Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
15 апреля 2010, источник: АиФ Самара

Ювенальная система: за и против

В 2009 году в Самарской области были лишены родительских прав 443 человека

Хотя это почти вдвое меньше, чем годом раньше (785), активисты движения против ювенальной юстиции говорят, что скоро отбирать детей будут не только у пьяниц и наркоманов, но и у вполне благополучных родителей.

Шлёпнули? Жалуйся!

Ряды противников «ювеналки» крепнут. Пикеты идут по всей стране. Докатились и до Самары. В конце марта у фонтанов на ул. Осипенко прошёл митинг под лозунгом «Нет ювенальной юстиции». Пока закон о ювенальной юстиции находится в стадии слушаний. Такая юстиция предполагает, что делами, касающимися несовершеннолетних, занимаются специальные суды. Если подросток нарушил закон и его судит особый суд, здесь вопросов нет. Возмущение протестующих вызывает обратная сторона медали: потерпевшему ребёнку предоставляется право самому судиться с родителями, а представлять его интересы смогут социальные службы.

Вот родители и боятся, что у них начнут отнимать детей, недовольных поведением пап и мам и обратившихся за защитой от предков к Фемиде. Примеры, которые приводит активист всероссийского движения «Нет алкоголизму и наркомании» и ярая противница «ювеналки» самарчанка Наталья ИЕРУСАЛИМОВА, у всех, как говорится, на слуху. Самая «свежая» история – с русским мальчиком, которого забрали у матери, россиянки Инги РАНТАЛА, проживающей в Финляндии. Говорят, единственным основанием для подобных действий со стороны соцработников были слова школьной учительницы, которой мальчик якобы рассказал, что мать его отшлёпала и собиралась увезти в Россию. Сейчас в Финляндии вообще началась какая-то эпидемия: около 20 российских матерей лишились своих детей по решению местных чиновников. Так что главной опасностью ювенальной юстиции общественники считают как раз такое вмешательство в дела семьи.

Прямая явная угроза

— В Финляндии органы опеки не подотчётны даже муниципалитету, — объясняет перекосы в работе зарубежных соцслужб уполномоченный по правам ребёнка в Самарской области Татьяна КОЗЛОВА. — У нас же на страже интересов ребёнка первыми стоят родители. Я считаю, что не придуман ещё институт, который в плане защиты интересов ребёнка мог бы конкурировать с семьей. Только семья может дать поддержку. Вместе с тем, хоть это и печально, пока дело до прямой угрозы жизни ребёнка не дошло – никто не вправе забирать его из семьи.

Слова детского омбудсмана о «невмешательстве» подтверждает и руководитель областной службы по делам несовершеннолетних облГУВД Елена ШАПОШНИКОВА: — Без необходимости никто не будет вмешиваться в дела семьи. Это принцип работы нашей службы. Правда, порой невмешательство приводит к печальным последствиям. Например, жительницу Богатовского района обвинили в жестоком обращении с ребёнком. «Запойная» мамаша постоянно забывала кормить ребёнка, в итоге малышка летом прошлого года была госпитализирована в больницу с диагнозом «гипотрофия», а в январе нынешнего — несколько дней голодала, пока тревогу не забили соседи. А в Тольятти грудничок подавился куском колбасы, которым его накормила 24-летняя мать. Спохватись специализированные службы пораньше, трагедии могло и не быть. Хотя в законе на самом деле написано, что ребёнок изымается из семьи только в случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что конкретно имеется в виду, не уточнено. Вероятно, подразумеваются побои, издевательства, о которых знает уже вся округа.

Помирили папу с дочкой

— Парадокс заключается в том, что родители, действительно жестоко обращающиеся с ребёнком, нередко остаются безнаказанными, а страдает тот, кто ребёнка любит и заботится о нём, более того, именно здоровый ребёнок часто становится предметом интереса ювенальных служб, — подливает масла в огонь Наталья Иерусалимова. А вот главной защитнице детских прав в нашей области идея ювенальной юстиции кажется хорошей. По словам Татьяны Козловой, в Ростовской области, где работает пилотный проект «ювеналки» и при судах есть соцработники, по статистике, в два раза по сравнению с общероссийскими показателями уменьшилась рецидивная преступность среди подростков, меньше ребят стали отправлять за решётку. — Вот такая защита прав детей нам нужна.

Если же это превратится в технологию, направленную на разрушение семьи, поощрение доносительства на старших – я категорически против, — подытоживает уполномоченный по правам ребёнка. Кстати, и по ныне действующему законодательству любой несовершеннолетний может без особых ювенальных технологий защищать свои права в районном суде или в органах опеки и попечительства. Татьяна Козлова привела пример того, как конфликт между дочкой и её папой, который не разрешал подростку ходить на ночные дискотеки, был вынесен из семьи на обсуждение с соцработниками. После долгих переговоров с «истцом»-девочкой и «ответчиком»-папой, психологи семейный раздрай урегулировали. И в доме воцарился мир.