Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Известия

Российские мужчины живут меньше женщин в среднем на десять с лишним лет, и это один из самых высоких показателей среди европейских стран. Такие данные приводятся в апрельском выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара и РАНХиГС, с которым ознакомились «Известия». А снижение общего показателя смертности в 2018 году произошло за счет женщин. Высокая смертность представителей сильного пола порождает множество проблем: вдовство и сиротство, одиночество и бедность пожилых. Однако, по оценкам экспертов, нацпроект «Здравоохранение» в нынешнем виде не сможет сократить разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин.

Впереди всей Европы

Одна из острых демографических проблем в России — высокая разница между продолжительностью жизни мужчин и женщин. Она превышает 10 лет.

В 2018 году ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) мужчин при рождении составила 67,66 года, женщин — 77,87 года.

Об этом говорится в новом выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара и РАНХиГС.

Этот разрыв в последние годы постепенно снижался: с 2005 по 2017 год он уменьшился с 13,55 до 10,1 года. Однако, по предварительным данным Росстата за 2018 год, в прошлом году он вырос на 0,1 года и составил 10,2 года. А в разных регионах он колеблется от 12 лет (например, в Магаданской и Брянской областях, Удмуртской Республике) до 5,5 года (в Республике Дагестан, Ингушетии, Чечне). Эти цифры исследователи приводят на основе данных 2017 года.

Автор соответствующей части мониторинга, старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Рамиля Хасанова пояснила «Известиям», что точные цифры за 2018 год Росстат опубликует только осенью. Но предварительные данные говорят о том, что ОПЖ женщин увеличилась на 0,23 года, мужчин — на 0,16 года.

Эти цифры немного расходятся со статистикой Минздрава РФ. На коллегии ведомства министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что в 2018 году продолжительность жизни в России достигла своего исторического максимума (72,9 года), увеличившись у мужчин на 0,3 года, у женщин — на 0,2 года.

В мониторинге сказано, что, по последним данным Евростата (за 2017 год), разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин в России был выше, чем во всех странах, сведения о которых приводятся статистическим ведомством.

Близкие показатели у Литвы (9,9 года) и Латвии (9,8 года). Самый маленький разрыв в продолжительности жизни по полу — в Нидерландах, Исландии и Швеции (3,2 года).

Не те акценты

Высокая смертность российских мужчин порождает множество проблем: вдовство и сиротство, одиночество и бедность пожилых (риски бедности одиноких выше, чем супружеских пар), снижение трудового потенциала, существенные расходы государства на социальные программы и другие.

Авторы мониторинга утверждают, что сокращение разрыва ОПЖ по полу не рассматривается как непосредственная цель нацпроектов.

Нацпроект «Здравоохранение» делает упор на борьбу с онкологическими заболеваниями (на это выделено 56% средств проекта). Нацпроект «Безопасные и качественные автомобильные дороги» сосредоточился на снижении смертности от ДТП.

Но на статистику смертности, в том числе мужской, больше влияют болезни системы кровообращения и внешние причины, причем не только ДТП — это лишь малая часть в структуре смертности (10% в целом по населению). 13% случаев — самоубийства, 6% — убийства, 28% — повреждения с неопределенными намерениями и другие.

Что же касается борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, на это, по данным авторов мониторинга, выделяется лишь 3,5% средств нацпроекта «Здравоохранение». Между тем за 2011−2017 годы продолжительность жизни мужчин выросла на два года именно благодаря сокращению смертности от болезней системы кровообращения. Снижение смертности мужчин от внешних причин добавило им за этот же период еще один год жизни.

При этом перед правительством стоит задача довести к 2024 году ожидаемую продолжительность жизни до 78 лет. То есть к этому сроку она должна вырасти на пять с лишним лет.

Авторы мониторинга делают вывод, что для выполнения задачи нужно пересмотреть значительную часть направлений национального проекта «Здравоохранение».

Основное финансирование нужно направить на снижение смертности от тех причин, которые легко предотвратить и борьба с которыми давала наибольший прирост ОПЖ в предыдущие годы.

Дорогое удовольствие

Кардиологи согласны, что в проекте «Здравоохранение» недостаточно внимания уделяется сердечно-сосудистым заболеваниям.

— Онкологические заболевания — это вторая по весу причина смертности — 15−16% смертей. А основной вклад в структуру смертности на протяжении последних 10 лет вносят сердечно-сосудистые заболевания. Доля таких случаев в разные годы колеблется от 46 до 55%. То есть примерно каждая вторая смерть в стране обусловлена сердечно-сосудистыми заболеваниями, — пояснила «Известиям» заместитель гендиректора НМИЦ кардиологии Минздрава России, доктор медицинских наук, эксперт Лиги здоровья нации Нана Погосова. — Поэтому такое резкое смещение финансирования в сторону онкологии, на мой взгляд, несколько избыточно.

По мнению эксперта, акцент на сердечно-сосудистых заболеваниях должен оставаться значимым. Основные затраты в этой сфере необходимо направить на оснащение региональных и первичных сосудистых центров, потому что многие из них строились в начале 2000-х годов и их оборудование устарело.

Кроме того, необходимо привлечь к работе в этой сфере достаточное количество кардиологов, терапевтов, врачей общей практики.

— Основной акцент нацпроекта сделан на борьбу с острыми состояниями: острым коронарным синдромом, мозговым инсультом. Мероприятия, проведенные в прошлые годы, привели к тому, что смертность от острого коронарного синдрома снизилась примерно в два раза, — рассказала Нана Погосова.

А сейчас основной вклад в смертность от сердечно-сосудистых патологий делают хронические заболевания. И ключевое значение имеет внимание к таким пациентам.
Нана Погосова
заместитель гендиректора НМИЦ кардиологии Минздрава России, доктор медицинских наук, эксперт Лиги здоровья нации

По словам эксперта, на первый план выходит обеспечение лекарствами и налаживание долговременного диспансерного наблюдения. То есть надо взять на учет пациентов с различными аритмиями, с сердечной недостаточностью. Есть еще огромная армия пациентов с артериальной гипертонией — ею страдает каждый второй взрослый россиянин. Но это серьезное заболевание, которое при неадекватном лечении приводит к инфарктам и инсультам.

Онкологи же считают, что в планировании расходов надо опираться не только на цифры по смертности, но и понимать структуру дисциплин.

— Онкология — значительно более наукоемкое направление, чем кардиология, — сказал «Известиям» замдиректора Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина Давид Заридзе. — Затраты на лечение онкологического больного на порядок выше, чем на сердечника. Необходимо развивать новые методы лечения. Например, вакцинация против ВПЧ — это дорогое удовольствие. Но если мы ее введем и охват подростков будет не менее 70%, то рак шейки матки вообще исчезнет. Что и происходит во многих странах.

Впрочем, по мнению эксперта, существенные вложения в онкологию, запланированные проектом «Здравоохранение», всё равно не позволят нам достичь такого уровня снижения смертности, как ожидает государство.

Валерия Нодельман, Анна Каледина

Читайте также

Россиян станет больше: 3 варианта прогноза от Росстата
Во время загрузки произошла ошибка.
25 июля 2018© Ньюстюб