Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 апреля 2010, источник: АиФ Прикамье

«Калека с Инишмана» выдвинут на «Золотую маску» в трёх номинациях

В этом театральном сезоне экспертный совет национальной театральной премии «Золотая Маска» вновь, как и в 2008 году, был околдован магией ирландских поисков Сергея Федотова. Спектакль «Калека с Инишмана» Пермского Театра «У Моста», который будет сыгран в Москве 13 апреля, выдвинут на соискание премии в трех номинациях «Лучший режиссёр», «Лучший спектакль» и «Лучшая мужская роль».

Сергей Федотов, автор «уникального изобретения» — первого мистического Театра, знаменит еще и тем, что первым в России начал ставить пьесы Мартина МакДонаха, ставшего сейчас по-настоящему культовым драматургом во всем мире. «У Моста», по-прежнему, остается единственным театром в России, в репертуаре которого идет сразу 4 пьесы МакДонаха («Красавица из Линэна», «Череп из Коннемары», «Сиротливый запад» и «Калека с Инишмана»). Сергей Федотов, подобно борхесовскому герою, хранящему в своем доме АЛЕФ, уместил всю Ирландию в пространстве своего небольшого Театра. И мифы, и суеверия, и противоречивый дух жителей Изумрудного острова поселились где-то в тайных уголках «У Моста», в его атмосфере закулисья, в таинстве репетиций, в странном невыразимом чувстве, которое переполняет зрителей, когда они благодарно аплодируют актерам, впустившим их на пару часов в магический мир макдонаховских чудаков.

История федотовской Ирландии началась 6 лет назад со спектакля «Сиротливый Запад» (номинанта на «Золотую Маску- 2008»), который и положил начало нынешнему российскому «макдонаховскому буму» и практически задал канон чтения странной жанровой природы этой драматургии. Приемы и театральные придумки, сочиненные Театром «У Моста», цитируются теперь многими постановщиками – но его ключ к уникальной стилистике макдонаховского мира до сих пор остается не разгаданным. Так, в версии Федотова «Сиротливый запад» оказывается не просто историей о героях с нулевым порогом чувствительности и этики: они способны спокойно отрезать уши собаке, колошматить друг друга из-за чипсов и виски и даже в приступе ярости прострелить папаше голову… В действительности, в их экстремальном способе существования кроется загадка устройства этого мира, необходимости каждый день отвечать себе на вопрос, как может оставаться вера в мире, если Каин всегда будет пытаться убить Авеля, как возможно молиться перед распятием на стене, рядом с которым на гвозде висит ружье, из которого убит отец…

Размеренно текущая жизнь в спектаклях Федотова, взрывающаяся шокирующими событиями, объясняет эту парадоксальность. Безумно смешные сцены драк, идеи героев о том, как поизобретательней поиздеваться друг на другом, вдруг переходят в эпизоды подлинного, буквально ошарашивающего зрителей, откровения. В «Сиротливом западе» просто потрясает сцена, где Священник Уэлш сжигает собственные руки в горящей плавящейся массе – расплавленных статуэток святых. И в этот момент комически гротесковая ссора братьев оказывается вписанной в пространство осиротевшего без веры мира. Мира, где дымятся останки расплавленных святых, где священник плачет, корчится от боли и отчаяния как фигурка с полотен Босха.

Актеры Театра «У Моста» блестяще умеют сыграть странность и противоречивость такого мира: превратить отталкивающую ярость братьев («Сиротливый запад») в обаятельность и наивность. Они заставляют полюбить мерзкую «физиологичную» старуху («Красавица из Линэна»), пожалеть мрачного святотатствующего могильщика Мика Дауда («Череп из Коннемары»).

Федотову, поставившему всю Линэнскую трилогию («Сиротливый Запад», «Красавицу из Линэна», «Череп из Коннмары»)1, показалось мало и в 2009 году он предложил свою версию пьесы из Аранской трилогии МакДонаха – «Калека с Инишмана», в которой открыл совершенно иного МакДонаха. Вместо линэнских героев, больше напоминающих террористов ИРА, мостовцы сочинили подлинных ирландских чудаков, похожих на персонажей из фильмов Кустурицы или Фелинни. Жители крошечного остров заполняют свою жизнь в ожидании хоть каких-то событии и новостей странными безобидными занятиями: любят поглазеть на коров или покидаться в них кирпичами, помечтать о телескопах или устроить аттракцион по разбиванию куриных яиц о человеческую голову. За всей странностью и детскостью этих персонажей скрывается отчаянное желание драматурга забыть о реальности, с ее политическими и историческими катастрофам, буквально вросшими в подсознание Ирландии. «Калека с Инишмана» в Театре «У Моста» похож на древнее сказание, на рассказ о простых истинах, о родном доме и родных людях, которые оказываются важней любой эфемерной мечты, пусть это даже и греза о красивом Голливуде и кино, вслед за которой попытается уплыть с острова калека Билли.

В спектакле Федотова мир первозданной стихии рождает все. И удивительно объемная, естественная музыкальная и звуковая партитура: народная ирландская музыка сливается с шумом морского прибоя, с ритмом приливов и отливов и с отдаленным звоном колокола. И по-человечески теплые, обжитые костюмы, вещи инишманцев, среди которых прячутся настоящие ирландские: чашечки, ложечки, чайники, привезенные прямо с Инишмана.

В этой доскональности, в этой изумительной подробности и режиссерского видения Федотова, и актерской игры кроется только сотая доля тайны ирландских постановок Театра «У Моста», которые на фоне современных театральных экспериментов оказываются необычайно наполненными, осмысленными, пережитыми глубоко внутри и разумом, и чувствами.
 
 

Репертуар театра "У Моста" на апрель 2010 года