Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 апреля 2010, источник: АиФ Самара

Волонтёрство — это зрелость нашего общества

На этой неделе в губернии проходит Весенняя неделя добра

А у нашей героини неделя оборачивается годами добра. Росточком Катя ИВАНУШКИНА не вышла — метра на полтора едва тянет, когда на высоченном каблуке. Голос у неё детский, сама худышка, плечики узкие. Совсем не вяжется хрупкая внешность руководителя проекта с амбициозным названием «Плечо волонтёра». Но для членов самарской городской общественной организации «Парус надежды», объединяющей детей-инвалидов и их родителей, надёжнее Кати человека нет. — Когда мы прошлой осенью переезжали в центр «Семья», встала проблема грубой физической силы, — иллюстрирует её могущество председатель правления «Паруса» Ирина КИРИЛЛОВА. — В таких семьях, как наши, папы в дефиците. Пришлось Кате звонить… В назначенное время явились дюжие парни из техникума городского хозяйства и строительных технологий, играючи покидали скарб общественников в машину, потом аккуратно расставили мебель и вещи в новом помещении и, сконфуженно выслушав слова благодарности, пробасили: «Зовите, если что».

Окно в мир

Мобилизовать рабсилу оказалось легко. Катя Иванушкина в техникуме четвёртый год штатным психологом работает. Хотя сама только в этом году защищает диплом в самарском госуниверситете. Учится на дневном отделении «психфака», специальность «Социальная педагогика».

А волонтёрствуешь давно?

— С первого курса, — отвечает. — Со студенческого научного общества началось. Говорили о гуманном отношении к людям, от слов к делу перешли. Собрали игрушки, вещи какие-то, отнесли их в детдом. На малышей посмотрели и решили что-то сделать, чтобы не просто подарки отдать и уйти, а задержаться. На Новый год показали деткам сказку… Та сказка в итоге вылилась в проект «Плечо волонтёра», получивший грант Молодёжного банка Самары. Суть проекта в «театральной терапии». К этому времени Катя и её друзья, человек пятнадцать, уже познакомились с обитателями «Паруса надежды». Пришли к ним со своим спектаклем «Противоречка». («Испытали шок и стресс», — признаётся теперь Катя.)

Зрители были благодарные, но сложные: среди ребят и больные ДЦП, и с речевыми проблемами, с интеллектуальными тоже. Наверное, надо было очень проникнуться, чтобы родить идею: поставить спектакль с их участием. («Они же способные, просто необходимо учитывать особенности каждого. Если проблемы с речью, роль подобрать немногословную; если на коляске передвигается, тоже учесть».)

— Для родителей из «Паруса» волонтёры — это окно в мир для их ребят и понимание, что их дети нужны ещё кому-то, — определяет ролевые составляющие Ирина Кириллова. — Сами волонтёры у нас приобретают опыт («Парус надежды» стал психолого-педагогической клиникой, где студенты проходят практику). А у детей, с рождения лишённых общения, появляются друзья. Они гуляют с ними, играют, просто болтают по телефону. Однажды Катя позвонила мальчику, прикованному к инвалидной коляске, чтобы предложить ему роль в спектакле. Больше всего поразилась его мама: никак не верила, что звонят действительно её сыну. Саша проговорил тогда два часа. О чём беседуют? «Как день прошёл рассказывают, у этих ребят дни долгие. А кому-то просто речь трудно даётся. Но это же не повод трубку повесить».

- Как становятся волонтёрами?

— Абитуриенты приходят на первый курс, и мы приходим к ним, — говорит Катя. — Рассказываем об этой работе, о проблемах. Загораются многие. Отсеиваются процентов 70. Но те, кто остаётся, готовы жертвовать — временем своим, развлечениями. Их ни просить, ни подстёгивать не надо. Сегодня «кадровый резерв» Кати Иванушкиной — сотни полторы студентов из 12 самарских вузов.

Специфика образования учитывается. К примеру, если ребёнок-инвалид живёт в четырёх стенах и мечтает играть на гитаре, к нему придёт студент академии искусств и научит. — Раньше мне было легче самой пойти и что-то сделать, — объясняет свои организаторские функции Катя. — А теперь думаю, педагог должен дать другому возможность сделать доброе дело. Волонтёры, по определению Кати, «очень умненькие», среди них много медалистов, но практически нет представителей «золотой молодёжи». Хотя про саму Катю не скажешь, что она хлебнула лиха. Самарчанка в третьем поколении, из интеллигентной семьи. Откуда же столько деятельного сочувствия к чужому горю? Катя честно морщит лоб, доискиваясь до истоков. Из самого трагического семейного прошлого — дедушка с бабушкой по папиной линии, которые послевоенное сиротство провели в детдоме. Там познакомились, держались друг за друга и всю жизнь друг дружку берегли. — Наверное, это состояние души, — ставит себе «диагноз» Катя. — Можно ли научить и научиться доброте? — Предпосылка должна быть, задаток. Так психологи говорят. А педагоги считают, что в каждом ребёнке есть доброе, надо только разбудить, — теоретизирует Катя. У Ирины Дамильевны наготове пример из практики. В канун 8 марта пригласили в «Парус надежды» студентов из колледжа дизайна. Будущие парикмахеры и визажисты прихорашивали девчонок из «Паруса», чтобы потом их сфотографировать и устроить фотогалерею. В благодарность хозяева устроили для гостей концерт. Ирина Дамильевна сидела в зале и услышала, как сидевшая сзади девушка, растроганная усилиями не очень здоровых артистов, сказала соседке: — Ещё одно такое мероприятие, и я стану совсем доброй… А Катя Иванушкина уже стала. На подведении итогов ежегодной областной акции «Благородство» её назвали победителем в номинации «Волонтёр». Взрослые тогда хлопали от души и восторгались «нашей молодёжью». Кто бы мог подумать, что на такие хрупкие плечи возложены аж две высокие миссии: реабилитировать современную молодёжь и демонстрировать зрелость гражданского общества.