Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2010, источник: АиФ Волгоград

Эпид — порок

Что убило Кирила Степнева: загадочная инфекция или банальная халатность?

В последнее время в редакцию поступают многочисленные звонки из Октябрьского района области. Встревоженные родители рассказывают о массовых заболеваниях детей. Они подозревают, что свирепствует какая-то инфекция, о которой врачи предпочитают умалчивать.

А 3 апреля умер двухлетний малыш, у которого за три дня до трагедии были обнаружены симптомы этого якобы неизвестного заболевания.

Жительницы рабочего посёлка Октябрьский готовы были рассказать обо всём, что знают, но при условии анонимности. Это в Волгограде всегда есть выбор, в какую поликлинику идти. А на селе без вариантов – с этими докторами потом ещё жить.

– Я как обычно утром отвела двухлетнюю дочку в садик, – рассказывает Ирина. – А в обед мне позвонили: вашем ребёнку плохо, придите и заберите. Дети поели на завтрак молочный суп, а вскоре мою дочку вырвало, открылся понос, и резко поднялась температура. В тот же день мы оказались на больничной койке с диагнозом «Острая кишечная инфекция». В палате из нашего сада была ещё одна девочка чуть постарше с точно такими же симптомами, как у моего ребёнка. Но наш дет­сад ещё благополучный. Из «Ромашки» дети в больницу поступают просто пачками.
По словам другой жительницы района, Ольги, детям делают жаропонижающие уколы, дают «Смекту». Многие, к счастью, вскоре идут на поправку и через неделю выписываются. Но, к сожалению, не все малыши легко переносят болезнь. Есть и такие, кто лежат под капельницами.

– В основном болеют «детсадники», но недавно поступила трёхлетняя девочка из Нового Аксая с ДЦП, – говорит Ольга. – Она в сад не ходит, но у неё всё то же самое, что и у всех детей – рвота, температура, понос. Она сейчас в очень тяжёлом состоянии. Но весь посёлок знает о том, что девочку привезли в больницу не одну, а вместе с двоюродным братом, который умер в приёмном покое. Мы все просто в шоке. Может, пора, наконец, принимать более серьёзные меры? Приглашать инфекционистов из Волгограда. Пусть они посмотрят всех детей, может, профилактику какую проведут. Мы не хотим терять своих малышей только из-за того, что врачам не хочется выносить сор из избы и привлекать к себе внимание.

Руководитель отделения Роспотребнадзора по Котельниковскому и Октябрьскому районам Елена Евдокимова сообщила, что массовых заболеваний детей в районе не зафиксировано. Был один случай с четырьмя заболевшими из одной группы, но он единичный.

Главный врач центральной районной больницы Галина Тумайкина также считает, что в Октябрьском районе ничего экстраординарного не происходит и говорить о массовой эпидемии не приходится.

– Эпидситуация такая же, как и в прошлые годы, – говорит Галина Павловна. – Действительно, был случай, когда из детского сада «Ромашка» к нам поступило сразу четыре ребёнка из младшей группы в возрасте 2,5 года. Но групповым считается случай, где не меньше десяти заболевших. Всем детям был поставлен диагноз «ротавирусная инфекция», который подтвердился после лабораторных исследований. Что касается умершего мальчика из Нового Аксая, там совсем другое заболевание. Ему был поставлен предварительный диагноз «менингит», он и подтвердился при вскрытии. Это молниеносный случай развития болезни, такое, к сожалению, случается, и медицина не всесильна. Сегодня его двоюродная сестра, девочка с врождённой патологией, действительно находится на лечении в стационаре. Поскольку она была в контакте с заболевшим ребёнком, мы обследовали её на менингит, но диагноз, к счастью, не подтвердился.

Кирюше Степневу было всего 1 год 8 месяцев. Он родился богатырём весом больше 4 кг и рос здоровым мальчиком. В его медицинской карте только записи о сделанных прививках. Родители в шоке от горя.

– За три дня до смерти запоносил, температура поднялась, – рассказывает папа, Денис Степнев. – Думали, просто огурцов солёных мно­го съел. Но на следующий день температура спала, ему стало лучше. Он играл, ел хорошо. А вечером 2 апреля был вялым, словно уставшим. В ночь поднялась температура 39,3. Вызвали фе­льдшера, она сделала ему укол. Кирюша уснул. А в пять утра мы заметили, что по всему телу пошли фио­летово-бурые пятна.
В половине седьмого родители позвонили в ЦРБ и предупредили, что везут сразу двоих детей.

У трёхлетней Маши – двоюродной сестры Кирилла поднялась запредельная температура, появились и другие знакомые октябрьским мамам симптомы: рвота и понос. На машине родственников детей доставили в Октябрьский. В дороге Кирилл плакал, у него начались судороги. В приёмном покое их никто не ждал, несмотря на предварительный звонок. За педиатром послали машину, то­лько когда тяжело больные дети уже находились в приёмном покое.

– Маше, у которой температура была под 40, сразу сделали укол, а я сидел с ребёнком на руках, и нами никто не занимался. Только когда ручка Кирюши повисла, врачи засуетились, надели на него кислородную маску. Стали делать искусст­венное дыхание. Но всё бесполезно. Я не знаю, что вам говорили врачи насчёт предварительного диагноза «менингит», но я помню, как они переговаривались между собой: «Что это с ребёнком? Мы такого не видели». И они же с нетерпением ждали результата вскрытия. Им было интересно, отчего умер мой сын. Я уверен, ничего они не знали и не предполагали. Нам по телевизору много говорят о нацпроекте «Здоровье», какие средства в него вбухиваются. Но мы как жили на обочине жизни, так там и находимся. Добраться из глубинки до ЦРБ можно только на своём транс­порте. А если и доберёшься, не факт, что тебе окажут должное внимание, поставят правильный диагноз и назначат эффективное лечение.

Семья Степневых пока не собирается подавать иск против ЦРБ за смертельно опасное ожидание врачебной помощи в приёмном покое, но убитые горем родственники не исключают, что воспользуются этим правом. Мы будем следить за раз­витием ситуации в Ок­тя­брьском районе. Очень надеемся, что изложенные в ста­тье факты будут проверены компетентными органами.