Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 апреля 2010, источник: АиФ Волгоград

Испанское небо над Волгой

Новые подробности гибели знаменитого героя

О Герое Советского Союза Рубене Ибаррури у нас знают больше, чем в родной Испании. Ведь он погиб на сталинградской земле и похоронен на площади Павших Борцов. Краевед Тамара Башлыкова недавно открыла несколько новых страниц о жизни и смерти раненного под Котлубанью командира пулеметной роты Ибаррури. Газета «АиФ»– «НП» продолжила начатое ею расследование и нашла людей, которые утверждают, что испанца хоронили три раза, а смертельную рану он нанес себе сам.

Тамара Башлыкова работает в Волжском институте экономики, педагогики и права. Ректор здесь Галина Ушамирская. Её отец, Фёдор Паращук, воевал с Рубеном в одной роте, ранили их тоже в один день – 24 августа 1942 года, когда наши положили сотню вражьих солдат и не дали немецким танкам прорваться в Сталинград. После войны Паращук стал начальником станции Арчеда и писал лидеру испанских коммунистов Долорес Ибаррури о том, как сражался её сын. Фёдора пригласили в Испанию, он отказался.

– На какие шиши было ехать-то? – удивляется Ушамирская. – И кто бы дал загранпаспорт человеку с допуском номер один?

Часть воспоминаний «сверхсекретного» Паращука напечатали в областной газете в 1985 году. Вот абзац о том, каким нашли Рубена после схватки под Котлубанью: «Тяжело раненный  в живот, он с пистолетом в одной руке и ножом в другой лежал лицом к врагу и был без сознания». Директор Среднеахтубинского музея Надежда Абазова делает вывод, что испанец скончался от харакири:

– Он был ранен в спину и боялся попасть в плен, поэтому вспорол себе живот. Иначе зачем нож в руке? Характер был бешеный, да и ранение соответствовало.  

Умер Рубен в одном из госпиталей, которыми служили почти все общественные здания. Председатель районного совета ветеранов Татьяна Волкова показала мемориальную доску на здании комитета бюд­жет­но-финансовой политики – прежнем кинотеатре. Надпись говорит, что здесь провёл последние дни  Рубен Руис Ибаррури.

Волкова уверена, что с колотой раной живота Рубена спасти было невозможно: лекарств никаких, на весь посёлок один врач, и тот детский. Одна из тех, кто провел последние дни и часы с Рубеном, была санитарка Мария Ткачёва. Она рассказывала, что тогда в госпитале лежали двое: русский лётчик и испанец. Медицинская помощь ограничивалась перевязками, но Ибаррури стонал лишь тогда, когда терял сознание. Любил взять Машу за руку и смотреть в окно – очень нравился вид. Особенно бездонное небо, как в Испании. Оба офицера умерли третьего сентября, хоронили их ночью вместе.

До сих пор все дружно утверждали, что Рубена схоронили сразу в сквере перед райкомом партии. Татьяна Волкова даже место показала: в 1948 году, когда ей было семь лет, останки Героя отсюда перевезли на площадь Павших Борцов. Рассказ продолжает Клавдия Фроленкова из Волжского. Её отец до войны служил в Средней Ахтубе в НКВД, умер там и похоронен на местном кладбище. К 1942 году она окончила семилетку и помнит всё до мелочей. По её словам, Рубен лежал в кинотеатре, там и скончался. А похоронили на кладбище. Ночью, никто не видел.
– Недалеко была могила отца, я всё время мимо проходила, видела деревянную пирамидку с надписью, что здесь лежит Рубен Ибаррури, – вспоминает Клавдия Ивановна.

Первый раз его перезахоронили, уверена пожилая женщина, перед приездом матери. Это она тоже помнит в деталях:
– В тот день я шла в магазин мимо кинотеатра. Смотрю, перед райкомом толпа народу. В почётном карауле стояли комсомольцы. На пароме из Сталинграда приплыли первый секретарь обкома Чуянов, Долорес Ибаррури в чёрном с дочерью Амайей в красном платье. Мама как подошла к могиле, так и упала на неё, волосы по цветам рассыпались. Поминать поехали к первому секретарю Шарову.

Директор Среднеахтубинского музея считает, что пожилая женщина что-то путает. На кладбище умерших тогда некому было возить – так много их было. Хоронили в братской могиле в центре села, здесь теперь мемориал.
Вскрывали могилу десять допризывников. Эксгумацией руководил старший лейтенант Михаил Кириллов. Он живёт в Волжском и впервые решил рассказать нашей газете, как было на самом деле:

– Сначала его похоронили на общем кладбище, раньше это все знали, а уж потом – в сквере перед райкомом. Сохранился он плохо, всё было чёрное. Останки переложили в цинковый гроб и увезли на райкомовской машине в Сталинград.

Но всё это теперь уже неважно. Главное, героя-ис­панца у нас уважали при жизни – любят и сейчас.