Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Женщину в Британии осудили за домашнее насилиеДевушка в течение почти четырех лет причиняла бойфренду не только моральный, но и физический вред
21 апреля 2010, источник: АиФ Волгоград, (новости источника)

Судебные ашипки

Волгоградский адвокат коллекционирует перлы из уголовных дел, протоколов и приговоров

Владимир Апальков в Волгограде личность известная. Его имя стоит на первом месте в рейтинге адвокатов региона. Но только близкие друзья знают о том, что он больше 20 лет собирает курьезные цитаты из протоколов допросов, осмотров мест происшествия, судебных решений.

Необычная коллекция Владимира  Апалькова представляет собой солидный архив реальных документов, с которыми он сталкивался в своей адвокатской практике. Несмотря на то, что многим делам уже не один десяток лет, известный адвокат помнит все фамилии действующих лиц в процессе и авторов «нетленки».

– Честно говоря, не хочу называть имён. Почти все авторы и сейчас носят мантии. Не потому, что мне приходится встречаться с ними в процессах, просто я не ставлю цель публично высмеять человека, оскорбить, унизить, – признался Владимир Иванович. – Случается, что коллегам я показываю особо выдающиеся шедевры. Все смеются, настроение поднимается. Многие припоминают что-то из своей практики, но я ничего не заимствую у других. Коллекционирую только те документы, с которыми мне лично приходилось сталкиваться.

Экспонаты своей коллекции Владимир Апальков не систематизирует по годам, именам… От обычных дел эти документы отличаются лишь тем, что курьёзные цитаты в них  выделены маркером.

Владимир Иванович не только прекрасный рассказчик, у него есть и  литературный дар.  Его знакомые, которым довелось в дни знаменательных торжеств получать от него поздравительные оды, это прекрасно знают и высоко оценивают его творчество. Но в своей коллекции он ничего «не редактирует». Судите сами.

Избранное (без комментариев)

Из протокола допроса подозреваемого: «…я рос здоровым, жизнерадостным мальчиком, поскольку роды мои прошли успешно… ни я и никто из моих родственников психическими заболеваниями не страдал, за исключением моей мамы, которая в связи с шизофренией вынуждена по полгода лечиться в больнице №17… это она получила от своей мамы, моей бабушки, которая болела шизофренией…  травм головы я не имел, за исключением того, что неизвестный ударил меня молотком в лоб, раздробив надбровную дугу и причинив трещины лобной кости…  не имел я и иных травм, за исключением случая, когда неизвестный в районе старого татарского кладбища прострелил меня из пистолета…»

Из протокола допроса потерпевшей по изнасилованию: «…я не знаю, было ли это в экстазе, но что это было в сарае, я помню точно…»

Из протокола допроса потерпевшей: «…он догнал меня и начал бить. Я спросила: за что. Он сказал – надо!…»

Из протокола осмотра места происшествия: «…местом происшествия является комната №126 общежития, расположенная рядом с санузлом со всеми вытекающими оттуда последствиями…»

«…на месте происшествия обнаружен труп. Рядом сидит трупова жена и плачет…»

«…на месте происшествия обнаружены два трупа, один совсем синий, другой чуть дышал…»

Суть дела: оперативники через окно ворвались в цыганскую наркоточку. Цыганка успела бросить пакет с опием в печь, а цыган схватил ружьё и пытался выстрелить в опера, но был обезврежен. Прибывший позже следователь решил в ходе осмотра места происшествия закрепить факт посягательства на оперативного сотрудника, в связи с чем в протоколе осмотра места происшествия указал: «…местом происшествия является жилой дом №6 по ул. Строителей. В центре комнаты находится дымящееся пятно бурого цвета    (вытащенный из печи опий. – Прим. автора). На диване сидит цыган Оглы и целится из ружья в оперуполномоченного Фалькина…».

Из приговора суда по делу о хулиганстве: «…на отказ  потерпевшего дать закурить подсудимый назвал его козлом, сказал, что с его матерью он совершит половой акт в естественной форме, а с ним лично –  в противоестественной, после чего нанёс потерпевшему удар кулаком в лицо…».

Из приговора суда по делу об оскорблении представителя власти: «на требования рыбинспектора выдать сети подсудимый назвал его верблюдом и послал в сторону мужского полового органа…».