Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 апреля 2010, источник: АиФ Волгоград

Солдатская баллада

Война искалечила человека, но не сломала судьбу

Здравствуйте! Прочитал в 11 номере АИФ-Волгоград статью о ветеране («Вот пуля просвистела и ага») и понял, что надо тоже написать,  так как если я не напишу, то уже никто не напишет! Хочу рассказать о своем отце — Хомутове Анатолии Степановиче 1926 года рождения, (это как раз тот год, который призывался на войну последним). Хочу написать о том, как война в самом начале жизненного пути искалечила человека, но не искалечила жизнь и не сломала судьбу.

Призыв

Призвали  Хомутова Анатолия Степановича 23 декабря 1926 года рождения в армию, из маленького поселка в Ставропольском крае после 9-го класса, 17 февраля 1944 года. И призывать то его не должны были — на тот момент было ему 17 с небольшим лет.

Его отец довез сына  на телеге до ж/д станции, там всех призывников  посадили в теплушки и через пару дней они были в школе  младших командиров в городе Новочеркасск в запасном полку, где выдали БУ-шное обмундирование, ботинки без портянок и начали обучать военным азам.

Время было голодное, кормили плохо и поэтому самые яркие впечатления от того периода у отца — чувство голода, т.к. кормили по тыловой норме. Учили шесть месяцев, присвоили звание «ефрейтор» и в сентябре 1944 года погрузили в эшелоны и перебросили с маршевой ротой в город Брест на 1-й Белорусский фронт.

Перед отправкой отец заболел малярией, поднялась температура и он мог остаться в школе, но в этом «призыве» было много земляков и он решил все же ехать со всеми. Ехали два дня, т.к. поезд был «литерный» и ему везде была зеленая улица. В  пути врач давал заболевшему солдату лекарства и к Бресту температура спала.

Смертельный «дождь»

В Бресте всех новичков переодели в новое обмундирование, выдали оружие, боеприпасы и пешком (благо дороги в Польше были хорошие) отправили на передний край. По пути в населенные пункты не заходили, шли двое суток по шоссе, в основном ночью. Прямо  с марша вступили в бой за польский населенный пункт, который быстро заняли, так как немцы, отстреливаясь, организованно отступили на заранее подготовленные позиции. В бою никто не погиб из их подразделения и они после боя пекли картошку и радовались как дети.

Название населенных пунктов отец не помнит, так как все было очень скоротечно. Они нигде не задерживались все время были на марше, а населенные пункты, которые видели рядом с шоссе, были пусты.

Ранили отца во втором бою 10 октября 1944 года. По его словам, это произошло у населенного пункта километрах в семидесяти от Варшавы.

Когда  во время атаки они вошли в сосновый лес, их подразделение «накрыло» минометным огнем, а так как в лесу от мин, практически, не  спрячешься (как он рассказывал, мины взрывались, буквально, от соприкосновения с листьями и осколки падали почти  вертикально) погибло  80% подразделения, почти все земляки с которыми он призывался.

Во время налета, отец хотел добежать и укрыться за деревом, как раздался взрыв, он почувствовал удар в голову, упал на спину, но сознание не потерял. Отлежавшись, ощупал себя, понял, что перебита ключица, ранены руки и течет кровь из головы, встал и самостоятельно пошел назад, в дороге все время хотелось пить и вскоре его подобрали санитары, перевязали и направили в тыл. Так война для моего отца кончилась, едва начавшись, в тот момент ему было всего 17 лет и десять месяцев.

В тылу

После ранения санитарным поездом он был перевезен в Сызрань, где хирурги вытащили осколки (как оказалось в последствии не все) из плеч, рук, спины, наложили гипс на перебитую ключицу. О ранение в голову речи не было, т.к. в то время рентген не делали и врачи не обратили внимание на голову и глаз, который к тому времени уже ничего не видел.
23 марта 1945 года Анатолий был выписан из госпиталя с формулировкой «годен к нестроевой службе», но демобилизован не был и был направлен на пересыльный пункт в город Сызрань. С пересыльного пункта его перевели в батальон по погрузке снарядов, где комплектовались снарядами эшелоны на фронт.

