич Астахов, уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка, с комментарием ситуации с российским ребенком, от которого отказались американские приемные родители.

Кузичев: Павел Алексеевич, добрый день! У нас день сегодня начался как раз с вашего выступления в прямом эфире, когда вы были рядом с мальчиком Артемом. Он подписывается Джастином, когда рисует.

Астахов: Меня это удивило очень, когда он подписал свой рисунок. Я попросил его нарисовать меня, он нарисовал.

Кузичев: Я видел, там толстяк какой-то нарисован.

Астахов: Вот таким он меня представляет. На самом деле, он очень худенький сам по себе. Он явно, мне кажется, недоедал, потому что он весит 17 килограмм. Для его возраста это маловато.

Кузичев: Не баловали его, судя по всему.

Астахов: И меня удивило, что он подписывается «Джастин». Я ему говорю: «Ты Артем, тебя Артем зовут», — он мотает головой и говорит: «Джастин, Джастин». За шесть месяцев ребенок уже и русский подзабыл, и даже имя свое забыл.

Кузичев: Мы все среагировали, абсолютно естественно и правильно мы среагировали на какой-то странный, нечеловеческий поступок: отправить человека как посылку…

Астахов: Дикий поступок.

Кузичев: …Как товар: не подошел, возьмите, пожалуйста.

Астахов: Вы знаете, очень странно видеть это в Америке. Потому что я жил в Америке, и первое, что со мной случилось, когда я ребенка своего оставил на несколько часов одного в квартире, — на меня сразу пожаловались соседи. Потому что в Америке нельзя ребенка до 14 лет оставлять одного, за это даже можно в тюрьму сесть. И вот как могла американская гражданка так поступить: отправить ребенка самолетом одного?!

Кузичев: А я объясню: американцы – они же очень законопослушны. Мы же здесь сейчас моральный аспект обсуждаем. Понятно, что агентству, чтобы получить ребенка, или людям, чтобы усыновить ребенка, надо пройти кучу всяких юридических препонов.

Астахов: Но она же не получает ребенка в собственность, у нее все-таки есть обязанности по отношению к ребенку.

Кузичев: То есть, каким-то образом подобный поступок тоже должен со стороны закона какую-то оценку получить, американского закона. И какая это может быть оценка?

Астахов: Мы сейчас обратились через дипломатический канал, чтобы была дана оценка действиям Тори Хансен, которая подвергла ребенка опасности. Она отправила его одного на двух самолетах, с пересадкой, в Россию. Без сопровождения. С записочкой. Дала ему печенюшки.

Кузичев: А если бы она села с ним в самолет, отправилась по всему этому непростому маршруту вместе с ним, приехала и сказала бы: «Не подошел»?

Астахов: Ей не надо было никуда садиться. Ей надо было набрать один простой телефон, вызвать американские органы опеки, они приехали бы и забрали ребенка. Все.

Кузичев: Получается, что мы никак не имеем в виду психологическую травму ребенка, который чувствует себя бессмысленным и ненужным существом, если не предметом. Это никак не регулируется?

Астахов: Это самый важный вопрос. Но что хуже здесь: позвонить и честно признаться, что не в состоянии воспитывать ребенка и отдать его дальше в нормальную семью, где ему обеспечат уют, заботу, любовь и ласку, или вот так поступить с ребенком: на сутки его отправить, чтобы он летел на двух самолетах, в никуда, собственно говоря. Кто его здесь ждал, в России? Его никто здесь не ждал. Его привезли и, извините, «сдали» в Министерство образования, поскольку она знала, что Министерство образования сегодня курирует как раз процедуру усыновления.

Кузичев: Какое продолжение, какое развитие может быть у этой истории: с нашей стороны, со стороны ребенка, и со стороны агентства, и со стороны американской мамы?

Астахов: Я очень надеюсь, что продолжение и развитие будет самое благоприятное для Артема, потому что надеюсь, и хочется верить, практически уверен, что все худшее у него позади. Сейчас, прежде всего, органы опеки отдела «Тверское» занимаются подбором ему семьи, поскольку они сегодня отвечают за Артема, они обеспечивают соблюдение всех прав и законных интересов несовершеннолетнего. Ему будет подобрана, надеюсь, семья, сейчас уже несколько семей высказали желание усыновить Артема. Конечно же, ему лучше уйти в семью, чем вернуться в детский дом, тем более, в Приморье. Поэтому надеюсь, что все сложится хорошо.

А что касается оценки действий приемной матери Тори Хансен, или несостоявшейся матери, как хотите, то пусть оценку дает американская сторона сейчас. Посмотрим, как они будут реагировать, когда привлекают родителей, которые детей одних оставляют, к ответственности, иногда лишая родителей возможности видеть ребенка в течение нескольких лет. Я просто знаю конкретные примеры, когда к нашим семьям применялись подобные санкции. Как они отреагируют на эту ситуацию и какие меры применят к Тори Хансен, которая, ко всему прочему, как мне сегодня рассказал Артем, таскала его за волосы регулярно. Он даже не реагирует на нее, как на маму. Я ему говорю: «А мама?», а он не понимает, о ком я говорю. Я говорю: «Тори», а он говорит: «Tory bad, bad», и показывает, как она его за волосы таскала. Вот это те действия, которые должны быть оценены именно нашими американскими коллегами. Они должны дать оценку действиям Тори Хансен.

Кузичев: А с вами американские коллеги как-то связывались?

Астахов: Да, посольство связывалось, мало того, вчера были представители посольства, консул была и представитель отдела по работе с американскими гражданами, которые, на самом деле, очень агрессивно себя очень вели, и хотели забрать Артема даже из отделения УВД «Тверское». А потом ночью они приехали в больницу.

Кузичев: А куда они его забрать хотели?

Астахов: В посольство. Они утверждали, что Артем является американским гражданином, мало того, они приехали в 21 больницу ночью. Я разговаривал с дежурным администратором, она сказала, что они стоят и ругаются с охраной, и говорят: «Вы нарушаете законы, вы должны вернуть гражданина Америки». Но простите, у него российский паспорт. В российском паспорте указано гражданство – Россия. Даже мама в письме отказном написала: так как он русский гражданин, заберите его обратно. Понимаете, он даже для Тори Хансен был русским гражданином. Поэтому ни одного свидетельства того, что Артем американский гражданин, не было представлено. Для нас он – российский гражданин, Артем Савельев. Поэтому мы будем заниматься его судьбой.