Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля 2010, источник: Вести.Ru

Победа над бюрократией: семья ветерана получала квартиру с боями

Ветеран Великой Отечественной в преддверии 9 Мая одержал свою личную победу — над бюрократией. Николаю Карагодину, который всю жизнь прожил в деревянной избушке без удобств, чиновники много лет отказывались предоставить новое жилье. А всё потому, что барак фронтовика расположен в престижном районе Подмосковья — на Рублёвке.

Последний солдат Великой войны из деревни Усово, капитан запаса, лётчик, бомбивший Берлин, Николай Карагодин оказался забыт и никому не нужен, кроме родной внучки. А вокруг — Рублёвка, земля, которая стоит бешеных денег, дворцы миллионеров. Один из коттеджей навалился боком прямо на разваливающуюся избушку Карагодина. Он здесь родился, отсюда уходил на войну, которую фронтовой лётчик, несмотря на перенесённый инсульт, помнит от первого до последнего дня.

«9 мая у меня в экипаже была замена двигателя на самолёте, и девятого же у нас был облёт после замены», — вспоминает ветеран.

В этой 14-метровой лачуге, без водопровода, отопления, санузла, прописаны сам Карагодин, его тяжело больная дочь и внучка Елена. По её словам, на просьбы об улучшении жилищных условий семьи ветерана чиновники неизменно отвечали: мол, вы в своём уме и так на Рублёвке живёте?!

«Сказали — у вас есть земля, она очень дорого стоит, стройтесь своими силами», — рассказывает Елена Кучмиенко, внучка Николая Карагодина.

В администрации Одинцовского района, однако, утверждают: Карагодина забыли, потому что ни он, ни его родные ни с какими просьбами никуда не обращались.

— А почему он жил в таких условиях, и к нему никто не приходил и никто не смотрел?

— Но у него есть семья. Как работают главы поселений? Мы сейчас примем меры, разберёмся, — сказал Сергей Дорофеев, первый заместитель руководителя администрации Одинцовского района.

Николай Иванович так и не дождался бы жилья, обещанного всем нуждающимся ветеранам к юбилею Победы, если бы не сельский староста Борис Ганохин. Говорит — обидно до слёз стало за старика.

«Я обратился в администрацию, сказал, чтобы прислали комиссию, посмотрели в каких условиях живёт наш ветеран. Приехали, посмотрели, охнули, удивились и пишут письмо: вернёмся к рассмотрению этого вопроса по мере внесения соответствующих изменений или по мере принятия иных законодательных актов. Что это значит, я сам не понял, я понял только что это отписка», — говорит Борис Ганохин.

А дальше начались мытарства родных и односельчан Карагодина. Их месяцами гоняли по кабинетам районных начальников, не говоря ничего определенного. «Возмущает то, что постоянно требуются какие-то бумаги, не было конкретного человека, с которым можно общаться, никто толком не объяснял, — рассказывает Елена Кучмиенко. — Говорит, вы знаете, у меня есть ваши документы, но они не заверены, я вот не верю, ответственность на себя брать не буду, привезите мне их заново».

«После обращения его внучки к нам в администрацию сразу были предприняты меры — он был посещён и поставлен на учёт, признан нуждающимся и квартира ему выделена в установленном порядке», — в свою очередь уверяет Сергей Дорофеев.

По словам внучки ветерана, дело двинулось с мёртвой точки лишь после её обращения на сайт президента. В считаные дни она получила смотровой ордер на квартиру.

Это почти победа, но вот уж действительно, со слезами на глазах. Карагодин ещё не знает, что сможет прописать в новой 36-метровой квартире только одного человека из своей семьи: по социальной норме — 18 квадратных метров на душу. А большего метража, говорят чиновники, ветерану не полагается.