Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2010, источник: Фонтанка

Судью оправдало равенство голосов

Громкое дело экс-судьи Приморского суда Петербурга Владимира Казакова, которого следствие обвиняло в убийстве бывшей супруги и ряде других преступлений, закончилось оправдательным вердиктом. При голосовании по поводу виновности бывшего слуги Фемиды голоса присяжных разделились поровну, что толкуется в пользу подсудимого.

Громкое дело экс-судьи Приморского суда Петербурга Владимира Казакова, которого следствие обвиняло в убийстве  бывшей  супруги и ряде  других преступлений, закончилось оправдательным вердиктом. При голосовании по поводу виновности бывшего слуги Фемиды голоса присяжных разделились поровну, что толкуется в пользу подсудимого. Такой поворот дела адвокаты Казакова объясняют выступлением их клиента, которое произвело сильное впечатление на народных судей. Однако прокуратура Ленинградской области, поддерживавшая обвинение в этом процессе, намерена взять реванш: оправдательный приговор в отношении экс-судьи будет обжалован в Верховном суде РФ.

Решающее заседание изрядно затянулось.  Присяжные удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта ближе к вечеру 12 апреля. Одна из дочерей супругов Казаковых перед этим сказала им: какое бы решение народные судьи ни приняли, он (Владимир Казаков) останется убийцей их матери. По ее словам, в результате преступления дочери потеряли не только мать, но и отца.

Коллегии понадобилось около 3,5 часов, чтобы взвесить все представленные доказательства и вынести вердикт. В районе десяти часов вечера народные судьи появились в зале и высказали свое решение. Голоса 12 заседателей разделились: 6 из них считали Владимира Казакова виновным, а другие 6 — не виновным. В этом случае, согласно уголовному законодательству, результат толкуется в пользу подсудимого. Потерпевшие (ими в ходе следствия были признаны дочери погибшей женщины) встретили вердикт слезами.

Владимир Казаков был отпущен из-под стражи: до этого он более 3 лет провел в следственном изоляторе. Бывший судья был спокоен. «Без истерик», — резюмировали защитники. Адвокат Георгий Валович рассказал «Фонтанке», что после оформления документов они отвезли своего клиента к его жене и ребенку (на момент гибели Веры Казаковой судья  не жил с первой семьей), где посидели полчаса, а потом разошлись. По мнению защиты,  годы, проведенные Казаковым за решеткой, ощутимо сказались на нем: «Визуально он постарел и поседел, а вот состояние здоровья… Это будет ясно после того, как он пройдет полное медицинское обследование».

Своим резким поворотом дело Владимира Казакова обязано коллегии присяжных, которые оправдали его. Адвокат Валович считает, что на заседателей повлияло выступление самого экс-судьи, который, по мнению защитника,  был  очень убедителен. Последние три с лишним года, которые Казаков провел в следственном изоляторе, бывший слуга Фемиды тщательно изучал уголовное законодательство применительно к своему случаю. И, естественно, готовился выступить с последним словом.

Старший прокурор 12-го отдела Ленинградской областной прокуратуры Владимир Михайлов, поддерживавший обвинение на этом процессе, заявил «Фонтанке», что оправдательный приговор будет обжалован в Верховном суде РФ, поскольку  стороной защиты в суде допускались грубые нарушения. «На присяжных оказывалось давление. Представители защиты упоминали в присутствии коллегии те данные, которые запрещены, — к примеру, данные о личности самого Казакова и потерпевших. Этим, кстати говоря, объясняется такой вердикт: у защиты была тактика – победа любой ценой», — заявил гособвинитель Михайлов. По его словам, прокуратуре тоже было что сказать, но представители надзорного ведомства блюли дух и букву закона. Гособвинитель напомнил о взрыве в зале Казакова, когда во время оглашения приговора бывшим милиционерам Андрей Лапин пытался убить судью. Как впоследствии пояснил сам Лапин, Казаков якобы вымогал у него взятку за назначение условного лишения свободы. «Денег у Лапина не было, но была граната», — резюмировал Михайлов.

Напомним, что экс-судья Приморского суда был задержан в феврале 2007 года по обвинению в убийстве своей бывшей жены Веры Казаковой, обгоревшее тело которой было найдено в декабре 2006 года. По версии следствия, на это преступление Казакова толкнули корыстные мотивы. В их совместном владении находились трехкомнатная квартира на Варшавской улице, автомобиль «Форд-фокус» и гараж в Колпинском районе. Вера Казакова попыталась через суд разделить это имущество. Ее поступок прокуратура трактует как попытку удержать бывшего мужа, которого Казакова продолжала любить. По словам свидетелей, она приглашала своего бывшего супруга после заседания пойти в кафе, но Казаков шел на контакт неохотно. Из суда, как это зафиксировано, Казаковы вышли вместе и после этого живой женщину не видел никто.

Бывший слуга Фемиды показал, что у здания Московского суда он сел в машину и уехал по своим делам. Прокуратура придерживается другой точки зрения: якобы Казаков посадил в автомобиль свою бывшую супругу и повез за город. По пути мужчина ее убил, нанеся  около десятка ударов отверткой. А потом, закупив на АЗС поселка Павлово (Кировский район Ленобласти) две 5-литровых канистры бензина, сжег тело в лесополосе поселка Агалатово (Всеволожский район Ленобласти). Труп женщины был найден 18 декабря.

Прямых  улик, изобличающих Казакова в этом преступлении, следствием добыто не было. Нет свидетелей, видевших, к примеру, как Вера Казакова садилась в машину бывшего мужа, никто не видел, как было сожжено тело женщины. Свою версию сторона обвинения строила на совокупности косвенных доказательств. Адвокат Георгий Валович вообще заявлял, что шансы надзорного ведомства на победу в этом процессе ему кажутся призрачными. Казаков настаивал на своей невиновности.

