Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Потомки репрессированных в СССР борются за право вернуться домойКонституционный суд России снова получил жалобу на неисполнение закона о реабилитации жертв политических репрессий
Источник: Ольга Ившина/BBC

«Эй, амиго, смотри, какая звезда! Это знак советского шерифа. Купи, не пожалеешь!», — так к мексиканцу Эдуардо Крузу обратился торговец, державший развал с дешевыми вещицами на границе с США. Тогда Круз впервые увидел советский орден Красной звезды.

Ювелир по профессии, Круз периодически обходит местные блошиные рынки. Если покопаться, среди хлама иногда можно найти стоящие вещи.

О себе, а особенно о своей работе, Круз говорит мало. В его родном городе Гвадалахаре высокий уровень преступности, и рассказывать лишнее о ювелирном производстве в таких условиях небезопасно.

На улице +40. Душно, ветви огромных пальм не шелохнутся — нет даже слабого ветерка. Но Круз одет в отглаженную белую рубашку с длинным рукавом и черный пиджак. У него в планах встреча с дипломатом. Из кармана выглядывает пара белых перчаток — рабочий инструмент ювелира.

В такой обстановке можно представить себе разговор об искусстве, моде или политике. Но речь заходит совсем о другом.

«Мне стало больно и горько»

Источник: Ольга Ившина/BBC

«Свой первый орден я купил 16 лет назад. Красная звезда лежала среди кучи значков американских шерифов. Но я сразу понял, что это какая-то военная награда, потому что видно было, что в оформлении использованы драгоценные металлы», — вспоминает Круз тот день, когда его окликнул торговец рядом с американской границей.

Он купил орден всего за 100 долларов и отправился домой — разбираться, что за вещь попалась ему в руки. Оказалось, что звезду можно перепродать примерно в пять раз дороже — это была награда советского солдата за отличие в боях Второй мировой войны.

Ни жизнь самого Круза, ни история его семьи никак не связаны с Россией, СССР или Второй мировой войной. Но орден тогда он так и не продал.

«Когда я узнал, что это боевой орден, мне стало горько и больно. Я решил найти солдата, которому он принадлежал, и вернуть ему награду», — рассказывает Круз.

Поиск оказался во много раз труднее, чем мексиканец мог себе представить. В одиночку, не зная русского языка, он начал искать людей, которые могли бы ему помочь установить владельца.

Так ювелир познакомился с десятком людей по всему миру, которые откликнулись на его просьбу.

Теперь они на свои деньги выкупают на аукционах ордена и медали советских солдат, отличившихся во Второй мировой войне, ищут их родственников и возвращают им награды.

На приобретение каждого ордена уходят сотни долларов. А на поиск родных — месяцы, а иногда и годы.

Подвиги на продажу

Нельзя точно сказать, сколько наград Второй мировой сейчас находится в частных коллекциях. Счет идет на тысячи.

За годы Второй мировой войны Советский Союз вручил более 12,5 млн наград. Это больше, чем в армии любой другой воевавшей страны.

До 1977 года в СССР действовал закон, обязывающий сдавать государству все ордена и медали в случае смерти владельца. За попытку утаить награды грозила уголовная ответственность.

Родственникам разрешали оставить в семье на память лишь орден Отечественной войны. У этой награды всегда был особый статус — это был первый орден, учрежденный в СССР в ходе Второй мировой войны.

«Отоваривать» реликвии некоторые пытались еще тогда. Чаще всего ордена и медали сдавали на переплавку сами награжденные, чтобы сделать зубную коронку или сделать кольцо в подарок детям. Но явление не было массовым.

«Большой отток наград на аукционы прошел в лихие 90-е годы. Нередко ветераны продавали свои ордена, чтобы выжить. Это ужасно: пережить войну, а потом продать орден просто потому, что нечего есть. Очень много орденов было просто украдено из квартир фронтовиков», — говорит руководитель международной общественной организации «Вымпел» Игорь Находкин.

Уже несколько лет он помогает Крузу возвращать ордена в Россию, а также ищет и перезахоранивает останки солдат, которые считались пропавшими без вести.