Погрузка производилась вручную, норма – один двадцатитонный вагон на человека.  В бригаде было 6 человек, так что в смену загружали по шесть вагонов снарядов, причем кормили их по тыловой норме и при такой нагрузке работа была на износ, ранения не принимались во внимание, время было военное.

Через некоторое время открылась рана на руке и начали выходить осколки, которые не вытащили врачи. Отец снова попал в госпиталь. День Победы он встретил на больничной койке  – ночью вдруг начали стрелять, кричать «Победа!».

С осколком в голове

После Сызрани отец служил в строительном батальоне в городах: Казань, Киев, Харьков, Саратов, Свердловск. Демобилизовался из армии в марте 1950 года сержантом. Награжден  медалями «За боевые заслуги», «За отвагу». После демобилизации сразу же уехал на свою Родину — Ставропольский край, оформил инвалидность –дали 2 группу с пенсией 5 рублей 62 копейки, поступил на работу, закончил заочно десятый класс, потом заочно радиотехнический техникум в Москве.
Во время учебы в 1957 году в Москве проходил знаменитый Международный фестиваль молодежи, как он рассказывал, всё было интересно и впервые: толпы народа, первый телевизор, первые иностранцы, Поль Робсон….

В период обучения начались сильные головные боли, глаз ничего не видел но учебу он все таки закончил и получил диплом радиотехника. Через некоторое время от знакомых он узнал, что в Одессе есть «глазной» госпиталь для инвалидов войны, которым руководил знаменитый профессор Филатов. Но  без направления и рентгена в госпиталь не принимали и поэтому, впервые, в 1954 году ему сделали рентгеновский снимок головы и тут обнаружили осколок, который тогда в 1944 году, вошел в голову мимо носа и глаза, через верхнее веко. Железяка, слегка задев носовую часть, застряла в лобной кости.

В Одессе после обследования был вынесено заключение врача, что осколок вытащить, возможно, но т.к. глаза являются «парным» органом, то при операции можно повредить здоровый глаз и наступит слепота. Со словами «смотри пока смотрится, если что обращайся», отца отправили домой.

После Одессы он работал в аэропорту в Минеральных водах, потом судьба закинула в Сталинград. Работал в аэропорту уже Сталинграда, женился, появились мы с братом. В течение этого времени ранение давало  о себе знать страшными головными болями, бессонницей. Я помню, просыпаясь среди ночи, видел его стоящим на коленях (так меньше болела голова) с головой лежащей на кровати. Глаз начал опухать, он вынужден был сменить работу и вскоре его положили в госпиталь ВОВ, который находился тогда в Сарепте.

В 1962 году глаз удалили, дали инвалидность. В дальнейшем отец работал  электриком. Денег не хватало, подрабатывал на нескольких работах: машинистом в котельной, баянистом в детских садах (музыку, и в частности баян полюбил с детства, играет и до сих пор). Перед пенсией и уже на пенсии долго работал электриком в бывшей «обкомовской» больнице.

Сейчас  Анатолию Степановичу 84 года, инвалид 2 группы, до сих пор в его голове и спине находятся осколки, живет с одним глазом, головные боли и бессонница продолжают мучить, но, как говорит, уже поменьше. Ведет активный образ жизни, причем очень жесткий: утром часовая зарядка, контрастный душ, питается по своей «системе», три раза в неделю ездит на  дачу,  помогает двум внучкам.  9 мая, он оденет свои награды, и обязательно пойдет на парад, потом за праздничным столом «пропустит» стопочку «За Победу!», возьмет баян и мы споем!

Вот вкратце и вся история простого солдата той войны, моего отца, которого мы очень любим и гордимся! Иногда и меня жизнь заставляет «завыть», но перед глазами стоит его жизнь, его история и все куда-то отступает и становиться таким мелким и ненужным!

С наступающим вас праздником Великой Победы!