Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 апреля 2010, источник: АиФ Омск

Чем живёт «народный» стоматолог Омска

Боязнь зубных врачей сидит во многих из нас с детства. Взрослые дяди и тёти готовы до последнего терпеть боль, лечиться «лыжной мазью», рисовать йодную сеточку на распухших щеках — только бы не трястись в стоматологическом кресле и не слышать жужжания бормашины.

Побороть этот детский страх не может ничто. А вот попадись в своё время всем этим трусишкам такой доктор, как Наталья Басова, картина была бы совсем иной. Когда канал «Россия» бросил клич на поиски лучшего врача страны, она стала единственной из омичей, кого в десятку лучших выбрало жюри. Кому-то этот выбор показался странным, мол, детский стоматолог — не та врачебная специальность, от которой зависит чья-то жизнь, но пациенты Натальи Николаевны написали такое проникновенное письмо в редакцию канала, что сомнений не осталось.

Я не звезда

— На Вас смотрит вся страна, за Вас болеет весь город, ответственность не тяготит?

— Если честно, я вообще не знала, что меня номинировали на звание «народной», пока в один прекрасный день в приёмной главного врача не стали раздаваться звонки от местных телевизионщиков и газетчиков. С одной стороны, всё это, конечно, приятно. С другой — несколько мешает нормальному течению дел. Я же не телезвезда, я просто доктор, который делает свою ежедневную работу.

— И делает её хорошо. Говорят, что даже самые капризные дети в вашем кабинете ведут себя, как ангелы.

— Я считаю, что самое главное — не вылечить зубы «любой ценой», а найти к каждому малышу свой подход. Бывает, родителям приходится приводить ребёнка не раз и не два, прежде чем мы начинаем работать. Маленький пациент должен адаптироваться, привыкнуть к врачу, к окружающей обстановке. Хочет рассматривать бормашину — пусть рассматривает, хочет потрогать — пусть трогает. Ребёнок должен понимать, что это не источник опасности.

Я объясняю, для чего нужно лечить зубы, рассказываю интересные истории, некоторых малышей удаётся «заманить» в кресло при помощи подарков… Кстати, изначально всё зависит от того, как ребёнка настроили дома. Часто родители обманывают малыша, говоря ему, что «тётя только посмотрит и делать ничего не будет». Не врите ребёнку. Дети гораздо умнее, чем мы о них думаем, и прекрасно всё понимают.

— А если сравнить тех пациентов, которые были у вас, скажем, 10 лет назад, с нынешними, намного ли они изменились?

— Дети всегда остаются детьми. Разве что проблем у них добавилось, в том числе и стоматологических. Мы с коллегами отмечаем, что у малышей 2000-х гг. зубы гораздо более подвержены кариесу, чем у детей по­старше. Мы связываем это с неудовлетворительной гигиеной питания. Ребятня получила возможность практически в неограниченных количествах кушать сладости и пить газированные напитки. При этом чистить зубы дети не умеют и не желают. В итоге мы получаем шести-семилетнего ребёнка, у которого нет ни одного здорового зуба, и с годами всё это только прогрессирует.

Бесплатно, но…

— Но ведь у современной стоматологии столько возможностей.

— Возможности есть, но они небезграничны. Ни для кого не секрет, что детская стоматология, являясь бесплатной, не может предложить своим пациентам весь тот набор современных материалов и препаратов, который есть на вооружении стоматологии взрослой. И родители не всегда готовы платить за качественное лечение. Вот и приходится выкручиваться.

— Но ведь согласитесь, в своё время ни о фотополимерах, ни о брекетах никто и слыхом не слыхивал, а у многих «советские» пломбы до сих пор стоят намертво.

— Если так думать, то вообще не нужно двигать науку вперёд. Давайте все будем довольствоваться тем, что есть. Начало моей карьеры совпало именно с тем временем. В городе тогда было голодно: зарплату месяцами задерживали, частных клиник не было, и моему мужу, который, кстати, тоже врач-стоматолог, предложили поработать на селе. Мы долго думали и всё же решили уехать. Нам предоставили жильё, положили неплохое «жалованье», была возможность заниматься хозяйством, но когда я впервые зашла в свой кабинет, мне захотелось плакать, настолько всё было «доисторическим»… В Омске врачи уже начинали работать с удобными, современными, эстетически направленными материалами, а здесь многие пациенты даже от анестезии отказывались, реально не понимая, что это такое. Моего терпения хватило ненадолго.

— А ведь в деревне тоже люди живут, и терпят, и ждут. За 300 — 400 вёрст за красивой улыбкой не наездишься.

— Поймите, любому врачу важен рост. Не может человек жить в землянке, получать восемь тысяч, ходить в резиновых сапогах, работать с материалами, о которых ему в медицинском институте не рассказывали, по­скольку они морально устарели, и быть всем довольным. Я не знаю, как изменить эту ситуацию. Думаю, здесь вся ответственность лежит целиком на государстве, хотя наверняка найдутся и те, кто будет спорить с этим мнением, говоря: «Дал клятву Гиппократа — не ропщи…».

— …или уходи. У человека всегда есть два варианта. Вам никогда не хотелось бросить работу и заниматься только семьёй, найти себе какое-нибудь хобби?

— Знаете, может быть, это прозвучит странно, но если бы не моя работа, я бы не состоялась и во всех остальных ипостасях. Мои домашние это очень хорошо понимают, и я им безмерно благодарна. Сегодня у меня есть всё: любящий и любимый муж, прекрасный сын, отличный коллектив. Я люблю свою работу, люблю своих пациентов, они меня, кажется, тоже, так что я могу назвать себя счастливым человеком… главное — не сглазить.

Досье

Наталья БАСОВА, коренная омичка. Мечтала стать учителем, но не добрала полбалла в пединститут и пошла учиться на заочное отделение в медучилище № 1. Параллельно устроилась работать санитаркой в городскую хозрасчётную стоматологию. После училища поступила в Омский государственный медицинский институт на стоматологический факультет. В 1997 году пришла работать в детское отделение городской стоматологической поликлиники № 2. С 2005 года — завотделением. Замужем, имеет сына.