Воровство орденов, к сожалению, и сейчас не редкость. К ветеранам приходят мошенники под видом соцработников или сотрудников ЖЭКа. Пока один говорит, второй выносит все ордена и медали. Такими путями ордена попадают в частные коллекции, потом перепродаются. Так и начался оборот наград по всему миру.
Игорь Находкин
Руководитель международной общественной организации «Вымпел»

Оценить стоимость военных наград можно на десятке интернет форумов, посвященных фалеристике. Там собираются специалисты, которые даже по фотографии могут отличить подлинник от фальшивки и увидеть детали, влияющие на стоимость лота.

В среднем оригинальный орден Красной Звезды с документами уходит за 3,5 тыс. рублей, орден Славы — 4−4,5 тыс. Орден Ленина, который изготавливали из золота с содержанием платины, на подпольном рынке оценивается в 75−80 тыс. рублей.

Роскомнадзор периодически блокирует десятки сайтов, через которые ордена и медали продаются на территории России. Но это капля в море.

Наиболее популярные русскоязычные форумы любителей фалеристики зарегистрированы на территории Германии. Самую высокую цену за советские ордена обычно предлагают коллекционеры из США, Китая и Европы.

Целые ветки форумов посвящены обсуждению того, как незаметно вывезти награды из стран СНГ в Европу. Российские таможенники ежегодно изымают около четырехсот наград, которые кто-то пытался незаконно вывезти за рубеж.

Но поток советских боевых орденов на аукционах Шанхая, Парижа и Сан-Франциско не иссякает.

Выжил после пули снайпера

«Смотри, этот орден мы нашли на аукционе в Калифорнии. В описании говорилось, что награду вручили советскому солдату, выжившему после того, как немецкий снайпер попал ему в голову», — Круз бережно достает из чемодана орден Отечественной войны.

При помощи знакомых из России Круз направил запрос в Центральный архив министерства обороны России, где хранятся данные на награжденных военнослужащих советской армии. Выяснилось, что орден принадлежал красноармейцу Александру Смирнову.

«В наступательном бою 23.8.1942 года тяжело ранен пулей… Диагноз — сквозное пулевое ранение обеих щек с раздроблением нижней челюсти. Операция языка и потеря зубов после ранения», — говорится в наградном листе.

Красноармеец Александр Смирнов до ухода на фронт | Источник: Ольга Ившина/BBC

После ранения Смирнов почти год лечился в госпитале. Врачи буквально по осколкам собирали его челюсть. В 1943-м он вернулся в родной колхоз в деревне Углево Костромской области. Несмотря на тяжелейшее ранение головы и полученную инвалидность, стал работать. Пас коров, ухаживал за скотом.

Источник: Ольга Ившина/BBC

До войны в семье Александровых родилось двое сыновей, после войны — еще четыре дочки. Жили небогато, но старались держаться дружно.

Орден Отечественной войны Смирнову вручили в 1950-м году.

«Папка всегда относился к этому ордену как-то по-особенному. Он никогда не рассказывал нам ничего о войне. И награды надевал только по праздникам. Потом вообще убрал все медали с пиджака, а вот орден оставил. И с ним попросил его сфотографировать», — рассказывает теперь его дочь Галина Ротанова.

Источник: Ольга Ившина/BBC

Неоконченное дело

Награда из семьи Смирновых пропала в конце 1980-х. Дочери бойца подозревают, что украсть орден могли дальние родственники, приезжавшие в гости, но что произошло на самом деле — не знают.

Мы грешим на дядьку — это дальняя родня. Папка периодически проверял ящик комода, где лежал орден. Вот и после отъезда дядьки пошел проверять. Раз — и нет ордена. Он прямо заревел. Мы его успокаивали, как могли. Отец сразу на дядьку подумал. Тот тоже воевал, но такого ордена не имел.
Галина Ротанова
Галина Ротанова — одна из четырех дочерей красноармейца Александра Смирнова | Источник: Ольга Ившина/BBC

Впрочем, обе дочери бойца признают, что никогда особых попыток найти орден не предпринимали.

