Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2010, источник: Росбалт - Петербург

Как и для кого зарабатывает деньги ВНИИБ?

Всероссийский научно-исследовательский институт целлюлозно-бумажной промышленности (ВНИИБ) вместо выполнения своих прямых функций погряз в судебных тяжбах с акционерами. Кроме того, к институту есть вполне обоснованные претензии у МЧС и Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР).

Судя по названию, задача ВНИИБ — развитие целлюлозно-бумажной промышленности России и снабжение ее передовыми технологиями. Между тем, как выясняется, институт занимается совершенно иной хозяйственной деятельностью, суть которой его руководство тщательно скрывает даже от акционеров, которые были вынуждены обратиться в суд.

Судебная тяжба между ВНИИБ и ИСК «Феникс», владеющей 28,7% голосующих акций института, длилась около года. Почему все это время руководство ВНИИБ упорно игнорировало требования предоставить акционерам положенные по закону финансовые документы, пока неизвестно. В итоге в ситуацию пришлось вмешаться регулирующим органам. Как стало известно «Росбалту», ФСФР по Северо-Западному округу обязала ВНИИБ выплатить штраф 1,5 млн рублей за то, что институт не предоставил компании «Феникс» документы о своей финансово-хозяйственной деятельности.

Но даже после решения Арбитражного суда в пользу ИСК «Феникс» и под угрозой огромного штрафа руководство института отказывается «раскрыть карты». Видимо, тайны, которые скрывает финансовая отчетность предприятия, стоят гораздо дороже полутора миллионов.

Впрочем, если ознакомиться с некоторыми документами, многое становится понятно уже сейчас. Согласно отчету ВНИИБ, попавшему в распоряжение «Росбалта», научная деятельность института убыточна, а чисто символическая прибыль получается за счет сдачи институтских площадей в аренду различным коммерческим структурам. Причем сам доход от аренды весьма приличный, но его большая часть расходуется на содержание и ремонт этих самых сдаваемых в аренду площадей.

Возникает вопрос: в чем смысл деятельности отраслевого научного учреждения, которое не выполняет своих прямых задач, и кому выгодно его существование? По данным газеты «МК», до 65% акций ВНИИБ могут принадлежать 73-летнему генеральному директору института Петру Осипову и членам его семьи. Таким образом, институт стал своеобразным семейным бизнесом. На научных разработках быстро больших денег не заработаешь — в отличие от сдачи в аренду институтских площадей. Видимо, именно поэтому Осипов предпочел не ввязываться в долгий и весьма затратный процесс разработки высоких технологий.

Для большинства отраслевых участников рынка институт сегодня оказывается абсолютно бесполезным. Представители целлюлозно-бумажных комбинатов говорят, что отказались от сотрудничества с ВНИИБ уже много лет назад. Как отметил в интервью «Росбалту» заместитель технического директора Пермского ЦБК Михаил Спасенникова, «последний раз мы обращались во ВНИИБ еще в советское время — в 1986-87 годах, …сегодня, участвуя в специализированных выставках, от профильного НИИ мы ничего нового не слышим, все — вчерашний или позавчерашний день…».

Однако на этом беды ВНИИБ не заканчиваются. Сейчас предприятие функционирует фактически нелегально — в конце марта управление МЧС по Санкт Петербургу внесло институт в список 17-ти наиболее пожароопасных объектов города и приостановило его деятельность на месяц.

Не удивительно, если вскоре деятельность ВНИИБ будет вообще прекращена. Ведь мало того, что предприятие не выполняет свои прямые обязанности, оно еще и не соответствует требованиям пожарной безопасности. К тому же финансовые операции института вполне могут быть признаны незаконными, и разбираться в этом вопросе придется уже следственным органам.

Однако даже если владельцы ВНИИБ вдруг выполнят все решения суда, предоставят полную отчетность о своей деятельности и сумеют отстоять право института на существование, положение целлюлозно-бумажной промышленности от этого не улучшится. Сейчас участники рынка вынуждены закупать необходимые технологии на Западе, поскольку аналогичных российских разработок, к сожалению, нет. И хотя правительство РФ настаивает на активном развитии производства глубокой переработки древесины в России, отечественная наука в лице ВНИИБ занимается, судя по всему, совсем другими делами и вряд ли сможет помочь промышленности в реализации этой задачи.

Ольга Шумовских