Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Заявление специальной комиссии ВОЗ по разработке глобальных стандартов управления и надзора за редактированием генома человека — очередной этап в череде событий, последовавших за тем, как в ноябре 2018 года китайский биолог Цзянькуй Хэ заявил, что в ходе его экспериментов были рождены первые в истории человечества генно-модифицированные дети, а еще вторая пара ждет рождения еще одного такого ребенка.

Читайте также: ГМ-дети. Сделаны в Китае.

Комиссия была создана после заявления Хэ, и провела предыдущие два дня в Женеве, обсуждая то, какой образ действий следует избрать ВОЗ и ее членам. По итогам заседаний она выпустила публичное заявление.

В нем говорится, что заниматься клиническими исследованиями технологий редактирования клеток зародышевой линии «безответственно в данный момент», отмечается необходимость создать «открытую и прозрачную» базу всех продолжающихся сейчас исследований подобного рода и звучит призыв к ВОЗ заняться созданием такого реестра.

Журнал Science пишет, что Маргарет Гамбург (Margaret Hamburg), сопредседатель комиссии и экс-глава Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в беседе с журналистами подчеркнула, что комиссия считает необходимыми «более широкие предписания», чем введение моратория на использование технологий редактирования генома, и планирует ближайшие полтора года посвятить «глубокому погружению», необходимому для формулировки международных стандартов для этой области и появлению «системы сильного международного управления» технологией.

Читайте также: Этика генетика. Что российские ученые и чиновники думают по поводу эксперимента Цзянькуя Хэ.

Гамбург упомянула мораторий не случайно: на прошлой неделе 18 известных ученых опубликовали в журнале Nature коллективное письмо, в котором призвала ввести пятилетний мораторий на использование системы CRISPR/Cas в клинической практике, и за это время разработать регламент ее дальнейшего использования в медицинских (и не только) целях.

В реестр, по словам Гамбург, должны вноситься не только исследования, посвященные редактуре клеток зародышей, но и «правки» соматических клеток человека (эти изменения не будут наследоваться потомками пациента) — которые не вызывали горячих этических споров в научном сообществе.

Сопредседатель комиссии не уточнила, кто именно, по замыслу экспертов, должен отвечать за работу и пополнение реестра. Но Гамбург пояснила, что комиссии нравится схема, при которой научные издательства и научные фонды требовали бы от зависящих от них ученых регистрации подобных исследований в реестре ВОЗ.

ВОЗ — не единственная институция, озабоченная вопросами регуляции экспериментов по редактуре зародышевых клеток человека. Так, недавно стало известно, что китайские власти начали обсуждать новые правила регулирования экспериментов, предполагающих манипуляции с геномом человека. Законопроект продолжить обсуждаться и дорабатываться в течение марта: пока что известно, что в него входит дополнительный контроль за учеными со стороны Госкомитета по делам здравоохранения и штрафы за проведение экспериментов, которые не получили соответствующего разрешения «сверху».

В России, где законодательство также крайне непрозрачно в отношении легального статуса процедур редактирования генома человека, никаких дополнительных регуляций пока введено не было. Хотя правительство и поручило весной 2018 года Минздраву подготовить к ноябрю 2018 года предложения «по совершенствованию порядка проведения доклинических и клинических исследований, регистрации лекарственных препаратов, медицинских изделий, биомедицинских клеточных продуктов, предполагающих изменение генома человека, в том числе эмбриона человека», эти предложения, если и были подготовлены, так и не получили огласки.