Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Как ученым удалось открыть структуру ДНК, кто им в этом помог, как совершенствовались методы исследования генетических последовательностей и что происходило в эпоху великих генетических открытий, расскажет книга Джеймса Уотсона «ДНК. История генетической революции», рецензию на которую публикует Indicator.Ru. Автор рецензии — кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Института биологии внутренних вод РАН Дмитрий Карабанов.

Большинство читателей «честного Джима» любят его за стиль — и в книге «ДНК. История генетической революции» он совершенно не меняется. Изложение материала сопровождается едкими комментариями и личное «присутствие» автора при чтении не исчезает ни на страницу. Конечно, это не «Двойная спираль» и Уотсон больше ностальгирует по ушедшим великим ученым, с которыми он дружил, ругался или конкурировал. Видно, что он по-человечески сожалеет, что им так и не удалось подружиться с Розалинд Франклин, очень тепло вспоминает гениального (и так и недооцененного) Фрэнсиса Крика, восторгается гением великого Лайнуса Полинга.

При этом в «ДНК» нет излишнего «учительства», которое присутствовало в автобиографичной книге «Остерегайтесь занудства». В общем стиль — очень «светлый», обладатель the Noble prize как бы подводит итог эры великих молекулярно-генетических открытий. В целом, конечно, книга относится к жанру истории биологии, это не учебник (как «Молекулярная биология клетки»). Но при этом «ДНК» не только рассказывает о молекулярных методах, которые представляют историческую ценность (вроде картирования хромосом или чтения последовательностей «на пленке»), но и охватывает новейшие методы (типа нанопорового секвенирования).

Кроме описания методов, в книге рассказывается о круге задач, которые решаются благодаря секвенированию индивидуальных геномов (например, поиск онкомаркеров), полной расшифровке и аннотации генома, а также перспективах, которые возникают благодаря давнему открытию Уотсона и Крика: персонализованной медицине, редактировании генома и управлении наследственностью. Ну и конечно, Уотсон не мог оставить в стороне проблему, которой занимается последние десятилетия — борьба с раком (этому заболеванию посвящена отдельная глава). Эта часть больше напоминает обзор или статью-метаанализ, чем раздел научно-популярной книги. При этом, действительно, вся книга написана очень легким языком, понятным даже неспециалисту. И школьники старших классов, и старшие научные сотрудники найдут в ней интересные для себя факты и идеи.

Отдельно можно похвалить издательство за перевод и научное редактирование. Кроме нескольких опечаток я нашел в книге лишь пару неточностей. Самое страшное — начало книги. Там субъединицы ДНК (дезоксирибонуклеотиды) были названы «белковыми субъединицами». Вероятно, здесь переводчик ошибся из-за того, что в книге постоянно проводятся сравнения то белков, то нуклеиновых кислот. При этом в английском варианте в этом месте стоит просто слово «units». Вторая занятная «блоха» нашлась при подписи к фотографии мальчика с синдромом Дауна. Почему-то его назвали «студентом» — хотя по фото видно, что ребенку лет 9. Здесь переводчик ошибся из-за слишком хорошего знания английского языка (а Уотсон-то — американец). В оригинале указано «student». Но у янки все «студенты» — от ученика-подготовишки до магистранта.

Еще немного смущает, что в некоторых главах имена героев повествования даются с английской литерацией (в скобках), а иногда — только русская транскрипция. Конечно, первый вариант везде был бы удобнее (хотя это и не столь литературно). В остальном же и перевод, и редакция — великолепны. Отдельно хочется поблагодарить издательство «Питер», которое не поскупилось на качественную плотную бумагу, очень четкую печать (это особенно заметно на фотографиях), стильный твердый переплет и прошитый книжный блок. Надеюсь, когда-нибудь выпустят и параллельное русско-английское издание для изучающих язык, так как стиль и образность языка Уотсона полностью соответствуют оригиналу.

Конечно, в связи с недавним позорным «Уотсон-гейтом» нельзя обойти вниманием расизм-сексизм и прочую нетолерантность Джеймса Уотсона. Из его автобиографии мы знаем, что женщины для него служили постоянным «отвлекающим фактором», что вызывало лютую злобу феминисток (и тайное одобрение нормальных мужчин). Но ведь все мы знаем, что красивая девушка в лаборатории заставляет думать не столько об удачном эксперименте, сколько о более эффектной демонстрации своих достоинств (как правило, невеликих). Но, кроме этого в книге есть самое ужасное — Джеймс Уотсон признается в атеизме (!).

Более того, он яростно (почти по-докинзовски) выступает с критикой клерикализации образования и научных иследований. И отдельно возмущается «толерантностью», которая не дает изучать интересные вопросы, например, расовых различий и адаптаций разных популяций к среде. Более того, вся первая глава посвящена осуждению евгеники, которая пышно «цвела» именно в США. Признать ошибки и предостеречь от их повторения на новом уровне — это требует настоящего гражданского мужества, в отличие от ханжеского запрета «n-word» для именования афроамериканцев. При этом на протяжении всей книги подчеркивается, что разные расы (и разные индивидуумы) имеют свои сильные стороны в различной деятельности и это совершенно нормально, но требует отдельного изучения. Отдельно Уотсон утверждает, что для развития человеческой личности крайне важно влияние среды и, прежде всего — образования. «Становитесь умнее» — так говорил Джеймс Уотсон. Не это ли обидело западное общество больше всего?

В заключение можно с полной уверенностью рекомендовать «ДНК» как отличный подарок всем любителям (и профессионалам) биологии. Найти его можно как в книжных магазинах, так и в интернет-сервисах для чтения книг. Сам я все-таки разорился на бумажный вариант: а вдруг Джеймс Уотсон вновь приедет в Россию и можно будет обзавестись еще одним автографом великого человека? По крайней мере, в последних главах «ДНК» оптимистичный тон Уотсона поддерживает не только веру в победу разума, но и дает надежду что «все будет хорошо»!

Автор: Дмитрий Карабанов.