Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 апреля 2010, источник: Вести.Ru

Театр Покровского поставил оперу по Булгакову

То ли воплощение авторской мечты, то ли отступление от авторского замысла. Опера «Бег» задумывалась композитором как грандиозная многочасовая мистерия, желательно, для Большого театра. И вот ее первая постановка — спустя 20 с лишним лет после создания, в зале на сто человек театра имени Бориса Покровского.

Рекордное для этой сцены количество артистов и необычная сценография. Режиссер рассказывает: вначале певцам тяжело давалась авангардная музыка Николая Сидельникова, которому в этом году исполнилось бы 80. Но постепенно этот сложнейший материал захватил всех участников постановки.

«И потом вдруг начался некий психоз. Вдруг все стали слышать, что это хорошая музыка. Актеры стали сидеть до конца, аплодировать после репетиций, вникать в это, а дальше началась борьба за игру в этой опере», — рассказывает режиссер-постановщик Ольга Иванова.

— Я застряла в Петербурге, а мой муж уже в Крыму.

Пьеса «Бег» сыграла роковую роль в судьбе к тому времени признанного и успешного автора Михаила Булгакова. Во МХАТе уже начались репетиции «Бега», когда в октябре 28-го года «Известия» опубликовали статью с призывом «ударить по булгаковщине». Как писатель не увидел ее на сцене, так и композитор Сидельников, создавший оперу, не дождался постановки. Он обращался и к другим сочинениям Булгакова, но тоже не складывалось.

«Он даже начинал работу над балетом “Мастер и Маргарита” с Григоровичем, который, в общем, это идея была зарублена еще в советские времена. В театре говорят вокруг булгаковского “Бега” ореол мистический. Только это не страшит, а интригует. Постановка срывалась столько раз, что этому, пусть и камерному спектаклю, особая цена», — говорит Анастасия Сидельникова, дочь композитора Николая Сидельникова.

Авторы постановки взяли на себя смелость сократить не только задуманную композитором длину спектакля 5 часов, но и уменьшить состав оркестра. Вместо большого симфонического — камерный. Музыку пришлось обрабатывать, и сохранить нужное звучание характеров было непросто.

«Хлудов — это такой страдающий подавленный герой, нужно было выделить и усилить роль бас-кларнета, инструмент низкой разновидности кларнета, инструмент, который очень хорошо воплощает со времен Вагнера состояние подавленности», — поясняет Кирилл Уманский, автор переложения оперы «Бег» для камерного оркестра.

— И чем дальше, тем непонятнее становится кругом.

Взгляд на гражданскую войну — объектный, через сочувствие как красным, так и белым. К этому стремился Булгаков, это, видимо, прочувствовал Сидельников, решивший оперу в двух полноценных частях. Удалось ли камерному театру сохранить идеи двух авторов, решит дальнейшая судьба спектакля.