Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Техника безопасности смартфона Джоэл Московиц из Университета Беркли изучает влияние мобильных телефонов на организм человека
Источник: РИА "Новости"

Большинство местных разъехались. Но населенные пункты до сих пор считаются закрытыми, хотя об особом статусе напоминают лишь заброшенные КПП на входе. Из-за аварийных условий здесь отключен газ, случаются перебои с электричеством и отоплением, отсутствует инфраструктура. Как выживают городки, где не осталось военных, — в материале РИА Новости.

«Застелила кровать клеенкой»

На заброшенном здании с выбитыми окнами — красная табличка «Клуб в/ч 61221». Выше на фасаде оранжевым кирпичом выложено «Слава КПСС», внизу кривыми печатными буквами кто-то написал признание в любви: «Ты согреваешь душу мне, ты озаряешь жизнь мою, с тобой я как в счастливом сне, ты чудо, я тебя люблю». Раньше клуб для офицеров был вроде местного дома культуры — здесь проходили концерты, показывали кино. Сейчас «заброшку» навещают только местные подростки с баллончиками краски.

Источник: РИА "Новости"

Военный городок № 10 — это восемь жилых домов, школа и детский сад. Все здания постепенно разрушаются, в некоторых квартирах невозможно жить из-за плесени.

В 25 километрах отсюда — городок № 12, и там ситуация еще хуже: осталось только два полупустых дома. Вся инфраструктура исчезла вместе с военными, закрылись школа и детский сад.

Раньше в «десятке» были музыкальная школа, кафе, устраивались праздники. А сейчас нет даже продуктового магазина, фельдшерско-акушерского пункта, аптеки. Дома рушатся, стены съедает плесень — недавно начался капитальный ремонт, а до этого несколько десятилетий — никакого обновления. Десятый и 12-й городки из-за статуса военного объекта не находятся на балансе местного муниципалитета.

«Здесь жил офицерский состав и их семьи — люди гораздо более интеллигентные, чем те, кто остался там сейчас. Городок заполнился выходцами из соседних деревень — квартиры сдают дешево, — рассказывает Антон Михальчук, уехавший из этих мест десять лет назад, но часто приезжающий навестить родителей.

Очень высокий уровень пьянства. Дом культуры полностью разрушился, выглядит, как после бомбежки.

— Педагоги работают с детьми только в детском саду и школе — никаких кружков нет. Когда я оканчивал школу, уже отключили газ, были перебои с электричеством, водой, отоплением. В некоторых квартирах температура порой не поднимается выше десяти-тринадцати градусов в течение всей зимы. Водокачку не ремонтировали больше 50 лет. Местные умельцы делают детали из дерева, железа, чтобы она продолжала работать. Управляющая компания только убирает снег зимой, ни о каком ремонте речи не идет".

В аварийных домах люди выживают как могут. «Когда дождь, капает хорошо. На шифоньере три тазика, два — на кровати, на подоконнике — чашка. На распределительную коробку течет. Идет капремонт, как сделают крышу, будем чинить потолок», — описывает будни местный житель, пенсионер Валентин Степанович Чикишев. Вместе с супругой Ангелиной Григорьевной он перебрался сюда больше 40 лет назад. Починки кровли пенсионеры добивались годами — управляющая компания не бралась за это, выручил капитальный ремонт. «Они живут в одном доме с ремонтником из УК, друг друга знают, вместе на лавочке сидят, да для ремонта не было ни средств, ни возможностей. Разве что закупить материалы самим, но там такие большие дыры», — поясняет Антон.

Горячую воду в летний период (с мая до сентября или середины октября) дают по часам.

Источник: РИА "Новости"
«С утра до десяти часов, в обед, потом вечером — часа на три-четыре. Теперь вот, пока крышу кроют, боимся дождика, чтобы не натекло на кровать, застелили клеенкой», — вводит в курс дела Ангелина Григорьевна.