«Мы даже в милицию не заявляли, — говорит дочь орденоносца и ее глаза вмиг наполняются слезами. — У нас и контактов милиции-то не было, ведь никто нас не обижал. Да и как узнать, как искать орден в деревне-то?».

Александр Смирнов умер в 1988 году. Свой орден он так и не увидел, но перед смертью попросил на могиле обязательно поставить ту самую фотографию — с наградой.

Более 30 лет спустя, в далекой Гвадалахаре ювелир Эдуардо Круз, выкупивший орден на калифорнийском аукционе, бережно заворачивает награду в пузырчатую упаковку.

Источник: Ольга Ившина/BBC

«Некоторые люди в интернете пишут, что этот мексиканец глупый, что он, мол, сошел с ума, потому что велика вероятность, что эти ордена могут быть проданы снова, — говорит Круз. — Но я бы хотел, чтобы эти анонимные люди смогли познакомиться с историями этих семей. За каждым орденом, оказавшимся за рубежом, стоят трагедия и боль какой-то семьи».

Круз искал родственников Александра Смирнова три месяца. Но даже когда их удалось найти, вернуть орден в семью оказалось не так-то просто.

Дочь награжденного бойца Галина Ротанова довольно долго не находила времени дойти до нотариуса, чтобы подтвердить родство. Когда в деревне приходит пора уборки урожая — не до орденов.

Летом 2018 года у Ротановой умер муж, на котором, как говорят местные, держался почти весь их дом. Галине нужно было не только смириться с потерей, но и привыкнуть управляться со всем хозяйством одной.

В такой обстановке весть о том, что в Мексике нашелся давно потерянный орден отца, явно застала женщину врасплох.

Что лучше: взять ответственность за хранение ордена на себя или передать награду в какой-нибудь музей? Людям иногда непросто дать однозначный ответ на этот вопрос.

Круз с такой проблемой сталкивался не раз. Иногда не удается найти семьи солдат, чьи награды он выкупил с аукциона. Иногда родственники отказывались брать реликвии на хранение.

Тогда мексиканец передает ордена в музеи. В декабре 2018 года он подарил пять боевых наград центральному музею вооруженных сил России.

Мог оказаться в музее и орден Александра Смирнова. Но через четыре месяца размышлений, разговоров с родней и журналистами, Галина Ротанова пошла собирать всю стопку бумаг, необходимую для передачи ордена в Россию.

Дойти до кладбища и не замерзнуть

Вместе с документами, подтверждающими родство, дочери Александра Смирнова — Галина и Зоя — прислали Крузу нотариально заверенную бумагу, в которой они поклялись оберегать орден отца и передавать его из поколения в поколение как святыню.

Источник: Ольга Ившина/BBC

«Для меня это показатель их верности. Мы верим российским семьям, верим в их честь. Мы думаем, что не имеем права судить о том, что было, и о том, что будет. Все это в руках Бога», — говорит Круз.

Он с интересом вглядывается в портрет Смирнова:

Смотри, у него такой взгляд, он почти улыбается. Будто знает, что орден-то вернется.

Мексиканец аккуратно укладывает орден в картонную коробку, чтобы передать ее почетному консулу России в Гвадалахаре. Дипломатической почтой награду доставят в Москву, а потом почтой России — в Галич.

«А очень холодно зимой в России? Можно до кладбища дойти и не замерзнуть? — вдруг спрашивает ювелир. Он никогда в жизни не видел снег. — Я очень надеюсь, что когда орден доедет до Галича, дочери Александра сходят к его могиле и, может быть, даже покажут ему орден».

Мексика. Гвадалахара — город, где живет Эдуардо Круз | Источник: Ольга Ившина/BBC
Деревня в Костромской области, где живут дети Александра Смирнова | Источник: Ольга Ившина/BBC

Круз подписывает запечатанную коробку с орденом и передает ее российскому дипломату. Скромно улыбаясь, он убегает на работу — смену в ювелирной мастерской никто не отменял.

Папа, родненький

В деревенском доме культуры пронзительно скрипят половицы. К приезду городских чиновников и столичных журналистов здесь до блеска намыли пол и пошире расчистили тропинку к зданию.

