Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
14 апреля 2010, источник: АиФ Омск, (новости источника)

О чём мечтают люди в белых халатах

Ровно 10 лет назад в нашей стране открылся первый государственный офис врачей общей практики. На тот момент студенту лечебного факультета медицинской академии Павлу Карзухину было всего 20. Сегодня ему 30, и он является самым молодым заведующим отделением общей врачебной практики в Омске.

Правда, это не тот случай, когда говорят «молодо — зелено». Несмотря на юный — по меркам медицинской профессии — возраст, доктор Карзухин умудряется грамотно лавировать в новых стандартах здравоохранения, хитросплетениях отраслевой системы оплаты труда, кипах рецептов и содержании собственной диссертации. Как ему это удаётся — вопрос даже для него самого.

Осознанный выбор

— Престиж социально значимых профессий рухнул вместе с Советским Союзом. Сегодня редко встретишь подростка, который мечтает стать учителем или врачом, ну разве что стоматологом или пластическим хирургом.

— Для меня поступление в медицинский вуз было делом продуманным и взвешенным. Мне хотелось помогать людям, и я подумал, что наиболее востребованный врач в нашей, да и в мировой медицине — терапевт. Мне хотелось работать в стационаре, вести тяжёлые случаи, определять «загадочные» болезни. Но со временем юношеский запал прошёл. Я стал чётко понимать, что настоящая жизнь «кипит» в первичном звене. Хотя со стороны может показаться, что доктор Карзухин просто облегчил свою жизнь. Это не так. Знаете, кто мой постоянный спутник? Стресс. Ты постоянно находишься в тревожном состоянии, думаешь о своих больных, проворачиваешь в голове варианты лечения, ищешь упущенные моменты. Самая большая радость, когда ответ на мучающие тебя вопросы получен, и тем самым ты помог больному человеку. Кстати, я не согласен, когда говорят, что пациенты — неблагодарный народ. Наши люди умеют говорить «спасибо», а слова благодарности — это то, что греет душу любого доктора, особенно если он хорошо потрудился.

— Вас называют амбициозным человеком. В нашей стране не так много врачей, которые в 30 лет возглавляют отделения врачебной практики, подобные вашему. Амбиции помогли?

— Людьми движут разные чувства. В здоровых амбициях нет ничего плохого, главное — не переступать критической черты. И мне непонятно, почему многим кажется странным, что у молодых сегодня столько возможностей. Разве это плохо? Человек должен вырабатывать свой потенциал, а не быть улиткой, которая просто тащит на себе свой груз. Когда мне предложили возглавить отделение, я не колебался. Да, дело новое, но работа заведующего мне интересна: здесь ты развиваешься как врач, занимаешься административной работой, решаешь хозяйственные проблемы.

Сила привычки

— А не было ли соблазна уйти в частную медицину? В нашем городе для этого есть все возможности, да и платят там больше.

— Во-первых, баснословные заработки врачей из частных клиник — это не более чем миф, во-вторых, здесь точно такие же люди. Кроме того, я считаю, что за нами, имею в виду врачей общей практики, будущее. Хотя сегодня этот вид оказания медицинской помощи находится в зачаточном состоянии. И это не проблема финансирования, отсутствия свободных площадей, нехватки кадров, хотя всё это, конечно, тоже играет определённую роль; основная проблема заключается в пресловутом русском менталитете. Просто общество не готово к тому, что один врач может диагностировать и вылечить массу болезней. Люди привыкли толкаться в очередях, «выбивать» талоны к узким специалистам, тратить деньги в частных клиниках, искренне считая, что так будет лучше.

В итоге время уходит, болезнь прогрессирует, «цепляет» за собой ещё пару-тройку «подружек», и мы получаем человека, который морально вымотан, потрёпан физически и уже никому не верит. Самое страшное в такой ситуации, что в один прекрасный день больной присядет на лавочку у подъезда и поделится своими горестями с соседкой тётей Машей. Та прикинет, что у неё было «примерно то же самое», припомнит, чем её лечили, или свой рецепт, а иногда поделится вырезкой из какой-нибудь «оздоровительной» газеты, где на полном серьёзе предлагается закапывать в глаза перекись водорода, жевать крысиные хвостики и литрами пить подсолнечное масло. А ведь помощь была буквально в трёх шагах от дома, и, получи её человек своевременно, он бы не расшатал своё здоровье ещё больше, а то и окончательно.

Врач должен лечить

— Вас не коробит, что вы вот так «воюете», а графы «врач общей практики» нет даже в формулярах ОМС?

— Да, действительно, несмотря на то, что первый кабинет общей врачебной практики был открыт в начале нового века, мы до сих пор приравниваемся к участковым терапевтам. Но не это странно. Странно, что времени на одного пациента нам отводится столько же, сколько врачу на участке, — 15 минут. Хорошо, если человек молодой и шустрый, а если это старушка, у которой только на развязывание платка уходит минут семь, а на рассказ о своей жизни оставшиеся восемь. Разговоры об увеличении временного максимума идут постоянно, но дальше них дело пока не заходит… Вообще иногда не понимаешь, почему реально нужные вещи, лежащие на поверхности, никак не доходят до тех, кто пишет законы и загоняет медицину в стандартизированные рамки, а то, без чего вполне можно было бы обойтись, насаждается в качестве единственно верного решения. К примеру, не совсем понятно, зачем надо было менять систему оплаты труда, которая исправно служила столько лет и давала людям чувство стабильности.

Судя по всему, бюджетников хотели подвигнуть на какие-то новые достижения, но мне кажется, пока реализация этих планов хромает на обе ноги. Хотя нам ничего не остаётся. Мы учимся жить в новых условиях. Врач должен лечить людей, а биться с ветряными мельницами — не наша работа.

Досье

Павел КАРЗУХИН, 1980 г. р., в 2003 году окончил ОмГМА, работал врачом-терапевтом. В 2009 г. возглавил отделение общей врачебной практики городской клинической больницы № 1 им. А.Н. Кабанова. Женат. Имеет дочь.