«Держу фотографии на память»

В 1977 году Чикишевы переехали в военный городок из поселка Боровской — там они трудились на птицефабрике, но решили сменить место жительства ради квартиры. «На птицефабрике нам выделили очень сырую квартиру, дети заживо гнили — у нас было двое маленьких. А здесь сразу дали “двушку”, потом и “трешку”, потому что дети разнополые. Работали с женой в котельной до самой пенсии», — вспоминает Валентин Степанович.

Источник: РИА "Новости"

Его супруга добавляет: когда в далеком феврале 1977-го они въезжали в поселок, впечатления были прекрасные.

Здесь была ракетная часть, все благоустроено. Росла такая красивая аллея — как на курорте. А сейчас деревья спилили, неухоженно.

«Раньше был очень большой дом культуры: разные кружки, кино, приезжали творческие коллективы, местные дети выступали. Красиво очень было. У меня остались фотографии — держу у себя на память. Дом культуры развалился лет 15 назад. Так и стоит без крыши», — вздыхает Ангелина Григорьевна.

«Был санаторий, а не городок! — подхватывает Валентин Степанович. — Теперь же дороги разбиты, с колясками женщины ходят — мучаются. Детей много, а площадок нет, заниматься нечем, они бродят неприкаянные. Летом в футбол играют, зимой на коньках катаются, если каток зальют».

Уезжать из «десятки» Чикишевы не собираются, хотя вся их многочисленная родня уже перебралась в крупные города. «У нас восемь внуков и девять правнуков, все разъехались, остались только мы. Нам скоро по 80 лет исполнится, доживать будем здесь. Никуда не хочу ехать. Мы в городке давно живем, привыкли», — объясняет Чикишев.

«Недвижимость ничего не стоит»

В нескольких километрах отсюда — вполне комфортабельный поселок Богандинский. Благоустроенные дома, вся необходимая инфраструктура.

Большинство уже перебрались туда, остались те, кто не могут приобрести новое жилье, и пенсионеры, которые, как Чикишевы, не хотят уезжать.

«Люди покупают жилье в поселке и оставляют квартиры в городке на произвол судьбы — их невозможно продать. Многие не приватизированы, но даже если это частная собственность, их никто не купит. Недвижимость ничего не стоит. Тех, кто не хочет отсюда убежать, практически нет. По большей части в городке сейчас пенсионеры, которые всю жизнь проработали в военной части на гражданских должностях. У них небольшая пенсия. В “десятке” очень сложно находиться, невозможно вести обычную жизнь там, где нет газа, а периодически — воды и света», — сетует Антон Михальчук.

Его родители долгое время работали в военном городке. «Дедушка был полковником в этой части. Родители устроились здесь же: мама — в детский сад, отец — во вневедомственную охрану, получили квартиру, там и остались».

Михальчук признается: городок навевает тоску. «Это даже не депрессивный дух, а ощущение бесхозяйственности, бесконтрольности. Не верится, что завтра будет что-то хорошее».

Источник: РИА "Новости"

«Там очень много проблем»

В администрации Богандинского муниципального образования корреспонденту РИА Новости подтвердили: пока военные городки не передадут в их ведение, они практически ничего не могут сделать, хотя жители постоянно обращаются с просьбами о помощи.

Минобороны планирует передать городки в собственность Богандинского МО, но когда это произойдет, пока неизвестно.

«Пока за счет муниципального бюджета там ничего не делается. К нам обращаются по поводу плохой связи, транспортной доступности, вывоза мусора, отсутствия магазина. По мере возможности решаем их проблемы. Просили перенести остановку (до нее около километра), но не получилось — автобусу негде развернуться. Просили магазин, однако мы не можем заставить коммерческие организации открыть там бизнес. Помогаем с вывозом мусора. Взаимодействие есть, какое-никакое. Там очень много проблем», — прокомментировал РИА Новости Алексей Возовиков, замглавы администрации по общим вопросам.

Он также сообщил, что после того, как военные городки перейдут муниципалитету, жителей 12-го планируют переселить в десятый.