Почти метровые сосульки с крыши клуба, правда, решили не сбивать — сложно и хлопотно. Зато поставили табличку: «Осторожно, гололед».

Дом культуры деревни Пронино в Костромской области | Источник: Ольга Ившина/BBC

В клубе собралось человек сорок. Дети в казачьей форме, женщины в русских сарафанах, патриотические песни, строгий и радостный голос ведущей. Кажется, всем в зале немного неловко и хочется домой.

Но в момент, когда из коробки достают орден, атмосфера меняется. Галина Ротанова берет награду в трясущиеся руки и вдруг начинает плакать навзрыд. Ее обнимает стоящая рядом сестра. Они прижимают орден отца к груди и замирают. В зале повисает тишина. Молчат даже скрипевшие весь час половицы.

Источник: Ольга Ившина/BBC
Дочерям Александра Смирнова Галине и Зое только что вручили ордена отца | Источник: Ольга Ившина/BBC

«Большое спасибо этому мексиканцу! Чудо, что есть на свете такие добрые и отзывчивые люди! — говорит Зоя Александровна, не сдерживая слез. — Дай Бог ему и всем, кто помогал, здоровья. И пусть награды всегда возвращаются домой».

Не выпуская из рук орден, дочери красноармейца Смирнова торопливо одеваются. Уже через 20 минут — по щиколотку в снегу — они идут на могилу отца.

«Папка, родненький, а мы орден твой привезли! Ты так плакал тогда… Пусть теперь душа твоя успокоится», — дочери кладут орден на могилу, снова плачут и долго вглядываются в портрет Смирнова.

Источник: Ольга Ившина/BBC

Когда Круз получает фотографию семьи бойца с заснеженного кладбища, он шлет радостный смайлик в ответ.

Мое сердце наполнилось счастьем! Это придает новых сил. У нас в работе сейчас еще пять спасенных нами орденов. Один надеемся вручить родственникам уже в мае, остальные — в течение этого года.
Эдуардо Круз

Триумфализм и история

Наверное, самое сложное и удивительное в этой истории — не путешествие отдельно взятого ордена через полмира и обратно, а то, как все это сосуществует.

С одной стороны — россияне, поставившие на поток продажу боевых наград своих соотечественников. С другой — мексиканец, выкупающий эти ордена на свои деньги.

Источник: Ольга Ившина/BBC

С одной стороны — дорогостоящая программа патриотического воспитания России и масштабные парады. С другой — слабая осведомленность о Второй мировой войне.

По данным ВЦИОМ, 55% россиян не знают почти никаких подробностей того, как и где воевали их родственники. Точную дату начала Великой Отечественной войны смогли назвать только 40% россиян в возрасте от 18 до 24 лет.

«Культ победы в России был возрожден в 2000-е годы с еще большим размахом, чем в советское время. Именно поэтому триумфалисткое отношение к войне продолжает господствовать в СМИ и массовом сознании. И у этого есть как свои положительные стороны, так и отрицательные», — считает профессор Олег Будницкий, директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны Высшей школы экономики.

«С одной стороны, культ победы принес безусловно положительные результаты в плане изучения истории войны. Рассекретили и оцифровали миллионы документов. Появились базы данных потерь и наград. С другой — мы видим рост милитаризации сознания. Яркий пример этого — появление наклеек и лозунгов типа “можем повторить” или попытки каких-то чиновников сделать участие своих подчиненных в акциях памяти о войне добровольно-принудительными. Некоторые символы частично обесцениваются или политизируются. Как это было, например, с георгиевской ленточкой», — поясняет Будницкий.

Еще одна проблема — это укрепление однобокого представления о войне, считает историк:

Если спросить людей на улице, кто сейчас сможет назвать хотя бы примерные боевые потери советской армии? Кто знает, например, что на Курской дуге мы потеряли в четыре раза больше танков и самоходных орудий, чем немцы? Да, мы переломили там в итоге хребет немецкой военной машины, но какой ценой? Если помнить о всех этих аспектах войны, то излишний триумфализм исчезнет сам собой.

***

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.