Кроме этого преступления, следствие инкриминировало Владимиру Казакову незаконное хранение патронов, подкуп свидетеля и воспрепятствование правосудию. Дело в том, что при обыске гаража было обнаружено около 20 старых патронов, нахождение там которых Казаков объяснить не мог. Прокуратура полагает, что якобы совершив убийство своей бывшей жены, экс-слуга Фемиды попытался подкупить свидетеля, который мог опознать его. Казаков, по версии следствия, разыскал сотрудницу автозаправки и через ребенка передал ей 5 тыс. рублей за молчание – чтобы она не рассказывала о том, что он был на заправке, покупал канистры, заправлял их бензином и звонил с ее телефона. При осмотре квартиры на Энгельса, где проживал Казаков вместе со своей новой женой (мировой судьей), якобы мужчина выгнал одного из понятых из квартиры.

Ставить точку в этом деле пока рано — поскольку прокуратура уже объявила о решении опротестовать оправдательный приговор. Не исключено, что Верховный суд согласится с доводами обвинения…И тогда экс-судье еще раз придется пройти через судебное следствие. Если приговор «устоит», Владимир Казаков получил право на возмещение морального и материального вреда. А вот о судейской карьере ему вряд ли стоит задумываться — судейского статуса он был лишен  не из-за истории с гибелью Веры Казаковой.

Алексей Михайлов,
Фонтанка.ру

Досье «Фонтанки»

Владимир Казаков значительно чаще упоминается в СМИ, чем другие его бывшие коллеги. Поводами для этого становились и одиозный взрыв в зале Приморского суда, когда Казаков выносил приговор, и неизвестно откуда взявшийся взрывпакет под днищем его машины и, наконец, лишение его судейских полномочий. Среди бывших коллег Казакова бытует мнение, что неприятности экс-судьи не связаны с его ореолом активного борца с коррупцией в милиции. Скорее, причины в особенностях личности.

Впервые о судье Казакове как о рьяном борце с милицейской коррупцией заговорили 15 июня 2005 года. В тот день он оглашал приговор бывшим сотрудникам управления внутренних дел, обвинявшимся в превышении служебных полномочий. Один из них, Андрей Лапин, которому назначили максимально возможное наказание, принес в зал ручную гранату и взорвал ее. 11 человек были ранены, погиб конвойный. Казаков остался жив, но попал в больницу с осколочными ранениями.

Тогда в СМИ появились публикации, что судья пострадал из-за своей принципиальности. Кроме того, Казакову, мол, не могли простить, что он слишком жестко обходился со «своими». Ведь до того как стать судьей и сурово наказать как минимум 15 милиционеров, он возглавлял следственный отдел Красногвардейского РУВД. Однако среди судей бытует мнение, что Казаков боролся с милицейской коррупцией не более остальных. А поводом для такого финала судебного процесса могло стать не жесткое решение, а, мягко говоря, жесткое поведение экс-судьи во время всех его слушаний.

Говорят, Казаков позволял себе кричать на прокуроров и адвокатов. С подсудимыми и другими людьми, имеющими отношение к рассмотрению дел, обращался слишком по-свойски. После общения с ним у некоторых складывалось ощущение униженности. Один из хорошо знающих Казакова экс-коллег рассказал, что он вел себя в процессах согласно пословице: «Я-начальник, ты-дурак».

В судейской среде о Казакове отзываются неоднозначно. С одной стороны, его характеризуют как карьериста (в хорошем смысле слова). При поступлении на работу судьей его желание приобретать новые знания только приветствовалось. В работе же его неуемная жажда информации, говорят, выливалась в желание собрать и обсудить все слухи вокруг его процессов и процессов коллег. С руководством он держался почтительно и услужливо до раболепства. А коллег мог обидеть, нагрубить им. Молодых девушек-секретарей, говорят, доводил до слез. И ни одна не задерживалась у него надолго.

С этими особенностями характера Владимира Казакова в судейской среде связывают и второй инцидент. В сентябре 2005-го года кто-то пытался взорвать его машину, подложив под днище взрывпакет.

Череда неприятностей Казакова продолжилась, когда 20 октября 2006-го года квалификационная коллегия судей Петербурга решила прекратить его полномочия. Это произошло по представлению Валентины Епифановой, тогда — и.о. председателя Санкт-Петербургского Городского суда. Она привела несколько случаев, когда Казаков, по ее мнению, намеренно допустил грубые нарушения закона.

В копии приговора по одному из дел, которые вел экс-судья, стояла иная дата провозглашения решения, нежели в подлиннике. В другом случае разнились даты совершения преступления в оригинале и копиях приговора. В третий приговор Казаков, как посчитала Епифанова, внес изменения уже после оглашения. То же самое произошло в случае с делом в отношении Андрея Лапина и его коллег. На двух разных по содержанию приговорах стояла живая подпись Казакова, и датированы они были одним и тем же числом. К тому же в представлении Епифанова указала на недостойное поведение Казакова в быту. Не разведясь, он проживал с другой женщиной и по своему усмотрению распоряжался имуществом, которым владел совместно с женой.
О том, что не следует исправлять в своих решениях «опечатки» и «описки», Казакова предупреждали. Но это не возымело действия. Следствие по делу об убийстве жены Казакова, похоже, только и ждало, чтобы с экс-судьи сняли полномочия. Практически сразу после этого его арестовали по подозрению в совершении данного преступления.

Светлана Стрельцова