Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
22 апреля 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Народная тропа к Мавзолею не зарастает

Сегодня исполняется 140 лет со дня рождения Владимира Ульянова-Ленина. В канун годовщины Всероссийский центр изучения общественного мнения спросил россиян об их отношении к вождю мирового пролетариата. Оказалось, что количество безразличных растет. Если 10 лет назад лишь каждый пятый относился к Ленину индифферентно, то сейчас таких россиян почти 40 процентов. Значительно меньше стало тех, кто испытывает по поводу этого человека симпатию, а восхищаются им всего 3 процента граждан. Тем не менее, народная тропа к мавзолею не зарастает, несмотря даже на зловещие теории об энергетике этого места. По заданию редакции мавзолей посетила никогда прежде там не бывавшая корреспондент радио «Вести ФМ» Екатерина Некрасова.

Некрасова: Стою в очереди к мавзолею. И это удивляет в первую очередь — она есть. Другое дело, что самая святая из всех советских очередей, конечно, девальвировалась прямо пропорционально рейтингу Ильича. Она не колышется больше тысячами голов по Александровскому саду. Нас у Никольской башни всего человек 10. Рядом пожилая пара из Ставропольского села. Из разговора выясняется, что посещение мавзолея для нее — дело очень личное.

Василий Петрович дожил, наконец, до того дня, когда он младше Ленина ровно вдвое. Ильичу 140, Петровичу 70. Ждал, говорит, этого дня давно, а дождался — и сумбур в душе. Вот идет теперь в мавзолей проверить ощущения.

Мы тем временем подходим к рамке металлоискателя. Камеры и телефоны надо сдать на хранение — множить неканоническое изображение вождя запрещено, как и прежде. У нас вообще там стабильность, полушутят сотрудники ФСО, которые обеспечивают безопасность объекта. За последние 20 лет в порядок работы внесли только 2 изменения. Первое: Красная площадь в часы посещения мавзолея открыта для туристов. Второе: пост номер один упразднен.

Тем удивительнее сразу за дверьми увидеть постового. Молча он поднимает руку и указывает путь к лестнице. Спускаюсь больше на ощупь. Во мраке и, без преувеличения сказать, в гробовой тишине едва различаю второго постового, который так же указывает в сторону подземелья. Еще два поворота — и Ленин. Единственное, что отчетливо видно в зале черного мрамора — подсвеченный лик и сжатая в кулаке правая рука. Это то, что успеваешь запомнить, пока не тронет за рукав третий постовой и молча не укажет на выход. После нескольких покушений на саркофаг посетители не имеют права тут стоять — сделал полукруг, вышел.

— Впечатления сильные. Там нет дневного света, да вообще никакого света нет.

Некрасова: Ощущениями от только что увиденного делится голландский турист:

— Когда заходишь, сначала вообще не видно ничего, и даже страшно немного. Но интересно, конечно.

Некрасова: Дискуссии, похоронить или оставить.

— Я думаю, надо оставить здесь. Это часть российской истории, нравится вам это или нет. Так это было построено и так должно сохраняться.

Некрасова: Парень из Голландии впервые на Красной площади, и неизвестно еще, когда опять по ней пройдет. Те же, кому ходить приходится часто, больше за то, чтобы похоронить.

Сложнее ответить на вопрос, что делать с самим мавзолеем. Без него архитектурный ансамбль Красной площади представить уже трудно. То и дело циркулируют, правда, зловещие теории о мистической силе этого здания. Якобы архитектор Щусев спроектировал его по чертежам пирамид-алтарей племени Майа, и ниша в правом углу мавзолея весь 20 век поглощала энергию участников парадов. Насчет последнего, вопрос, конечно, спорный, но сакральный замысел вполне мог быть, полагает заместитель декана исторического факультета МГУ Алексей Власов.

Власов: В середине 20 годов всерьез носились с идеей сделать всех членов ЦК бессмертными и чуть ли не оживить Ленина с помощью специальных экспериментов. Так что вполне возможно некие вещи могли иметь место.

Некрасова: То есть форма мавзолея могла быть нацелена на это?

Власов: Да. Но я осторожно выражаю мысль, потому что профессиональные историки меня закидают книжками. Я это просто допускаю. Потому что воинствующий атеизм старых большевиков сочетался с самыми удивительными вещами вплоть до мистики.

Некрасова: Ильича не то что воскресить, его еле удалось сохранить в нетленном виде. Как известно, бальзамирование тела началось лишь спустя два месяца после смерти, когда изменение тканей достигло критической точки. Зато сейчас с вождем все, можно сказать, в порядке. Каждые полтора года сотрудники лаборатории при институте, как бы странно это ни звучало, лекарственных растений реставрируют тело и вот уже 20 лет, как приборы никаких изменений не фиксируют. Специалисты говорят, что он еще сотни лет такой пролежит. Только и надо, что костюмы менять.